Ночь с незнакомкой (Лаки), стр. 1

Сандра Браун

Ночь с незнакомкой

1

Назревали трудности, а он, как назло, был не в настроении.

Лаки Тайлер сидел за стойкой бара и пил уже второй стакан виски с водой. Его раздражал грубый мужской смех, раздававшийся из темного угла заведения, поэтому он наконец поднял голову. Бармен заметил его движение и прокомментировал:

— Представь себе, Малыш Элвин нашел-таки ее!

Лаки только хмыкнул в ответ. Он решил, что девка, которой неприятно общество Малыша Элвина или любого другого парня из его компании, никогда не появится в подобном притоне одна.

Забегаловка открылась лет пятьдесят назад и всегда была настоящим раем для контрабандистов и головорезов всех мастей с их отчаянными подружками.

Насколько было известно завсегдатаям, заведение никогда не имело названия и именовалось в народе просто «забегаловка».

— Встретимся в забегаловке после работы! — так примерно это звучало.

Приличной женщине здесь нечего было делать. Женщины вообще появлялись тут с одной-единственной конкретной целью. Стоило какой-нибудь одинокой пташке показаться в дверях, как в забегаловке открывался охотничий сезон. Так уж повелось: вот почему Лаки не слишком беспокоился о судьбе той, которую обрабатывали Малыш Элвин и один из его наименее привлекательных компаньонов, Джек Эд Петтерсон.

Однако, когда новый взрыв хохота заставил Лаки вновь посмотреть в ту сторону, кое-что показалось ему странным. На столике перед женщиной рядом с полупустым стаканом стояла пивная бутылка. Стакан? Она, должно быть, его потребовала: к таким бутылкам здесь не давали стаканов даже женщинам, Странно, что ей понадобился стакан.

Одета она была не ахти как. Нет, выглядела она ничего, но несколько несовременно. Похоже, она отнюдь не девка и не домохозяйка, мечтающая отвлечься от повседневной работы и отомстить невнимательному мужу. Он не вполне понимал, кто эта женщина, и это его интриговало.

— Давно она здесь? — спросил он бармена.

— Пришла на полчасика раньше тебя… А ты что, ее знаешь?

Лаки помотал головой.

— Значит, она не местная, — грубо польстил бармен, намекая на то, что все местные красотки известны Лаки не хуже, чем налоговому бюро. Впрочем, это не было преувеличением.

— Стоило ей войти, как все встрепенулись, но сразу увяли, увидев, что Малыш Элвин проявил к ней нешуточный интерес.

— Да, он настоящий дамский угодник, это точно, — с иронией заметил Лаки.

Малыш Элвин был восьмым ребенком Кегни и не вполне оправдывал свое прозвище. Так его прозвали с тех пор, как этот гигант несколько лет назад оставил НФЛ.

Он был лучшим игроком защиты «Денвер Бронкс», но один из его приемов сделал игрока Дольфинуса полуслепым заикающимся инвалидом.

Нарушение правил было столь грубым и немотивированным, что руководство команды воспользовалось первой же травмой Элвина и расторгло с ним контракт.

На время своей временной отставки Малыш Элвин вернулся домой в восточный Техас и спелся там с теми, кого бросил много лет назад. Он все еще считал себя футбольным героем…

Пока ни его сомнительные чары, ни его слова не произвели никакого впечатления на женщину, на которую он положил глаз.

Звучащая из музыкального ящика баллада Джорджа Стрейта мешала Лаки слышать слова, которыми они обменивались, но, когда Малыш Элвин опустил свою мясистую лапу ей на плечо, она стряхнула ее и потянулась за сумочкой. Попытка ускользнуть не удалась. Малыш Элвин Кегни и его подпевала Джек Эд Петтерсон, только что отсидевший срок в Хантсвилл-ской государственной тюрьме за вооруженное нападение, преградили ей путь.

Лаки вздохнул. Надо что-то предпринять, но, черт подери, ему абсолютно неохота. Дела его шли неважно, близилась выплата займа. Сьюзан недвусмысленно намекала на бриллиантовое кольцо. Драка с этими грубиянами — Малышом Элвином и Джеком Эдом — никак не входила в его планы.

Ну, а если бы на ее месте оказалась его сестренка Сейдж? Он был бы рад, если бы какой-нибудь честный парень пришел ей на помощь. Конечно, Сейдж умнее, она не попадет в подобную ситуацию. Но нельзя же отказывать женщине в защите только потому, что у нее не хватило сообразительности!

Сколько раз отец говорил и ему, и его старшему брату Чейзу, что если леди отвечает на твои ухаживания «нет», значит — нет. Все. Никаких вопросов. Женщина может заставить парня настаивать и передумать в самую последнюю минуту, но если она ответила «нет», значит — нет!

В ушах Лаки до сих пор звучала лекция, которую ему прочла мать, когда он, учась в десятом классе, принес домой маленькую сплетню, что Друсилла Хоккинз «сделала это» прошлой ночью.

То, что происходило на заднем сиденье синего «Доджа» ее приятеля, стало предметом живого обсуждения всей школы.

Лори Тайлер не заинтересовалась смачными подробностями грехопадения мисс Хоккинз. Она строго предупредила своего младшего сына, чтобы он больше никогда не слушал, как порочат чью-то девичью репутацию, даже если сплетня имеет под собой все основания. Она убедила мальчика, что он должен относиться к женщине с почтением и уважением. Это была такая страстная и язвительная лекция, что Лаки помнил ее и теперь, двадцать лет спустя, в возрасте тридцати двух лет.

Он пробормотал себе под нос грязное ругательство и осушил стакан. Есть вещи, которые приходится делать, не сообразуясь со своим желанием. Сейчас был как раз тот самый случай.

Лаки спустил ноги на пол и потянулся, намереваясь встать.

— Осторожней, Лаки, — предупредил бармен. — Они пили весь вечер. Ты знаешь, каким подлым бывает Малыш Элвин, когда надерется… А тут еще этот Джек Эд…

— Обойдется!..

— Возможно, но, если ты вмешаешься, тебе придется туго…

Похоже, всем в забегаловке стало немного не по себе как раз тогда, когда Лаки покинул свое место за стойкой: игровые автоматы замолчали впервые за многие часы. Игроки пытались разобраться, что к чему. Точно такое же затишье воцаряется перед бурей.

Выпивохи за стойкой и даже те, что сидели в отдельных кабинках, прекратили беседу, следя за стремительным рывком Лаки туда, где женщина требовала, чтобы Малыш Элвин освободил ей путь.

— Мне нужно идти!

Лаки не обманул ее спокойный голос.

— И куда же ты спешишь, милочка? — проворковал Элвин и так дернул головой, что женщине пришлось отпрянуть в самый угол кабинки. — Мы только начали веселиться!

Джек Эд по-шакальи захихикал, поддерживая своего дружка. Лаки оборвал его смех:

— Сдается мне, Элвин, леди вовсе не так весело…

Малыш Элвин обернулся со всей грацией, ловкостью и темпераментом буйвола, которому дали хорошего пинка под зад. Лаки, сунув пальцы под ремень, стоял и улыбался. Только дерзкий наклон темно-русой головы да холод синих глаз выдавали всю серьезность его намерений.

— Отцепись, Тайлер! Это не твое дело.

— Видимо, мое. Я тоже не прочь попытать счастья, раз уж такой кусок мяса, как ты, не заинтересовал прекрасную леди.

Лаки одарил женщину теплой улыбкой и подмигнул так, как обычно подмигивал женщинам в самые ответственные минуты.

— Познакомимся?

Малыш Элвин что-то прорычал и сделал гигантский шаг к Лаки, которого он превосходил на три дюйма в росте и на сто фунтов в весе. Казалось, огромный кулак вот-вот обрушится на смельчака.

Лаки при всей своей напускной беспечности был готов к нападению. Он молниеносно парировал удар и, поднырнув, схватил Джека Эда и отбросил его к игральным автоматам. Все в заведении слышали, как у Эда клацнули зубы.

Нейтрализовав одного, Лаки повернулся, но, к сожалению, его правый глаз оказался прямо на пути таранящего кулака Элвина. Когда-то в детстве лошадь подобным образом лягнула Лаки. Ему тогда было лет двенадцать, и он упал замертво. Элвин ударил сильнее лошади.

Все тело Лаки заныло от боли. Еще немного, и его желудок вот-вот выплеснет наружу свое содержимое — два стакана виски и воды. И в таком состоянии ему предстояло либо продолжить схватку, либо умереть от рук разъяренного Малыша Элвина Кегни.

×