Возлюбивший зло, стр. 3

Джоли рассмеялась:

— Зачем вы так смеетесь надо мной, гос… Пэрри?

— Конечно, ты еще очень молода, но ведь и я — тоже. Ни одна из деревенских девушек не сравнится с тобою. Поэтому я и…

Теперь уж она от души хохотала.

— Что правда, то правда — такой тощей и забитой во всей деревне не сыщешь! — пошутила Джоли. — Вот ведь придумали тоже…

Пэрри потянулся к ней — девушка отшатнулась, однако он все же взял в ладонь спутанную прядь ее волос.

— Да ты только взгляни! У многих ли тут, на юге Франции видела ты такие золотые локоны? А лицо — оно безупречно, его пощадила даже оспа!

— У меня есть следы от оспы, — чуть ли не с радостью подхватила Джоли.

— Правда, их не очень видно…

— Все, что тебе нужно, так это хорошее питание, и тогда ты просто расцветешь. Я отчетливо вижу, что ты хорошо сложена.

Девушка принялась с опаской одергивать платье:

— Ну что вы, в самом деле…

— Вижу — в переносном смысле. От отца я научился видеть людей такими, какие они есть, и такими, какие они могут быть. Каждый раз когда мы приходили в деревню, отец заставлял меня назвать самую красивую женщину. Выбери я неправильно, и он по заслугам наказал бы меня.

Хотя и польщенная, Джоли все еще оставалась при своем мнении. Однако ее одолевало любопытство:

— Как это?

— Доставил бы эту девушку мне.

Она снова засмеялась:

— Колдун так и делал?!

— Да нет, ведь я еще ни разу не ошибся. Самая лучшая — ты.

Сомневаясь в этом, Джоли постепенно свыкалась с мыслью, что его заблуждение искренно.

— И что же вы от меня намерены получить?

— Твою любовь.

На ее лице изобразилось отчаяние:

— Я не смею отказать вам, Пэрри.

— Я ведь сказал «любовь»! Мне хочется, чтобы ты меня полюбила.

— Я вас боюсь, — призналась девушка. — Этого достаточно?

— Нет. Ты должна узнать и полюбить меня.

Джоли слегка развела руками:

— Но ведь вы обещали, что после этой ночи никогда больше не вызовете меня.

— Все верно. Ты придешь, только если сама захочешь.

— Если Колдун захочет.

— Нет! Только добровольно.

— Я вас не понимаю…

Поднявшись, Пэрри достал лист бумаги — одну из полезных вещиц, которыми снабжал его отец. Затем взял угольный карандаш и принялся его затачивать, не сводя с Джоли пристального взгляда.

— Кроме всего прочего, меня учили искусству убеждать, — объяснил он. — Сейчас моя задача — убедить тебя. Если я с ней не справлюсь, значит, я провалился, и отец будет очень разочарован. У меня должно получиться, ведь ни одна другая не подойдет мне больше, чем ты. Только рядом с тобой я смогу стать настоящим Колдуном.

— Я держусь подальше от колдовства! — твердо заявила Джоли. — Это все проделки Дьявола!

— Ну что ты, это только черная магия. А белая тесно связана с Церковью. Я изучаю белую, полезную для людей и безопасную для души.

Девушка пожала плечами:

— Отпустили бы меня лучше домой. А то еще нашлете на меня какие-нибудь чары…

— Хорошо, дай мне еще час! — воскликнул Пэрри. — Если я не смогу за это время тебя уговорить, значит, так тому и быть.

— Вот умора! Как будто я пришла сюда для того, чтобы меня уговаривали, а не для того, чтобы просто… — Поколебавшись, она выдавила: — Взяли.

— Да, именно для того, чтобы уговаривали, — подтвердил он. — Так же, как когда-то по воле Господа Бога лучшей жизни был удостоен я, ее можешь удостоиться и ты. Я в состоянии предложить тебе хорошую еду — гораздо лучше, чем ты только что видела. Хорошую одежду — не то что на тебе сейчас. Теплый очаг. Уважение и даже страх деревенских…

— И зачем вы только надо мной куражитесь? — взмолилась Джоли. — Ведь я же знаю, что все это невозможно!

Пэрри отложил карандаш в сторону и развернул лист бумаги к девушке:

— А ну взгляни-ка.

Ее глаза округлились от удивления:

— Неужели это вы сейчас нарисовали?

— Ты же сама видела. Кто это?

— Мадонна! — вырвалось у Джоли. — Как здорово! Но ведь вам было не с кого ее срисовывать!

— Почему же…

— Вы смотрели на меня… — девушка запнулась. — Быть не может! Она такая красивая!

— Это ты, Джоли, — ты можешь стать такой, если тебя как следует кормить и одевать. Тогда твоя красота предстанет перед всеми так же, как сейчас передо мной.

— Ну что вы! — вырвалось у нее.

— Ты станешь такой, если придешь ко мне. Если полюбишь и позволишь мне любить тебя. Я уверен, что все это скрывается в тебе до поры до времени.

Как зачарованная, Джоли смотрела на рисунок.

— Вы так думаете?

— Я твердо знаю. И это лишь только малая часть. Так же, как плоть — ничто в сравнении с душой, твоя красота — ничто по сравнению с умом. Ты очень талантлива!

— Да я и читать-то не умею, — заметила девушка, — и считать — тоже…

— Я мог бы научить. Уверен, что у тебя все получится. Ты ведь хочешь попробовать?

Ее взгляд стал хитрым:

— Для того, чтобы я каждый вечер к вам приходила? Вы морочите мне голову, чтобы этот вечер стал не концом, а только началом?

— Да, только началом, — согласился Пэрри. — Однако не началом обмана. Все, что я тебе сказал, правда — или будет правдой, если ты мне поверишь. Умоляю тебя, дай мне такую возможность!

— Вы меня умоляете? Но зачем? Только прикажите — сами знаете…

— Приказывают тем, кто действует против воли, без любви, — объяснил Пэрри. — А тех, кого уважают, просят.

— Как же, станет кто-то уважать крестьянку! — выпалила девушка.

— Послушай, Джоли, я предлагаю тебе работать у меня. Я хорошо заплачу. Сегодня же я дам тебе монету, чтобы ты могла показать ее дома. Тогда ты придешь еще?

— Вы ведь сами сказали, что вам нужна моя любовь, а не тело. Какая уж у прислуги любовь…

— Это лишь предлог. Я буду обращаться с тобой, как с ученицей, а не как с прислугой.

— Ученицей! Я что, стану колдуньей?

— И моей женой.

— Пресвятая Дева! — выдохнула она, ошарашенно уставившись на него.

— Что еще могу я тебе предложить? — спросил Пэрри. — Мне очень нужна твоя любовь. Я хочу, чтобы ты узнала и полюбила меня. Я сделаю все, о чем ты попросишь.

Девушка вздохнула:

— Я свое место знаю. Я всего лишь темная нищая девчонка из деревни. Ничему, что вы сейчас тут говорили, верить нельзя. Сделали бы уж лучше то, что задумали, да и отпустили меня домой. Тогда все останется позади, и мне не надо будет уже больше бояться. К чему зря морочить голову…

Пэрри понимал, что, несмотря на все его усилия, Джоли ускользает от него. Нет, он никак не мог этого допустить! Что ж, придется все-таки прибегнуть к заклинанию.

— Почему ты меня боишься? — спросил Пэрри.

— Как я могу произносить такое?! Еще накликаю беду…

— Боишься, что я изнасилую тебя и выставлю вон? А потом тебе еще достанется от отца — кому, мол, теперь такая нужна?

Джоли молча кивнула.

— А тебя не удивляет то, что вместо разговоров я давно бы уже мог это сделать?

— О чем я вам и толкую!

— Неужели ты никак не можешь понять — я говорю правду?!

— Нет.

— Тогда я покажу тебе, на что способен.

Девушка испуганно прижалась спиной к камину:

— Я и так вам верю!

— Смотри мне прямо в глаза, Джоли, и не отводи взгляд.

Собравшись с духом, она покорилась неизбежному.

Пэрри же решил прибегнуть к гипнозу. Глядя девушке в глаза, он проник в ее подсознание. Теперь она выполнит любой его приказ — лишь бы он звучал достаточно убедительно. Искусный волшебник мог творить с загипнотизированным человеком чудеса.

— Послушай, — начал Пэрри. — Ты должна, не задумываясь, верить всему, что услышишь.

Девушка кивнула, продолжая смотреть ему в глаза.

— Сейчас я научу тебя летать, — объявил колдун. — Делай то, что я тебе скажу, и ты полетишь. Готова?

Джоли хотела было усомниться, однако, вспомнив его приказ, снова неуверенно кивнула. Несмотря на гипноз, ей было явно не по себе.

— Разведи руки в стороны, — приказал Пэрри.

×