За кулисами второй мировой войны, стр. 2

Кроме того, в научный оборот введены документы из английских архивов "Public Record Office" — протоколы заседаний кабинета министров, премьер-министра, Форин оффиса и других английских министерств, позволяющие проследить политику правящих кругов Англии накануне и в период второй мировой войны.

Из опубликованных и имеющихся в СССР зарубежных источников автором критически использованы: "Documents on British Foreign Policy", "Documents on German Foreign Policy", "Foreign Relations of the USA", "The Conferences at Teheran and Cairo", "The Conferences of Malta and Yalta", "The Conference of Berlin" ("The Potsdam Conference"), "Parliamentary Debates… Congressional Record", а также мемуары, труды зарубежных буржуазных авторов и др.

Неоценимую помощь при написании книги оказали мемуары, монографии, коллективные труды советских авторов, особенно "История Великой Отечественной войны Советского Союза", т. 1–6. М., 1960–1965; "История второй мировой войны", т. 1–12. М., 1973–1979; "История международных отношений и внешней политики СССР. 1939–1945", т. II. М., 1967; "История внешней политики СССР 1917–1980 гг.", т. I — П. М., 1981.

Наряду с этим автор опирался на работы советских исследователей, посвященные отдельным дипломатическим проблемам второй мировой войны.

Прошло 40 лет после сокрушительного разгрома гитлеровской Германии и милитаристской Японии. "Все дальше, в глубь истории, — писал маршал Василевский, — уходят события Великой Отечественной войны. Но время не властно над людскими сердцами. В них живет и всегда будет жить слава о подвигах и мужестве тех, кто защищал социалистическую Родину, спас мир от фашистского порабощения, отстоял светлое будущее человечества".

Уроки истории не должны быть забыты. Рабочий класс, все демократические революционные силы, широкие народные массы активно борются за мир и укрепление международной безопасности, выступают против поджигателей новой мировой термоядерной войны."…Нет сейчас ни для одного народа вопроса более существенного, более важного, — говорилось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии, — чем сохранение мира, чем обеспечение первейшего права каждого человека — права на жизнь".

Глава I

Операция "Вайс"

Более сорока пяти лет тому назад в центре Европы произошло крупнейшее событие, в корне изменившее всю международную обстановку: фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на Польшу. Началась вторая мировая война, многие годы готовившаяся правящими кругами государств фашистского блока — Германии, Италии и Японии и так называемых "демократических государств".

Вторая мировая война, начавшаяся вопреки замыслам правящих кругов Англии, Франции и США со схватки двух капиталистических коалиций, на первом этапе с обеих сторон была империалистической.

Захватывая Польшу, германский фашизм сделал первый шаг к реализации своей "восточной программы" расширения "жизненного пространства". Польша должна была стать плацдармом для дальнейшего продвижения на восток и нападения на СССР.

Мюнхенская политика чемберленов и даладье, направленная против Советского Союза, провал по их вине англо-франко-советских политических и военных переговоров поощрили фашистских агрессоров к новым военным авантюрам.

Но фашистские политики при всем их авантюризме не могли не считаться с военной мощью Советского государства, понимали опасность войны против СССР. Поэтому военно-стратегические планы Германии, и в частности директивы "О проведении объединенной подготовки к войне", составленные еще в 1937 г., предусматривали войну против западных держав.

В апреле 1939 г. верховным командованием германской армии (ОКБ) была принята директива "О единой подготовке вооруженных сил на 1939–1940 гг.", составной частью которой являлось проведение операции «Вайс» нападение Германии на Польшу и молниеносный разгром этого государства.

Германская программа завоевания мирового господства исходила из военного разгрома Англии и Франции на западе, Польши — на востоке. В секретных протоколах созванного Гитлером совещания командующих видами германских вооруженных сил, состоявшегося 23 мая 1939 г., говорилось о подготовке войны против Англии, Франции и Польши.

Гитлер указывал, что "расширение жизненного пространства на востоке" начнется за счет Польши. "Поэтому, — сказал он, — нам осталось одно решение: напасть на Польшу при первой удобной возможности".

Гитлер уточнил, что цель — уничтожение Польши, ликвидация ее живой силы, к чему следует стремиться всеми способами. Выполнение задачи: любыми средствами… Проведение операции: твердо и беспощадно! Не поддаваться никаким чувствам жалости или сострадания.

Если бы на помощь Польше пришли Англия и Франция (хотя Гитлер был почти уверен, что этого не произойдет), он был бы готов воевать и с этими державами. "В таком случае придется сражаться в первую очередь против Англии и Франции… Англия — наш враг, и конфликт с Англией будет борьбой не на жизнь, а на смерть".

Весной 1939 г. советские полпреды в Лондоне и Париже доносили в Москву: в Англии и Франции все более отчетливым становилось мнение, что "ближайший германский удар будет нанесен на запад и под… этот удар в первую очередь попадет Франция".

Фальшивые гарантии Чемберлена

Гитлер прекрасно знал цену английским «гарантиям» Польше, данным Н. Чемберленом еще 31 марта 1939 г. Выступая в парламенте, английский премьер-министр воинственно восклицал: "…В случае любой акции, которая будет явно угрожать независимости Польши и которой польское правительство соответственно сочтет необходимым оказать сопротивление своими национальными вооруженными силами, правительство Е. В…считает себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая в его силах".

В тот же день, 31 марта, состоялась встреча Ллойд Джорджа и Чемберлена. Лидер либералов обратился к премьеру с вопросом, будет ли привлечен СССР к блоку миролюбивых держав. Чемберлен ответил отрицательно. Тогда Ллойд Джордж спросил, как же при таких условиях Чемберлен рискнул выступить со своей декларацией, грозя войной Германии. Ведь без активной помощи СССР "никакого "Восточного фронта" быть не может". При отсутствии твердого соглашения с СССР, сказал Ллойд Джордж в заключение, "я считаю ваше сегодняшнее заявление безответственной азартной игрой…".

Однако Чемберлен и его сторонники придерживались иного мнения.

В начале апреля 1939 г. в Лондон прибыл польский министр иностранных дел Бек. Правительства Англии и Польши заявили о своей готовности заменить временное и одностороннее обязательство постоянным соглашением о взаимопомощи на случай прямой или косвенной угрозы одной из стран.

В действительности Чемберлен не спешил с заключением такого соглашения. Аналогичные туманные обещания Чемберлен и Даладье готовы были представить Румынии и Греции.

Предоставляя «гарантии» малым странам, английские и французские политики отнюдь не заботились об их целостности и суверенитете. Наоборот, они хотели использовать эти «гарантии» как фактор давления на Германию в ее переговорах с Англией. Представители английского правительства в ходе секретных переговоров с немецкими дипломатами заявляли о готовности немедленно отказаться от своих обязательств малым странам во имя англогерманского сговора. «Гарантии» английских политиков были лишь разменной монетой в торге с агрессорами, средством обмана масс, продолжением политики «умиротворения» в модифицированном виде. Вот почему Гитлера не беспокоили эти фальшивые «гарантии» Чемберлена. Если в период Мюнхена в качестве цены за сговор с фашистской Германией послужила Чехословакия, то летом 1939 г. ею, по расчетам англо-французских политиков, должна была стать Польша. "Англия и Франция, — говорил Гитлер, — дали обязательства, но ни одно из этих государств не желает их выполнять… В Мюнхене мы видели этих убогих червей — Чемберлена и Даладье. Они не решатся напасть".

×