Город призраков, стр. 2

* * *

Место вокруг оказалось вовсе несусветное. А уж о том, как я сюда попал, лучше вообще не думать, так как за моей спиной расстилалась вымощенная улица. Я не стал рамышлять, куда делись кирпичные повороты, а предпочел осмотреться по сторонам. Небо скрывала однородная беспросветная пелена свинцового цвета. Небольшие облака более темной окраски быстро пробегали ниже нее, подгоняемые суровым ветром, властвующим там, наверху. Внизу, где стоял я, было спокойно и тепло. Как то уж слишком спокойно.

Улица, на которой я стоял, состояла из трех и четырехэтажных домов. С первого взгляда своим стилем они напоминали нечто, похожее на стандартные серые хрущевки, но такое впечатление оказывалось обманчивым. Как только взгляд становился более пристальным, контуры зданий искажались, прямые углы становились волнистыми линиями, а темные прямоугольники окон расплывались в затягивающие взор дыры. И почему-то не хотелось покидать внешнюю сторону улицы, забираться во дворы и отыскивать двери, уводящие в сумрачные подъезды этих странных зданий. На улице тоже было невесело. Дома словно играли со мной в странную игру, то наклоняясь ко мне всем своим корпусом, грозя обрушиться на мою и без того несчастливую голову, то окутываясь серебристым туманом. Нигде не было видно ни одного дерева. Только дома. Дома, сплетенные в неширокие мощенные улочки, которые образовывали извилистые проходы, среди всей этой каменной мешанины.

Я внезапно догадался о причине царящего вокруг спокойствия. Здесь не было ничего живого. Но что-то все же было. Мертвое. Или утратившее какую-то грань живого. Как яркий игральный кубик, который можно вращать в руках, последовательно угадывая выпадающие очки. Вот единичка. Вот две точки. Три. Четыре. Вот целых пять… А вместо последней грани лишь мертвая черная пустота. Что-то существовало в этом мире, перемешавшись с серой пеленой облаков, с призрачными стенами домов и даже с камнями мостовой, по которой ступали мои ноги. Что-то, потерявшее часть своей сущности и смирившееся с этим. Так может и я оказался здесь только потому, что исчезла Светлана, а где-то внутри боль уже успокоилась, вытесненная непонятным спокойствием. Но это было неправильно.

Я приподнял взор повыше и уперся взглядом в строение, разительно отличающееся от всех остальных. Черный замок нависал над городом, словно страшный центр этого непонятного мира. В нем не было восточной размашистости, индийской изящности или готической строгости. Он напоминал кучу черных стволов, растущих из одного корня и в борьбе за существование сцепившихся друг с другом в невообразимых переплетениях. Отсюда не было видно ни замковых ворот, ни окон, если таковые вообще имелись. Но чувствовалась грозная мощь, исходящая из черных стен. Почему-то мне не захотелось идти к нему, и я свернул в боковую улочку. Однако положение не улучшилось. Очень скоро я убедился, что замок виден из любой точки города, стоит лишь только приподнять голову. Даже когда я прятался от страшного зрелища за стенами домов, те окутывались туманом, и сквозь клубящуюся дымку проступали зловещие контуры башен. Спокойствие незаметно растворилось. Внутри поселился холодок нервной дрожи. Или это ветер спустился пониже?

Постепенно я стал слышать шепот. Кто-то неразборчиво переговаривался. Я постарался разобрать хоть одно слово, но так и не сумел, только внутри поселилось тоскливо-завораживающее чувство недостижимости чего-то очень важного и необходимого. Я продолжал бесцельно слоняться по улицам и, чтобы не смотреть на замок, внимательно изучал каждую трещинку в квадратных булыжниках мостовой. Внезапно я понял, что передо мной кто-то есть и надо срочно взглянуть на появившееся существо.

Оно оказалось не рядом, а в дальнем конце улици, где мостовая, взобравшись на холм, начинала убегать вниз. Фигура в черном плаще стояла неподвижно, лишь полы плаща чуть подрагивали на ветру. Она словно ждала меня. Впрочем, кого тут еще можно было ждать? Я не стал уходить от случайной встречи. Даже если она могла обернуться чем-нибудь опасным, лучше не упускать ее из виду, а не ждать, когда это неожиданно выпрыгнет из-за угла. С каждым шагом я мог все лучше рассмотреть встречного, вернее встречную, ибо ей оказалась девушка. Вид у нее мягко говоря был странный. Менее всего удивляла одежда. Под вышеупомянутым плащом обнаружилось длинное платье бронзового цвета с глубокими разрезами по бокам, откуда выглядывали весьма соблазнительные ножки, укутанные в нечто черное, гладкое и блестящее. Длинные нежно-синие волосы уносились стремительным водопадом за спину незнакомки, а спереди они острыми концами падали на лоб, который венчал золотистый обруч, украшенный фиолетовыми камнями. Камни сверкали лучиками неописуемого цвета. Но самым примечательным зрелищем были глаза незнакомки. Они занимали чуть ли не пол-лица, что составляло резкий контраст с маленьким ртом и крошечным носиком. Огромные черные зрачки пристально уставились на меня. В каждом из них плавали три световых круга разной величины, словно три маленькие луны. В реальной жизни я бы постарался держаться подальше от подобной особы, но здесь она казалась совершенно естественной и даже привлекательной.

— Ты кто? — спросил я, подобравшись к ней совсем близко.

— Я — смерть, — четко и твердо ответила красавица. — Хочешь, я буду твоей?

— Не сейчас, — я буркнул первое, что мне пришло в голову.

— Тогда идем, — она взяла меня под руку, и я почувствовал, что ее тело не метвенно-холодное, а теплое.

И мы пошли. Через десять шагов я с ужасом догадался, что наш путь лежит к черному замку.

Оказалось, что до замка рукой подать. Не прошло и пяти минут, а мы уже стояли у черных ворот, украшенных бледным ликом Луны, чьи глаза налились болью, а перекошенный рот был разодран криком. При взгляде на эту картину на меня навалилось мрачное чувство, которое порой охватывает нас беззвездной молчаливой зимней ночью вдали от людских поселений. Девушка-Смерть освободила свою руку и, потянув за огромное кольцо, распахнула правую створку. Мы поднялись по широкой лестнице, погруженной во тьму и очутились в огромном зале, освещенном серым светом из многочисленных полукруглых окон, ступеньками разбросанных по боковым стенам. Два огромных трона, смутно видневшиеся во мраке, стояли у дальней стены. На одном из них в странном сумеречном сиянии уместилась Светлана. Я хотел броситься к ней, но остановился, напуганный огромным контуром, едва умещавшимся на втором троне. Заметив мое смущение, два тусклых зеленых глаза послали холодный взгляд в мою сторону.

— Ты прошел стража ворот? — спросил меня громовой голос, в котором чувствовалась сила, уверенность, грозность и даже какая-то непонятная радость.

Я молча переступал с ноги на ногу, посматривая на Светлану, застывшую в странном оцепенении. Что надо сказать? Я не знал. Вот если бы мне еще объяснили, какого стража я умудрился пройти и где.

— Он не сражался, — пояснила Девушка-Смерть.

— Почему? — без всякой доли удивления спросил монстр-великан. Та лишь пожала плечами.

— Почему? — сурово спросил меня хозяин замка. Я промолчал.

— Что у тебя в руках? — продолжал монстр свой допрос.

— Досочка, — признался я. Девушка-Смерть усмехнулась, услышав мой дрожащий голос.

— И тебе не хотелось его стукнуть?

— Кого? — задал я весьма идиотский вопрос.

— Стража Ворот. Того, кто встречает.

Значит, та бесформенная куча с глазами-фарами и есть страж. И с ним я должен был сражаться досочкой?!

— Почему ты с ним не сражался?

— Не знаю, — скривил губы я. — А зачем?

Наверное, морда монстра вытянулась в удивлении, я все равно не видел во тьме. Только взгляд холодных глаз не отпускал меня ни на секунду.

— В любом случае тебе крупно повезло, — заметил он. — Страж ворот убивает любого, кто вздумает с ним сражаться. Ну, и зачем ты пришел?

— За ней! — я махнул рукой в сторону Светланы.

— Вот как, — морда должна была вытянуться во второй раз, но тьма скрывала эмоции чудовища.

×