Гражданин преисподней, стр. 2

Жестоко кусанув Ведьму, он погнал ее впереди себя навстречу неведомой опасности. Дескать, показывай, дешевка, что там тебе не нравится!

В успех этого предприятия Кузьма не очень-то верил (зверь он и есть зверь, пусть даже дрессированный – мозгами шевелить не умеет), но и отступать не спешил. Если путь впереди перекрыт, придется делать такой крюк, что он рискует остаться и без пищи, и без питья, которых на этом уровне и в эту пору сыскать просто невозможно.

В томительном ожидании прошло столько времени, что светляк мог бы прочесть самую длинную молитву, а темнушник – выложить все известные ему богохульства. Далеко впереди раздавались странные звуки. Можно было подумать, что Князь и Ведьма обнаружили нечто съедобное и сейчас интенсивно утоляют свой неизбывный голод.

Внезапно Бритва, продолжавшая трепыхаться под рукой Кузьмы, затихла. Послышался приближающийся шелест крыльев. Стая оживилась, приветствуя возвращение вожака.

Князь вел себя так, словно совершил нечто из ряда вон выходящее. В руки Кузьмы он не давался, явно вызывая его на торг. Пришлось снова вытаскивать поилку. В обмен на глоток водяры Кузьма получил крошечный огрызок резиновой трубки, с обеих сторон которой торчали колючие металлические усики. Скорее всего это был фрагмент кабеля связи.

Ситуация начала проясняться. До владений метростроевцев было еще далеко. Светляки всякой техники принципиально чурались. Значит, где-то поблизости находятся темнушники, которые если на что и молятся, так только на провода и телефонные аппараты. Самих себя они иногда так и называют – связисты. Дескать, отцы и матери наши были связистами, а семейные традиции забывать нельзя. Хотя с кем сейчас связываться? Разве что с призраками…

Кузьма снова двинулся вперед, ощупывая посохом потолок и стены туннеля. Вскоре наконечник лязгнул о что-то пустотелое, вроде кастрюли. Кузьма осторожно ощупал свою находку, оказавшуюся тонкостенной полусферой, установленной на подвижном металлическом кронштейне. Мох вокруг был вырублен до самого камня.

Отвинтив три барашка, которыми полусфера крепилась к основанию, Кузьма нашел внутри пучок проводов и несколько хрупких деталек. Нетрудно было догадаться, что этот прибор предназначен для обнаружения движущихся объектов. Действовал он скорее всего по тому же принципу, что и природный эхолокатор летучих мышей, только частоту излучал столь высокую, что ее могли уловить только самки, особо чувствительные в период беременности.

Сигнальный кабель, перегрызенный Князем, не мог быть слишком длинным, такие вещи сейчас в редкость, кустарным способом их не изготовишь, а значит, сторожевая застава темнушников находится где-то поблизости.

Стало быть, проблема с выбором маршрута решилась сама собой. Темнушники, правда, особым гостеприимством никогда не отличались, но таких людей, как Кузьма, даже они встречали с распростертыми объятиями.

Поскольку сигнальная система уже зафиксировала появление чужака, таиться дальше не имело смысла. Тот, кто крадется тайком, всегда вызывает подозрение. Хорошо еще, если ему только мешок на голову накинут, а то ведь и пиропатроном могут угостить, дабы мох-костолом сделал кровавую работу за других.

Кузьма стал на ходу постукивать рукоятью посоха по поилке. Встречайте, дескать, гостя, который идет к вам не таясь, без всякого злого умысла.

Внезапный шум заставил стаю насторожиться, однако Князь, на которого, в отличие от людей, алкоголь действовал самым благотворным образом, быстро навел порядок. Он же и возглавил очередную разведывательную вылазку.

Впрочем, летучие мыши вернулись очень скоро. Судя по телодвижениям Князя, впереди были люди. Реальной опасности они не представляли, но все равно держаться нужно было настороже.

За столь ценную, а главное, точную информацию Князь рассчитывал получить внеочередное угощение, однако на этот раз его ожидало разочарование. Водяра была на исходе, ее полагалось беречь.

Под аккомпанемент немелодичного лязга Кузьма преодолел еще шагов сто и едва не споткнулся, ступив с мягкого мохового слоевища на голый камень.

Темнушникам надо было отдать должное. Убрав вокруг заставы весь зловредный мох, они действовали разумно. Теперь здесь можно было и светильник зажечь, и закурить спокойно, а в случае нужды даже пальнуть из какой-нибудь игрушки-хлопушки.

Шагать по камню было как-то непривычно. Подкованные железом сапоги Кузьмы цокали так, что отпала нужда колотить в поилку. Дабы окончательно доказать свое миролюбие, он зажег походную лампу, заправленную все той же водярой.

Стая, чуравшаяся яркого света, сразу разлетелась по темным углам, а Кузьма с любопытством огляделся. Из бетонных стен, еще хранивших следы опалубки, торчало ржавое железо. На полу сохранились борозды от рельсов узкоколейки. Надо полагать, что в прежние времена этот туннель служил для военных нужд. Здесь, наверное, готовили погибель врагам или, наоборот, собирались отсидеться в случае поражения.

Туннель перегораживала стенка, сравнительно недавно сложенная из тесаного камня. В ней имелась амбразура для стрельбы и щель для прохода, в которую взрослый человек мог протиснуться только боком. Конечно, это была еще не настоящая застава (та и шлюзовой камерой была оборудована, и вошебойкой, и металлоискателем, и еще черт знает чем), а так – выдвинутый на ничейную территорию передовой пикет.

Надо сказать, что те, кто скрывался за стенкой, несли свою службу из рук вон плохо. Не несли, а влачили, если так можно выразиться.

Кузьма посвистел, потопал ногами, помахал лампой (жуткие тени забегали по потолку и стенам) – но все безрезультатно. Пришлось вступить в чужие владения без разрешения хозяев.

За стеной он нашел немало интересного. Например, полевой телефон, трубку которого так и хотелось снять. А еще – прибор сигнализации на пять номеров, один из которых оповещал о тревоге. Вся эта хитрая техника питалась от самодельного аккумулятора, формой и размерами похожего на гроб. Тут же находился и велогенератор. Стоило только покрутить его педали, как под потолком затлела слабенькая электрическая лампочка.

На обширной каменной плите, служившей столом, лежала всякая дребедень – грифельная доска с непонятными значками, разноцветные мелки, недоеденный сухарь, самодельная зажигалка.

Короче говоря, много чего здесь было. Вот только люди отсутствовали. Неужели Князь опять дал промашку?

Ну что же, пользу можно было извлечь и из такой ситуации. По неписаным законам подземного мира, имущество, оставленное хозяевами без присмотра, считалось ничейным. Не грех им и поживиться. Телефон и велогенератор были ему, конечно, ни к чему, но вот еду стоило поискать. Пригодились бы и другие мелочи – водяра, одежда, пиропатроны.

Подняв лампу над головой, Кузьма занялся осмотром туннеля. Вскоре его стены раздались в стороны, а потолок ушел на недосягаемую для света высоту. Дабы не пропустить какую-нибудь потайную дверцу, он тщательно обстукивал бетонную поверхность посохом. Следовало бы, конечно, позвать на помощь стаю, да уж ладно – пусть отдохнет немного.

Случайно оглянувшись, Кузьма заметил, что подошвы его сапог оставляют четкие следы. Интересно, куда это он успел вляпаться? Ведь пол здесь вроде бы сухой… Осторожно тронув след и понюхав то, что осталось на кончике пальца, Кузьма поморщился. Не любил он такие дела, очень не любил…

Пришлось возвращаться. Уже через пару десятков шагов он наткнулся на большую лужу свежей крови, которую раньше почему-то не заметил. Натечь она могла только сверху.

Отступив назад, Кузьма направил свет лампы на стену. Там, на высоте три-четыре человеческих роста, из бетона торчали ржавые кронштейны, служившие раньше для размещения каких-нибудь кабелей или трубопроводов.

Каждый кронштейн толщиной превосходил руку. Назвать их концы острыми было никак нельзя. И тем не менее на шести кронштейнах подряд были насажены человеческие тела. На этот раз Князь оказался прав как никогда. Люди здесь действительно были, но никакой опасности из себя уже не представляли.

×