Противостояние, стр. 2

Да, у него все было: хорошая семья, деньги, положение в обществе, все, о чем обычно мечтают люди. Было у него и увлечение, выросшее из простого желания молодого офицера превзойти своих сослуживцев в боевом искусстве. Он был мастером стрельбы и рукопашного боя. Как бы ни был Алексей загружен работой, сколько бы внимания ни требовала семья, он всегда находил время предаться этим двум своим страстям. Это давно уже не было для него подготовкой к грядущим боям. Он знал, что на вершинах политики и бизнеса ни сильный удар, ни меткий выстрел не дают преимущества, не обеспечивают победы. Здесь движутся огромные капиталы и дивизии, принимаются решения, определяющие судьбы целых народов. Помочь здесь может только холодный рассудок, трезвый и точный расчет, обостренная интуиция и знание человеческой природы.

Да, он был сильным бойцом. Алексей давно не встречал тех, кто мог превзойти его в стрельбе из револьвера, автоматического пистолета и винтовки. Да и в рукопашном бою, кроме наставника, мало кто мог сломить его защиту или противостоять его сокрушительным атакам. Казалось, можно успокоиться, заняться более важными делами. Но иногда всплывали в его памяти немного грустные и чуточку насмешливые глаза японского мастера Сокаку Такеда, в додзе которого он провел десять месяцев после отставки. Такеда словно вновь говорил ему: "Нет, ты так ничего и не понял". И одно воспоминание об этом печальном и насмешливом взгляде снова и снова посылало его в борцовский зал, заставляя тренироваться и искать. Чего? Он научился контролировать свои эмоции, расчищая место холодному рассудку и трезвому расчету. Он до предела обострил интуицию, "чувствуя кожей" замыслы противников и мысли союзников, неблагоприятные и благоприятные ситуации. Он все больше узнавал о человеческой природе, наблюдая за поведением людей в разных обстоятельствах. Но он искал еще чего-то. Того, что всегда ускользало от него. Того, что подразумевал насмешливый Такеда, в очередной раз повторяя: "Ты все еще не понимаешь".

Вернувшись из кругосветного вояжа в двадцать третьем, Алексей направился к своему наставнику Сергею Колычеву, рассказал о занятиях с мастером и спросил:

- Чего же я не понимаю?

- Покажи, чему научился, - сухо попросил Колычев.

Они вышли на татами и больше часа разбирали приемы и боролись, после чего Колычев произнес:

- Да, ты многого добился. Думаю, и Кано*, и Фу-накоси** повязали бы тебе черные пояса, притом не первого дана***. В моей школе поясов и данов нет, но мастером я тебя назвать могу. Поздравляю. Хочу тебя попросить: начни тренировать группу в моем центре. Тебе это, кстати, сейчас нужно даже больше, чем мне. Преподавание - это определенный этап, который должен пройти каждый на пути мастерства.

* Дзигиро Кано - основатель дзюдо.

** Гитин Фунакоси - основатель каратэ Сетокан.

*** В японских боевых искусствах под даном понимают мастерскую степень. Говорят: "мастер первого дана", "мастер третьего дана". Первой мастерской степенью считается первый дан.

- Хорошо, группу я возьму, - кивнул Алексей. - Так чего же я не понял?

- Думаю, - после минутной паузы проговорил Колычев, - ты не понял главную вещь. Представь, корова лезет в окно. Голова пролезла, туловище пролезло, ноги пролезли, а хвост не лезет.

- Не понял, - удивленно поднял брови Алексей.

- Вот и я говорю, ты не понял, - с мягкой улыбкой подтвердил Колычев.

- А ты понял? - склонил голову набок Алексей.

- Недавно. - Колычев отвел глаза в сторону.

- И почему же?

- Bay. - Колычев развел руки в стороны.

- Издеваешься? - В голосе у Алексея зазвучала обида.

- Нет, это серьезно, - отозвался Колычев. - Проблема в том, что словами не объяснишь, а когда поймешь, пояснения уже не нужны.

Посмотрев ему в глаза, Алексей действительно не увидел в них пи тени насмешки.

- И давно на тебя снизошло это откровение? - осведомился Алексей.

- Чуть больше года назад. - Колычев снова смотрел в сторону. - Пришел один человек. Игорь Ба... Впрочем, тебе неинтересно.

- Очень интересно.

- Неинтересно, - отрезал Колычев. - Тем более что тебе эту вещь может объяснить кто-то другой... или что-то другое. Мне про корову и хвост тоже еще в тринадцатом в Японии сказали, а понял я только сейчас. Теперь твоя очередь. Когда поймешь, вопросов больше не будет... вообще.

С тем они и расстались. Шли годы, мелькали события и люди. Алексей то забывал, то вспоминал о загаданной ему другом-учителем загадке. Временами ему казалось, что это была простая шутка, розыгрыш, которым Колычев хотел озадачить его. Но временами, особенно в периоды наибольшего напряжения и волнений, само воспоминание об этой задаче приносило ему умиротворение и покой.

Впрочем, все это тонуло в потоке дел и событий, захлестывавших удачливого делового человека, предпринимателя, видного общественного деятеля Северороссии Алексея Татищева.

Он не был счастлив. Несмотря на головокружительный успех в карьере, бизнесе и личной жизни, Алексей чувствовал, что не смог выполнить свою главную задачу. Он, человек, родившийся в другом времени и в другом мире, попавший сюда волей необъяснимого, фантастического случая, с первых дней пребывания здесь поставил себе цель: предотвратить распространение коммунизма по миру. Он считал, что у него есть для этого все необходимое: знания, энергия, готовность идти на риск. Ему казалось, что он сделал все, что мог. И какой результат? Никакого. Он вырвал из цепких лап товарищей в кожанках кусок земли, находящийся на северо-западе Руси, где еще в тринадцатом веке создалось самостоятельное государство, пошедшее иным путем, чем Россия в его мире. Полно, да его ли это заслуга? Загадочная страна Северороссия, появившаяся здесь в Средние века, только и мечтала о возможности вырваться из лап двуглавого орла, прибравшего ее в восемнадцатом веке. Алексей лишь присутствовал при родах давно зачатого ребенка, оказавшись по локти в крови. Он помог Белой армии укрепиться в Крыму. И что? И ничего. Так же как и в его мире, в московском Кремле царит "великий вождь и учитель" товарищ Сталин. Все так же разрабатываются планы мировой революции, а проще говоря, захвата всей Земли, чтобы кучка бездушных, беспринципных негодяев повелевала миллиардами рабов. Что еще? А еще где-то там, за железным занавесом, живет его враг. Его личный враг, бывший когда-то лучшим другом. Хитрый, умный, беспощадный, тоже пришедший из его мира, но поставивший себе иные цели. Он вознамерился разрушить все, что строил Алексей. Он решил сломать тот мир, который защищал Татищев. Он поклялся убить своего бывшего друга. Алексей знал, что они еще сойдутся в жестокой схватке. И в живых останется только один.

×