Тран: Создатель чудовищ, стр. 2

Солдаты альянса успели провыть унизительные слова еще раз, прежде чем из коробочки-пульта вырвался оглушительный звук. И воины наступающей армии явственно различили его. Казалось, само солнце издавало этот пронзительный свист. Союзники запрокидывали головы и щурились на свои многочисленные военные корабли.

Через долю секунды свист превратился в пронзительный визг. Теперь его нельзя было спутать ни с чем. Они уже слышали этот звук при Фоеноне, когда их летающие аппараты пытались вырваться из слепой темноты полночи. На этот раз корабли появились словно из самой середины солнечного диска.

– В небе лучше всего прятаться за солнечным диском, – кивнул Явгмот.

Появившаяся из неоткуда фирексийская воздушная эскадра поднырнула под суда транов. Лучевые пушки захлебнулись выстрелами, в мгновение ока расстреляв флот союзников, превратив его в беспорядочное скопление обломков и клубов дыма.

Искромсанные воздушные суда обрушивали вниз обугленные тела и куски бортового оснащения. Наконец фирексийцы развернули стволы пушек вниз, заживо сжигая солдат, замерших в ущелье.

Варвары струсили первыми. Одни в панике кружились на месте, другие падали на землю, закрыв голову руками. Гномы пытались сопротивляться бешеной атаке. Некоторые в отчаянии швыряли в небо боевые топоры. Минотавры вставали на дыбы в бессильной попытке достать рогами до обшивки низко летящих кораблей, но смертельный град силовых камней отбрасывал их назад.

Теперь равнина стала полем битвы. Вернее, полем смерти. Никакого сомнения в этом не оставалось.

Истерзанные военные корабли союзников с воем падали на землю, погребая под собой сотни и сотни солдат.

– Это оказалось легче, чем я предполагал, – промурлыкал Явгмот.

Затем случилось невероятное: из ущелья загрохотали пушки. Лихорадочный огонь буквально слизнул фирексийские корабли. Их корпуса трескались, словно скорлупа грецкого ореха, настилы палуб взлетали вверх. Будто сраженные одной пулей, на землю рухнули сразу восемь воздушных судов.

Явгмот напряженно наблюдал за происходящим. Батарея ЕГО лучевых пушек, полностью уцелевшая в сражении при Фоеноне, неожиданно появилась в конце колонны союзников!

Выругавшись, он положил руку на пульт, чтобы дать сигнал к новой атаке.

Глухой рокот прокатился по долине. Казалось, ожила сама земля, разверзнув под ногами наступавших сотни воронок с острыми как бритва краями. Солдаты проваливались в них, тотчас же лишаясь ног. Некоторым хватало сил выбраться из смертоносной ловушки, но они тут же попадали в следующую. Кровавые фонтаны били из-под земли, чудовищные металлические косы разрубали несчастных на куски. Поле битвы захлебнулось кровью. Всадники валились с искалеченных скакунов прямо на лезвия подземных мясорубок. Металлический лязг, крики ужаса, хрипы умирающих, хруст перерубаемых костей и кровавое марево слились над долиной в одну ужасающую вакханалию смерти.

Союзники отступали. Многие пытались ползти, подтягивая искалеченные тела, упираясь в предавшую их землю локтями, цепляясь зубами за останки товарищей. Те, кого уже оставили силы, с ужасом смотрели в небо, где еще кружили вражеские корабли.

– Мои прекрасные песчаные крабы, – счастливо вздохнул Явгмот. Из своего бункера он видел, как корчатся в предсмертных судорогах разрубленные тела, видел вываленные в пыль внутренности, отрубленные головы, побуревших от крови солдат, безумно мечущихся в поисках спасения. Главнокомандующий потянулся к своей заветной коробочке, чтобы притронуться к следующему кристаллу. – Поднимайтесь!

Гигантские механические крабы, спрятанные на время под верхним слоем земли, теперь поднимались во весь рост. Проворные металлические ножки-опоры выталкивали могучие корпуса из песчаных дыр. Клешни хватали и перемалывали разрубленные тела транов.

Те варвары и эльфы, которым удавалось ускользнуть от одного краба, спотыкались и натыкались на следующего. Большинство пыталось держаться мужественно. Люди, гномы и минотавры были рады встрече с врагом, в которого они могли метнуть боевое оружие. Но мечи и топоры опускались на их панцири, не нанося крабам никакого вреда. Атаки транов даже не замедлили хода спокойных и невозмутимых машин, которые косили солдат из плоти, как мачете рубит тростник.

А в это время в тылу армии союзников колдовали эльфы. Их заклинания вызвали из-под земли жесткую проволоку, которая стремительно метнулась на поле битвы, опутывая крабов и стягивая их смертоносные клешни. Но вместе с ними в ловушку попадали и солдаты коалиции, намертво прикрученные к своим врагам. Магия действовала на металл механических монстров, на глазах покрывая его ржавчиной, рассыпая в рыжую труху. К несчастью, то же самое происходило и с топорами гномов, и с доспехами минотавров.

Вслед за проволокой показались странные призрачные существа: свирепые медведи, гигантские змеи, деревянные волки, но никто из них не мог противостоять мощи песчаных крабов. Ни одно из этих созданий не было предназначено для биты, в пустыне. Лишь наколдованные эльфами мусорщики оказались в силах нанести противнику хоть какой-то урон. Бесстрашно продвигаясь между останками солдат, они ловко орудовали длинными тяжелыми ломами, втыкая их в панцири вражеских машин и пробивая их до самой земли. Крабы пытались отбиваться, суетливо размахивая острыми клешнями, их тонкие ножки-опоры содрогались еще какое-то время, но вскоре замирали, бессильно повиснув под пробитым брюхом.

* * *

Еще мгновение Явгмот наслаждался зрелищем войны, а затем нажал на своей схеме пять кнопок, и на поле боя ринулись спрятанные до решающего момента пять дивизий фирексийской армии.

Полумашины-полулюди, облаченные в серебристые доспехи, они шагали по долине, словно на учениях, четко печатая шаг, не нарушая стройности рядов, мерно взмахивая боевыми топорами, беспощадно круша все на своем пути: дерево, металл, мозги, кости, – оставляя за собой лишь горы изувеченной плоти. Ничто не могло остановить этих совершенных, фанатично преданных, уверенных в своей победе и готовых не раздумывая погибнуть воинов: в бой вступили стражники Халциона. Они не сдадутся и не остановятся, пока враг не будет уничтожен.

– У них и в самом деле нет шансов, – с притворной печалью в голосе сказал Явгмот.

На севере и юге стало происходить нечто необычное. В небо взметнулись гигантские темно-коричневые тени. Казалось, будто огромные змеи исполняют над долиной некий таинственный ритуальный танец. Смерч? Песчаная буря? Дьяволы из пыли и песка медлили, набирая скорость и силу, впитывая в себя земную мощь. Внезапно зловеще танцующие колонны сорвались с мест и сошлись над стражами Халциона. Передовые колонны серебристых солдат разметало по долине.

– В конце концов и эльфы принесли какую-то пользу. К сожалению, большая их часть погибнет, так и не успев полюбоваться на мой следующий сюрприз. – Явгмот дотронулся до изящно ограненного темного кристалла в самом центре своего пульта.

Из пещеры у основания вулкана Халцион, вслед за последним отрядом стражников, словно откуда-то из нижних миров поднялась и взметнулась к свету массивная фигура, выкованная из темного металла. Громадный скошенный череп с массивной челюстью, утыканной кривыми, как турецкая сабля, зубами, возвышался над сутулыми плечами, оттянутыми вниз мощными металлическими конечностями, в широких ладонях которых можно было сжать и раздавить десяток солдат. Земля содрогнулась и загудела, когда гигант вылез наконец из укрытия и шагнул на поле битвы.

– Чудище! Бегемот! – Тысячи губ прошептали это слово, и воздух наполнился ужасом.

Колосс продвигался по долине, сминая на своем пути тысячи воинов, хватая с земли и давя в ладонях мечущихся в панике врагов. Вслед за первым появился второй бегемот и тоже бросился навстречу насмерть перепуганным захватчикам.

Первое чудовище схватило летающий корабль, пробило стекло кабины и одним движением пальца раздавило череп пилота/Воздушный аппарат рухнул, рассыпавшись на мелкие обломки.

×