Крылатый шлем (Берсеркер - 9), стр. 20

* * *

Поддерживаемый с обеих сторон сильными мужчинами, Матт мог медленно идти по неровной каменистой дороге, которая вела в Бланиум. Он думал, что для особой спешки не было причин. Без сомнения, Номис и его люди не станут устраивать погони. Если даже Номис и жив, он совершенно лишился возможности представлять какую-либо опасность.

А дракон? Он сделал все, что мог, чтобы поймать его и тихо захватить живым. Матт содрогнулся. Должно быть он прятался в море. Казалось, он не собирался больше охотиться за ним. Разве что Матт сам пойдет к воде и, опустив в нее руку, начнет дразнить его. Дракон легко мог убить его здесь, на земле. В любой момент. И ни крестьяне, ни армии, ни стены Бланиума не смогли бы его остановить.

Нет, если бы он был нужен берсеркеру мертвым, он был бы уже мертв. Его не спасло бы ничто, в том числе, его волшебный меч. Он достаточно хорошо знал берсеркеров, чтобы быть уверенным в этом.

- Как вам удалось спастись, господин?

- Я расскажу позже. Дайте мне немного подумать.

ЗАСТАВЬТЕ ДРАКОНА ОХОТИТЬСЯ ЗА ВАМИ.

МЫ ПОСТАРАЕМСЯ ВОВРЕМЯ ЗАБРАТЬ ВАС ОТТУДА.

До сих пор не забрали.

КОРОЛЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ГОТОВ ПОЖЕРТВОВАТЬ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ.

Это сказал Командир Планеты, считающий, что сидя в надежном укрытии, защищенном от всяких неприятностей, он занимается очень важным делом.

Современники сражались за весь человеческий род, а Матт или кто-то другой был для них всего-навсего инструментом в этом сражении. Однажды они спасли его жизнь, а потом снова толкнули на смерть, потребовав высечь молнию из глаза каменного льва...

Вспышка озарения расставила все на свои места. Крупицы знаний, которые дал ему мир Современников об их войнах с использованием компьютеров и ракет, "замочных скважин" и линий жизни, неожиданно сложились в ясную картину. Он вдруг понял, что происходило с ним здесь, в мире Айя. Конечно, как он не догадался раньше! Современникам было нужно, чтобы берсеркеры убили его здесь. А берсеркеры, зная это, хотели поймать его живым.

Он все еще мрачно размышлял над тем, что открылось ему, когда запищал коммуникатор. Охваченный гневом, он не стал обращать внимания на то, что ему говорили. Он чуть не снял шлем и чуть не выбросил его вместе со всеми его лживыми голосами. Но он выбросит его, обязательно выбросит в море. Нет, ему теперь не следует появляться на берегу. Значит, выбросит в бездонную расщелину, когда снова попадет в горы.

Но вместо этого он положил руки на плечи своих товарищей, останавливая их.

- Друзья мои, мне нужно недолго побыть одному. Подумать... и помолиться.

Его друзья переглянулись. Такая просьба в это время и в этом месте несомненно выглядела странно. Но после того, что пришлось пережить сегодня королю, любой человек мог бы повести себя странно. Харл нахмурился.

- Вы же безоружны.

- Здесь нет врагов. Но если хотите, оставьте мне кинжал. Мне нужно совсем немного времени.

И они ушли, часто оглядываясь. Оставили его сидеть на камне, освещенном лунным светом. Он был их королем, и они любили его. Он удовлетворенно улыбался им вслед и думал, что они будут рядом еще много лет. Он мог остаться в этом мире и собирался именно так и поступить. Современники не смогут наказать его, если он прекратит охоту на драконов. Матт был всем, что они имели между собой и хаосом. Они не осмелятся вернуть его в будущее, пока он живет жизнью короля Айя. Исполняя свои обязанности не лучшим образом, он может сильно им навредить, ослабив тем самым оборону мира Современников.

Он снял свой жужжавший шлем и не спеша почесал затылок. Затем, держа его перед собой, нажал на правое крыло, предоставив Оперкому слушать невнятное бормотание прибоя, приносимого ветром с моря.

- Матт, ответьте мне, это срочно.

- Я здесь. Что случилось?

- Где вы? Что, черт возьми, у вас за...

- Я иду. К своей невесте и в свое королевство. Молчание. Потом снова:

- Матт, того, что вы заменяете Айя, кажется, уже недостаточно.

- Разве? Я думаю, мне этого достаточно. За мной уже охотился демон, и я использовал ваш меч. Поэтому я не собираюсь гоняться за драконом, который, кажется, очень доволен, что я жив.

- Охотился демон? Что?

Матт все объяснил. Ему было слышно, какой ужас охватил Оперслужбу. Они и не думали, что враг попытается захватить его живым. Вскоре снова послышался голос Оперкома. Он говорил непререкаемым тоном и настойчиво, как никогда.

- Матт, что бы ни случилось, не позволяйте им схватить себя живым,

- Как? Мне всегда приказывали заставить их поохотиться за мной.

- Забудьте это. Нет, подождите. Они не могут вас поймать. Но если вы будете избегать берсеркера и займетесь только ролью Айя, этого будет недостаточно. Вы сделали все как нельзя лучше, но просто замещать Айя - этого мало.

- Но почему же тогда враг пытается остановить меня?

- Потому что сейчас мы выигрываем за счет вас время. Они хотят лишить нас любого шанса продлить наше время, любой возможности найти новый способ защиты, спастись каким-то чудом. Они играют очень осторожно и надеются очень быстро закончить игру. Все, что я могу сказать вам, о чем попросить, это пойти к морю, туда, где прячется эта чертова штука. Заставить ее вылезти и погнаться за вами. Нужно что-то предпринимать.

- А если дракон схватит меня?

Наступила пауза. На другом конце был слышен приглушенный шум голосов, затем раздался другой, но знакомый Матту голос.

- Матт, это Деррон. Все эти люди пытаются найти способ сказать вам, что вы должны умереть. Вам нужно заставить берсеркера убить вас. Если вы попадете в плен живым, найдите способ убить себя сами. Вам необходимо будет это сделать. Понятно? Расстаньтесь с жизнью так, чтобы дракон хоть как-то был причастен к этому. Это и есть то, чего от вас добивается Оперслужба. Простите, я не знал, что ситуация такова до тех пор, пока вас не отправили на задание.

Снова появился командир Оперслужбы.

- Матт, вы, конечно, можете заставить нас замолчать и отправиться к своей невесте в свое королевство, как вы мне и говорили. Но если вы это сделаете, ваш мир медленно начнет приходить в упадок, разлагаясь изнутри. Для вас это будет незаметно. Мы же здесь все погибнем. Хаос начнется в вашу эпоху, во времена ваших детей. Хаос - вот все, что останется после вас.

×