Желтый колокол, стр. 24

— Он умер, — тихо сказал Александр.

Леший печально кивнул.

— Ратибор тоже плох. Он истощен и измучен, у него выжгли глаза… Но зато я сам расправился с теми двумя зверями.

Александр протянул ему серебряную флягу.

— Возьми, там еще осталось немного воды.

— Она залечит раны, — леший провел рукой по лбу, — но не вернет зрение.

— Тогда позаботься о мальчике.

— А ты?

— Мой путь еще не закончен, а битва еще не выиграна, — Александр указал саблей на вершину горы.

— Удачи, — коротко пожелал леший.

Александр, приволакивая ногу, направился к лестнице. На душе было очень скверно.

Лестница казалась просто бесконечной. Десятая ступенька, сотая, тысячная… Прыгать на одной ноге… Тут и здоровый из сил выбьется… Только безумец будет подниматься на высокую башню на одной ножке. Соленый пот заливал глаза, руки начали дрожать, ведь ему приходилось постоянно подтягиваться на перилах. Александр разорвал ворот рубахи, но воздуха все равно не хватало.

— Стой, — проскрипел равнодушный чужой голос.

Он поднял голову. Пятью ступеньками выше стояли два жителя подземного города. Их топоры угрожающе покачивались.

— Пропустите, — задыхаясь, приказал Александр.

— Нет, ты не пройдешь здесь. Мы не позволим разбить символ нашей свободы.

Александр слишком устал, чтобы вдаваться в философские споры. Он просто сделал внезапный прыжок и взмахнул саблей. Лезвие не только разрубило надвое противника, но и снесло кусок перил. Взметнулся топор, однако Александр успел поднять щит и, падая на ступени, проткнул и второго врага.

А дальше подъем превратился в бесчисленную череду поединков. Откуда здесь взялись подземные жители — он не пытался догадаться. Он просто рубил их все более тяжелеющей саблей. Если бы лестница была хоть немного шире, или его оружие хоть немного слабее… Александр не поднялся бы и до половины горы. А так… Сцепив зубы, он прорубал дорогу наверх. Враги сражались свирепо, ни один не попросил пощады. Ступеньки стали скользкими от пролитой крови. Александр уже почти полз, постанывая. Шлем с него сбили, лезвие топора рассекло лоб, щеку. Кровь заливала глаза, но он упрямо рвался вперед.

Следующего противника он просто сбросил вниз ударом щита в лицо.

Еще шаг. Он с хрипом выплюнул кровавую слюну. И растерянно закрутил головой. Пробился. Александр стоял на вершине Железной Горы, и больше никто не преграждал ему путь к Желтому Колоколу. К стати, где он?

И тут Александр увидел железную кумирню. Четыре витых столбика поддерживали четырехскатную граненую крышу. Злобно скалились драконьи головы, украшавшие углы. На столбах степняки развесили человеческие черепа. А под крышей, на массивной железной балке, висел желтый полупрозрачный колокол. Он действительно был отлит из желтоватого льда. То здесь, то там внутри колокола вспыхивали золотистые искры.

Александр доковылял до него и ударил. Раздался басовитый гул, но сабля отскочила, не сделав и щербинки на колоколе. Александр остолбенел. Потом снова ударил. И снова напрасно. Оружие, так хорошо послужившее ему, вдруг сделалось бессильным. В лицо пахнуло холодом. Порыв ветра донес звуки бесчисленных труб, грохот тысяч сапог, ржание табунов коней. Что это? Чьи рати двинулись в поход?

Сжав зубы, Александр ударил саблей по столбу. Нет, она не потеряла волшебной силы. Железный столб толщиной с человеческое туловище был разрублен. Но почему сабля не берет колокол? В припадке ярости Александр изрубил кумирню на куски. Теперь колокол валялся на площадке перед ним. Но целый и невредимый!

Александр едва не разрыдался от злости и бессилия. Столько трудов и жертв принесены напрасно. Почему он не тает? Вот если бы солнце… Вспомни о солнце… Кто это сказал?!

Подчиняясь внезапному озарению, Александр поднял щит и пробежался пальцами по изрубленным золоченым лучам солнца. И внезапно они откликнулись глубоким протяжным звуком, словно загудели невидимые большие гусли. Уже уверенней он дотронулся до солнца. Грозная музыка зазвенела над вершиной Железной Горы. И растаяла заволакивающая все вокруг противная серая дымка. Яркий солнечный луч ударил в колокол, который дернулся словно живой. Желтый Колокол визжал подобно раненому зверю.

Александр ударил именно в то место, которое освещало солнце. На этот раз колокол распался надвое с глухим треском лопающейся черепицы. От обломков в стороны потекли мутные желтые струи, неприятно запахло, начал куриться быстро тающий желтый дымок.

Тучи разбегались в стороны от Железной Горы, и Александр увидел… Увидел полчища закованных в железо рыцарей на северо-западе. На западе скакали всадники с орлиными крыльями за плечами. Караваны телег с огромными деревянными колесами ползли к Рутении с юга. На востоке собирались орды бусурман.

Он вздохнул. Выбор сделан. Нет даже сомнений в том, что он остается здесь. Нога так и не слушается, а ведь придется много сражаться. У подножия горы его ждут Древолюб и слепой юноша, которому он должен заменить отца. Сумеет ли?

Александр заковылял к лестнице.

×