Второе правило волшебника, или Камень Слёз, стр. 236

Коснувшись своего гладкого подбородка, Ричард улыбнулся:

– Нету. Я больше не буду носить бороду.

Нос Гратча сморщился от отвращения, и гар издал недовольный горловой звук.

– Ничего, привыкнешь! – засмеялся Ричард.

Они мирно сидели рядом в лучах утренней зари.

– А ты знаешь, Гратч, что я волшебник?

Гратч издал звук, означающий смех, и недоверчиво нахмурился. Ричард не имел ни малейшего представления, откуда гару известно, что такое волшебник. Гратч постоянно изумлял его своими познаниями и тем, что способен понять.

– Нет, правда. Я волшебник. Вот, я тебе сейчас покажу. Сотворю огонь.

Ричард повернул руку ладонью вверх и призвал силу. Но, как ни старался, ничего не вышло. Ни единой искорки. Ричард вздохнул, а Гратч забулькал от смеха, сотрясая крыльями.

И тут он внезапно вспомнил слова, сказанные Денной. Он тогда спросил ее, как ему удалось совершить то, что он сделал в Саду Жизни. Она поглядела на него, и в ее глазах была глубина и покой, а потом улыбнулась и ответила: «Гордись тем, что сделал правильный выбор, Ричард. Выбор, который позволил произойти тому, что должно. Но да не поселится в твоем сердце гордыня от мысли, будто все сделал ты один».

Ричард подумал, а где, собственно, граница? Однако он понял, что ему еще многому нужно научиться, прежде чем он станет настоящим чародеем. Он даже не был уверен, что хочет им стать, но теперь смирился с тем, кто он есть на самом деле – тот, кто рожден с даром, тот, кто рожден быть камнем, брошенным в пруд. Сын Даркена Рала, имевший счастье вырасти с любившими его людьми. Ричард ощутил локтем рукоять меча. Этот меч был создан для него.

Он – Искатель. Настоящий Искатель.

Мысли Ричарда снова обратились к призраку той, что после смерти принесла ему больше счастья, чем доставила боли при жизни. Он был рад, что Денна обрела покой. Ничего другого он не мог бы пожелать ей. Ей, которую любил.

Очнувшись от размышлений, он потрепал гара по лапе.

– Погоди минутку, я сейчас кое-что принесу.

Ричард сбегал на кухню и утащил оттуда баранью ногу. Когда он примчался обратно, Гратч от возбуждения нетерпеливо приплясывал на ступеньках. Усевшись, они принялись есть: Ричард – свой суп, а Гратч – мясо.

Когда они все съели – причем Гратч сгрыз даже кость, – Ричард достал из кармана длинный локон Кэлен.

– Это принадлежит женщине, которую я люблю. – Гратч задумался, потом поглядел на юношу, протянул лапу и взял длинную прядь. – Я хочу, чтобы это было у тебя. Я ей рассказывал о тебе и объяснил, что ты для меня значишь. Она будет любить тебя, как я, Гратч. Она никогда тебя не прогонит. Ты можешь оставаться с нами, сколько захочешь и когда захочешь. Дай-ка мне его на минутку.

Гратч протянул ему прядь. Ричард снял с шеи ремешок, на котором висел зуб Скарлет. Он ему больше не понадобится, ведь Ричард уже использовал его, вызвав дракониху. Привязав длинную прядь к ремешку, Ричард надел его на шею Гратча.

Гар погладил локон когтем и расплылся в улыбке, сморщив нос и демонстрируя все свои клыки.

– Я сейчас отправляюсь к ней. Хочешь пойти со мной?

Гратч радостно замотал головой, прядая ушами и хлопая крыльями от энтузиазма.

Ричард оглядел раскинувшийся перед ним город. По улицам двигались войска. Много войск. Армия Имперского Ордена. Довольно скоро они наберутся храбрости выяснить причину гибели Высшего Совета, даже если это дело рук волшебника.

Ричард улыбнулся:

– Тогда я, пожалуй, пойду возьму лошадь, и мы двинемся. Думаю, нам лучше убраться отсюда.

Он посмотрел на разгорающийся день. Легкий теплый ветерок раздувал плащ мрисвиза. Скоро весна.

×