Город призраков, стр. 4

— Что значит в явной или неявной?.. — заорал я, пытаясь перекричать громовой глас повелителя Города Призраков. Странно, но он меня услышал.

— Явно… — строго сказал он. На той стене, где исчезли окна, вновь засверкало световое пятно, но вместо мультфильма замелькали кадры, которые детям до шестнадцати смотреть не рекомендуется.

— Неявно… — голос стал заметно тверже. Переплетение тел исчезло с экрана и на нем возникла серая картина, на которой был виден участок обшарпанной квартиры. Полная женщина в замызганном халате стояла в согнутом положении и устало шлепала объемистой тряпкой по грязному полу. На ободранном диване были разложены детали почерневшего утюга, а неопрятного вида мужчина в майке и рваных спортивных штанах прикручивал куда-то очередной винтик. Его затуманившиеся глаза уставились в невидимую отсюда точку, а над головой парили смазливые формы призрачных женщин.

— Как только она перестанет быть самой лучшей… — донесся откуда-то издалека голос чудовища.

— Но так ведь невозможно, — ошеломленно прошептал я. — Никто никогда не справится со своими мыслями и желаниями. Главное — реальные поступки, а не…

— Правила устанавливаешь не ты, — лицо Девушки-Смерти приблизилось ко мне. — Я буду твоей прямо сейчас! Хочешь?..

Девичья рука легла мне на плечо. Она, действительно, была теплой.

— Неужели нет другого выхода?! — затравлено закричал я.

— Нет, если хочешь, будем биться, — пасть разверзлась в радостной улыбке. Острые пальчики щелкнули и исторгли длиннющую молнию, разнесшею вдребезги одну из дальних колонн в четыре моих обхвата. Откуда-то из тьмы выскочили черные карлики и начали шустро и молчаливо собирать обломки в единое целое.

— Согласен? — злобно спросил монстр.

— Нет, — отказался я. Девушка-Смерть улыбнулась соблазнительно-соблазнительно.

— Тогда принимай Слово! — Клыки оказались чуть ли не у моего лица. Из пасти монстра доносился запах меда.

— Принимаю, — моя голова понуро кивнула. С пальца чудовища сорвалась рубиновая звездочка, подлетела ко мне, легонько стукнула о грудь, кольнула и проникла внутрь. Я стоял с грустным видом. Клыки ухнули вниз и на их месте оказались глаза.

— А ты почувствуй преимущества своего положения! Вникни! Как только она тебе надоест, опротивеет, перестанет понимать, лишь подумай о другой. И все! Многие сейчас отдали бы свою душу, чтобы поменяться с тобой местами. Ты и сам поймешь это. Не сейчас, но лет через двадцать наверняка.

— Но ведь через двадцать лет она уже такой не будет!!! — я мучительно отыскивал лазейку.

— Я ее приму любой! — вскричал хозяин замка. — По законам чести я не вправе больше становиться в очередь. Я сделал выбор. Как сделал его и ты. Я ждал три тысячи семьсот лет! Что для меня еще каких-то двадцать?!

Легкий звон пробежал по залу. Сумеречное сияние вокруг Светы растаяло и сменилось другим, будто мою жену освещал неведомо как забредший сюда солнечный луч.

— Она проснулась, — прошипел монстр. Что-то в его груди булькнуло и оттуда вырвалось влажное щупальце, скрутившее меня и плотно прижавшее к холодной чешуйчатой ноге.

Света медленно поднялась и огляделась по сторонам, чуть прищурив глаза. Наверное, из ее светлого круга не слишкои просто было разглядеть что-то определенное. Наконец, ее взор остановился на нашей безмолвной композиции.

«Где это я?» — спросила бы на ее месте любая другая девушка, растерянно хлопая глазами. Любая другая, но не Света. Я ее и любил за то, что она умела мгновенно оценить окружающую обстановку и принять наиболее верное решение, а не ждать, когда кто-нибудь примет решение за нее. Разглядев меня в багровых сумерках, она чуть заметно улыбнулась. Монстр заметил ее реакцию и рывком щупальца выставил меня вперед, а затем громогласно объявил:

— Это его последние минуты, если ты не согласишься покинуть его и остаться здесь, со мной, навсегда!

— Ничего себе!!! — завопил я, не в силах разжать захват. — А как же правила?!

Щупальце крутанулось, поднялось повыше и зажало мне рот.

— Он прав, — осторожно заметила Девушка-Смерть. — Нам не следует нарушать законы.

Видимо, ей очень хотелось стать моей, да только я не желал близко знакомиться со своей Смертью.

— Хорошо. Ему ничего не грозит, — устало произнес хозяин замка, чуть отпустив захват, а затем в его голосе появилось нечто звездно-душевное. — Оставайся со мной! У тебя будет все, что ни пожелаешь. Мы будем вести самую увлекательную игру во вселенной, управляя огромными армиями и отрядами невиданных героев. А когда нам это надоест, мы отправимся в далекие миры, многие из которых не увидит никто и никогда. Но если ты заскучаешь, я открою для тебя потайную комнату здесь, в замке. Там хранятся все чувства и ощущения, которые по силам испытать твоей сущности. И наступит новая эпоха и новая игра…

— Нет, — сказала Света. — Жизнь стоит выше любой, даже самой прекрасной игры. Неужели ты еще этого не понял?

— Ты сделала выбор?

— Я сделала выбор, — подтвердила свое решение Света, и голос ее стал невиданно жестким. — Отдай мне моего парня.

Щупальце разжалось окончательно и с хлюпаньем исчезло в темных глубинах помрачневшего существа.

— Слов больше не будет. — просто сказал он. — Наша новая и последняя встреча обязательно состоится. Лет так через семь, двенадцать или двадцать пять.

— Не думаю… — успела произнести Света и мир вокруг нас закрутился с ужасающей скоростью.

* * *

Утром, проснувшись, Вася недовольно протер глаза и, безуспешно поискав чего-нибудь, что бы могло спасти его от ужасающего сушняка, опечалился. Пришлось вставать и тащиться на кухню, попутно спрашивая у каждого встречного: «Когда выпить дадут?!» Тщательно опохмелившись, Вася повеселел и тут же вспомнил, что вчера так и не осуществил задуманное.

— Надо бы… того… невесту украсть, — пробормотал он, завидев молодоженов, прижавшихся друг к другу и не разжимавших каких-то отчаянных объятий.

Больше Васю в этот дом не приглашали.

(Июнь, 1997)

×