Возлюбивший зло, стр. 76

Продвигаясь по волнам, Пэрри мысленно произнес заклинание, которое внешне ни в чем не проявилось — во всяком случае, он очень надеялся на то, что его противник ничего не заметит. Наступала решающая минута. Если воплощение Зла догадается, куда его ведут, что его ждет и как с этим бороться, все пропало. Но в Аду он еще недостаточно освоился — именно на это Пэрри и рассчитывал.

Внезапно он нырнул в новый канал, воды которого не замерзали, и усилил заклинание.

Раскрыв челюсти, воплощение Зла бросилось за ним. Если Пэрри окажется в его пасти, ему уже не спастись. Оба отлично знали это. Развязка приближалась.

И вдруг инкарнация заметно сбавила скорость и принялась бесцельно кружить в воде. Затем свернула в сторону и решила подкрепиться сочными водорослями.

Что это? Хитрая уловка — или конец? Скоро все станет ясно…

Развернувшись, Пэрри поплыл вниз по течению. За ним никто не погнался. Тогда он вошел в реку Кокит — теперь подготавливаться к встрече с ледяной водой уже было не нужно. Проделав весь обратный путь к Ахеронту, Пэрри приблизился к берегу и принял свой привычный вид.

Наконец он выбрался на сушу.

— Я, Сатана, снова принимаю власть, — объявил Пэрри и сразу почувствовал прилив сил. Похоже, он успел вовремя и во второй раз занял пост воплощения Зла.

Теперь Пэрри без труда перенесся в самую середину Ада. Ассаргадон поднял голову от письменного стола.

— Мой господин, вы вернулись, — почтительно произнес он, как будто ничего особенного не случилось. — Могу ли я вас кое о чем спросить?..

— Я завел его в Лету, — объяснил Пэрри. — Сам я воспользовался заклинанием и защитил себя от навевающих забвение чар. Наверное, он его не знал или не понял, где оказался.

— Наверное, — согласился Ассаргадон. — Будут ли какие-нибудь распоряжения, Сатана?

— Вернемся к прежним порядкам, — сказал Пэрри. — Все распоряжения самозванца отменить.

— Как вам будет угодно. — И Ассаргадон улыбнулся, довольный, что теперь все снова пойдет как прежде.

Благодаря помощи Ниобы и Нокс Пэрри вернул себе власть. Он чувствовал удовлетворение, но вместе с тем и опустошение, потому что сознавал — ничто уже не вернет ему любви. Теперь Пэрри потерял и Джоли, и Орб; это стало понятно, когда другие воплощения помогли ему обрести прежнее могущество. Предстояло до конца выполнить свой долг, и он сделает все возможное — Пэрри отлично знал, что от других больше не будет пощады. Однако он с радостью отдал бы все это за иное… Собственно, месяц назад он уже так и поступил.

Весь день Пэрри приводил свое царство в порядок и к вечеру решил отдохнуть. В сне он не нуждался, а просто надеялся забыться и заглушить чувство одиночества.

Неожиданно к нему кто-то явился. Пэрри сразу догадался, что это не грешная душа — ни от одной грешной души не могло исходить такое сияние. Но тогда как же гость попал в Ад? Сторожа никогда не впустили бы его, а Ассаргадон ни за что бы не разрешил войти. Такое под силу только инкарнации.

К Сатане кто-то приблизился — он увидел очертания стройной женщины.

— Пэрри, — молвила она.

Что?! Он сразу узнал голос. Неужели?..

Гостья откинула капюшон, который скрывал золотистые волосы и лицо, и Пэрри увидел ее серо-зеленые глаза.

От изумления он лишился дара речи.

— Да, это я, — сказала Джоли. — Я вернулась к тебе, любимый.

— Но… я женился на другой… я думал…

Выражение ее лица изменилось.

— Пэрри, ты ведь знаешь, что Гея никогда не породнится с Сатаной, хотя формально и является его женой. Этому браку не дано осуществиться. Но мне вовсе не обязательно быть твоей женой. Принимаешь ли ты меня назад?

Поднявшись, он обнял ее.

— Ну конечно, Джоли! Я думал, что навсегда потерял тебя. Я по-прежнему тебя люблю… но и ее — тоже. Если ты сможешь смириться с этим…

— Я тебя понимаю, — отозвалась Джоли и поцеловала его.

Пэрри не сразу смог мысленно соединить все случившееся в одно целое. Он вспомнил о том, что Орб взяла у него капельку крови, в которой обитала душа Джоли. Джоли обладала способностью вселяться в живое тело, если ей позволял это человек, которому оно принадлежало. Только одна женщина знала об этом и могла бы дать подобное разрешение. Та, которая любила его, как Джоли, но не могла прийти к нему. Та, с которой он никогда не соединится, потому что они всегда будут противниками.

— Но я могу проводить с тобою только ночь, — заметила Джоли. — И то не каждую. Это будет нашей тайной. Никто не должен знать о наших с тобой свиданиях.

— Хорошо, пусть будут тайные свидания, — согласился Пэрри. — А когда ты уйдешь… не могла бы ты передать мою благодарность той, чье тело ты позаимствовала…

— Она все знает. — На этот раз Пэрри услышал голос не Джоли, а воплощения. Но он звучал с не меньшей любовью.

Пэрри еще раз поцеловал ее, понимая, что благословлен дважды. С его одиночеством было навсегда покончено.

×