Тайна «Вершины Контрабандиста», стр. 2

– Черепичка сорвалась с крыши, – объяснил дядя Квентин. – До чего все это утомительно! Когда уляжется ветер, Фанни, нам надо будет поставить на место все сорвавшиеся куски черепицы, а то крыша начнет протекать.

Дети очень надеялись, что после чая дядя Квентин, как обычно, удалится в свой кабинет, но на этот раз он не ушел. Они было попробовали сыграть в карты, но с дядей Квентином это не очень-то получалось. Он не отличался умением играть в карты, даже в такую простую игру, как снеп.

Вы знаете мальчика по имени Пьер Ленуар? – внезапно спросил дядя Квентин, вынимая письмо из кармана. – Я слышал, что Дик и Джулиан учатся с ним в одной школе.

– Пьер Ленуар… А-а, вы, наверное, имеете в виду старину Уголька, – догадался Джулиан. – Да, он в классе Дика, сэр. Совершенно шальной.

– Уголек! А почему вы его так называете? – спросил дядя Квентин. – Вроде бы довольно глупое прозвище для мальчика.

– Если бы вы его увидели, вы бы так не сказали, – рассмеялся Дик. – Он просто чертовски смугл! Волосы черные как смоль, глаза точно кусочки угля, брови такие, словно он их углем накрасил. И ведь его имя означает «черный», верно? «Ленуар» по-французски «черный».

– Да, это так. Но что за глупое прозвище – Уголек! – воскликнул дядя Квентин. – Что ж, я довольно часто переписываюсь с отцом этого мальчика. Нас с ним связывают общие научные интересы. И, сказать по правде, я как-то поинтересовался, не захочет ли он приехать сюда и провести с нами несколько дней вместе со своим сыном Пьером.

– Ой, здорово! – воскликнул страшно обрадованный Дик. – Что ж, дядя, было бы совсем неплохо, если бы здесь оказался старина Уголек. Но он действительно совершенно шальной. Он никогда никого не слушается, лезет повсюду, как обезьянка, и бывает слишком дерзким. Не знаю, понравится ли он вам.

Едва дядя Квентин услышал эти слова, как на его лице отразилось сожаление: видно, он уже был и сам не рад, что пригласил Пьера. Он не любил дерзких и шальных мальчишек.

– Гм-гм. – Он кашлянул, откладывая письмо. – Пожалуй, мне стоило побольше узнать о мальчике, прежде чем приглашать его месте с отцом. Но, может быть, я еще успею отменить их приезд.

– Нет, папа, не надо, – попросила Джордж, которой очень понравился по описанию Уголек Ленуар. – Пусть приедет Может, он подружится с нами и слегка всех растормошит!

– Что ж, посмотрим, сказал ее отец, но сам-то уже принял решение: и духу этого мальчишки не будет в Киррин коттедже, раз он такой шальной, дерзит и лезет повсюду С Джордж и без того много хлопот, а тут еще этот сопляк будет ее подзуживать.

К облегчению ребят, около восьми часов дядя Квентин удалился почитать. Тетя Фанни взглянула на часы.

– Энн, пора ложиться спать, – заявила она. – Джордж и тебе тоже.

– Всего лишь один разок сыграем в хлоп-стоп, все вместе сыграем, а, мама? И ты с нами тоже. Ведь это наш первый день дома. А потом я все равно не засну еще целую вечность из-за этой бури, которая так завывает вокруг! Ну давай, мама, один разочек сыграем и пойдем спать. Вон Джулиан уже во весь рот зевает!

УЖАСНАЯ НОЧЬ

Так здорово было подниматься вечером по крутой лестнице в уютные спальни. Дети вовсю зевали – долгое путешествие на поезде оказалось довольно утомительным.

– Только бы утих этот жуткий ветер! – сказала Энн, отодвинув штору и выглянув в окно. – Луна едва проглядывает из-за туч, Джордж. Вон, вон ныряет…

– Пусть себе ныряет! – ответила Джордж, забираясь в кровать – Мне зверски холодно. Ложись поскорей, Энн, ты простудишься, если будешь долго стоять у окна.

– А что это за глухой шум, волны ревут? – спросила Энн, не сдвинувшись с места. – Просто настоящая буря: ветер так свистит и завывает, а старая рябина наклонилась почти до самой земли.

– Тимми, поскорей забирайся ко мне в кровать, – приказала Джордж, поджимая озябшие ноги. – Вот что по-настоящему радует, когда я дома, Энн: всегда могу позвать Тимми к себе в кровать! Он ведь намного лучше любой грелки.

– Так ведь и здесь, как и в школе, тебе не разрешают делать этого, – пробормотала Энн, сворачиваясь калачиком. – Тетя Фанни думает, что он спит в своей корзине.

– Но я ведь не могу запретить ему перебираться ночью в мою кровать, если он не захочет спать в своей корзине? – заметила Джордж. – Вот так, Тимми, отлично, дорогой. Согрей мне ноги. Где твой нос? Дай мне его погладить. Спокойной ночи, Тимми. Спокойной ночи, Энн.

– Спокойной ночи, – сонно ответила Энн. – Как по-твоему, ведь этот мальчик, Уголек, он приедет, а? Похоже, с ним будет очень весело…

– Да. И в любом случае папа будет проводить время с этим мистером Ленуаром, а не с нами, – заметила Джордж. – Папа вечно умудряется все испортить, хотя это у него получается как-то помимо воли…

– Он не очень-то умеет веселиться, – сказала Энн. – Слишком уж он серьезен.

Тут обе девочки прямо-таки подскочили от оглушительного удара.

– Это дверь в ванную! – простонала Джордж. – Наверное, кто-то из мальчишек забыл ее закрыть! Такой шум отца просто с ума сведет! Ну вот, опять!

– Вот пусть Джулиан или Дик и закрывают ее, – ответила Энн, только-только начавшая согреваться.

Но Джулиан и Дик в это время подумали, что Джордж или Энн вполне могут закрыть дверь и сами. Таким образом, никто из них не удосужился вылезти из постели, чтобы закрыть злосчастную дверь.

Очень скоро внизу послышался зычный голос дяди Квентина, который ревел громче бури:

– Эй, кто-нибудь, закройте дверь! В таком шуме невозможно работать!

Все четверо разом повыскакивали из постелей, точно пружиной подброшенные. Тим метнулся прочь с кровати Джордж-, и в дверях ванной образовалась настоящая куча мала, когда ребята полетели на пол, наткнувшись на бегу на это живое, прыгающее препятствие. На лестнице послышались шаги дяди Квентина, и все пятеро бесшумно проскользнули в свои комнаты.

Буря продолжала неистовствовать. Когда дядя Квентин и тетя Фанни пошли спать, дверь спальни так сильно хлопнула, что на ближайшей полочке подскочила ваза.

Дядя Квентин в свою очередь подпрыгнул в испуге.

– Вот проклятая буря! – с яростью сказал он. – За все время, что мы здесь живем, никогда не видел ничего подобного. Да если она еще немного усилится, то разобьются все рыбачьи лодки, хотя их и вытянули так высоко на берег, как только возможно.

– Да ветер скоро затихнет, дорогой, – успокаивающе сказала тетя Фанни. – Может, к утру все будет уже совершенно спокойно.

Но она ошиблась. Буря не угомонилась в эту ночь. Напротив, она разбушевалась вокруг дома с еще большей яростью, завывая, словно живое существо. Никто не смог уснуть. Тимми все время тихонько рычал, потому что ему не нравилась вся эта тряска, завывание и дребезжание.

Незадолго до рассвета ветер стал просто неистовым. Энн подумала, что в его звуках слышится такой гнев и жестокость, будто ветер собирается причинить людям зло, напугать их. Она съежилась и дрожала от страха.

Внезапно послышался странный шум, напоминающий горестные стенания, словно кто-то испытывал страшную боль. Девочки в ужасе приподнялись в кроватях. Что это может быть?

Мальчики тоже услышали этот звук. Джулиан выпрыгнул из кровати и подошел к окну. Старая рябина под окном, черневшая в неровном свете луны, начала медленно крениться к земле.

– Это рябина! Она падает! – завопил Джулиан, перепугав Дика чуть не до смерти. – Говорю вам, она падает! И прямо на наш дом! Быстрей предупреди девчонок!

Вопя во все горло, Джулиан выскочил на лестничную площадку.

– Дядя! Тетя! Джордж и Энн! Быстро спускайтесь вниз! Рябина падает!

Джордж выскочила из кровати, схватила свой халат и помчалась к двери, крикнув Энн, чтобы та ее догоняла. Девочка тут же кинулась следом. Тимми бежал впереди.

В дверях собственной спальни возникла высокая фигура дяди Квентина, закутанная в халат, с лицом, выражающим крайнее изумление.

– Что это за шум, Джулиан? Что это?..

×