Возлюбивший зло, стр. 2

Джоли робко протянула маленькую ладонь — в любую минуту готовая спрятать ее. Ее рука тряслась. Пэрри решительно вложил в ладонь хлеб, а затем, как и обещал, уселся с другой стороны очага.

Постепенно он почувствовал себя увереннее:

— Джоли, я хотел бы, чтобы ты меня поняла. Можно, я немного расскажу о себе?

— Да, господин, — ответила она, но, взглянув на стол, где лежал нож, поспешно поправилась: — Пэрри!

Тот улыбнулся:

— А ты быстро схватываешь. Это одна из причин, по которой я послал за тобой.

— Вы поклялись! — вскрикнула она.

— Я лишь просил, чтобы сегодня вечером ты пришла ко мне. Твой отец задолжал моему отцу, и твой визит сюда — что-то вроде оплаты. После ты будешь свободна, больше никогда мы не потребуем от тебя этого.

— Умоляю — что я вам такого сделала…

— Да я и близко к тебе не подойду! — отрезал Пэрри. — Ешь и слушай — надеюсь, тогда ты поймешь.

Девушка взглянула на хлеб, который держала в руках, так, будто впервые его увидела.

— Правда… можно?

— Да, только не спеши. Откусывай понемногу — вот так. — Пэрри подал ей пример. — И жуй как следует. — Он боялся, что от голода крестьянская девчонка набросится на вкусную еду и потом ей будет плохо.

Джоли в точности повторила его действия.

— Итак, пятнадцать лет назад Колдун готовился к особому заклинанию, — начал Пэрри, — для которого требовалась жертвенная кровь. Тогда он купил ребенка. Ты ведь знаешь, бедняки, которым не под силу прокормить лишние рты, иногда продают своих детей.

Девушке было об этом хорошо известно. Глядя на него, она медленно жевала хлеб.

— Этим ребенком оказался я, — продолжал Пэрри. — Моей крови суждено было пролиться на алтарь и придать силу заклинанию — кажется, Колдун собирался вызвать дождь. Тогда стояла сильная засуха, и владелец поместья опасался за свой урожай и зверей в охотничьем угодье. Не мог же он оставить себя без охоты! Поэтому он и обратился к Колдуну, а случилось это в тысяча сто девяностом году от рождества Спасителя. Все должно было свершиться тайно — Святая Церковь не одобряет человеческих жертв…

Ненадолго замолчав, Пэрри взглянул на девушку — продолжая жевать, та смотрела на него во все глаза.

— Однако каким-то образом об этом стало известно аббату, — снова заговорил он. — Тот лично прибыл для разбирательства. «Какие еще жертвы? Вы ведь знаете, что лишать жизни младенцев запрещено!» — набросился он на феодала. Тому, конечно, пришлось изворачиваться — ведь аббат мог помешать его грешной душе спокойно вознестись на Небеса. «Ну что вы, аббат, вы просто не так поняли! — возразил феодал. — О человеческой жертве не может быть и речи! Для этого у нас есть прекрасный барашек!» И он приказал привести из стада барана.

— Тогда зачем же вам понадобился этот младенец? — строго спросил аббат, которого было не так-то легко провести.

Феодалу пришлось лихорадочно соображать.

— А, вы верно про сынишку Колдуна! — нашелся он.

— Но ведь Колдун не женат, — удивился аббат.

— Поэтому-то он и взял на воспитание этого славного малыша, — ответил феодал.

Аббат взглянул на Колдуна, которого искренне недолюбливал — ведь Церковь запрещала колдовство. Но поскольку временами без него было никак не обойтись, на Колдуна смотрели сквозь пальцы. Теперь у аббата появилась прекрасная возможность насолить ему.

— Очень рад слышать это, — сказал он, потирая руки. — Дети — благословение Божие. Я не откладывая проведу обряд усыновления.

Так Колдун оказался загнанным в угол; ему ничего не оставалось, кроме как усыновить и воспитывать предназначенного в жертву ребенка. Моя жизнь была спасена, и, знаешь, мне никогда не пришлось пожалеть об этом…

Пэрри снова взглянул на Джоли — та робко улыбалась. Он подбадривающе улыбнулся в ответ. Девушка уже наполовину справилась с угощением, хотя по-прежнему жевала медленно — как ей велели.

— Для жертвы был доставлен барашек, — между тем рассказывал Пэрри. — И представляешь, в этот же день действительно пошел дождь. Аббат провел обряд усыновления, и я стал сыном Колдуна. Вряд ли ему с легкостью удалось скрыть досаду, а аббату — довольную ухмылку. Даже феодал воспринял все происшедшее не иначе как хорошую шутку. Но он предпочел остаться в стороне, поскольку пользовался услугами как аббата, так и его противника. Феодал даже назначил для ребенка дотацию, чтобы он никогда не бедствовал. В ответ на это аббат пообещал позаботиться о должном воспитании мальчика в лоне Церкви. Так, в пику моему приемному отцу, мне оказали и материальное, и духовное благодеяние. Теперь уж Колдун не мог потихоньку от меня отделаться — аббат следил за мною, как коршун. В общем, шутка воплотилась в жизнь, и я в самом деле стал наследником Колдуна. Но знаешь, с тех пор о человеческой жертве я даже слышать спокойно не могу.

Джоли невольно рассмеялась — лицо ее сразу осветилось и похорошело. Девушка уже успела доесть хлеб, в то время как Пэрри едва откусил от своего куска.

— На, возьми и мой, — предложил он ей. — А я лучше поболтаю — ты так внимательно слушаешь.

Девушка робко возразила, однако голод оказался сильнее смущения.

— Затем случилось чудо. У меня вдруг обнаружились способности к магии. Как будто сам Господь послал Колдуну наследника. Когда мне исполнилось десять лет, умер аббат, а когда двенадцать — феодал. Впрочем, необходимость в их надзоре уже давно отпала — отец сам охотно занимался моим воспитанием и образованием. Я прекрасно знал всю историю с усыновлением, и у меня не было причин обижаться. Ведь если бы меня не продали в жертву, я был бы сейчас темным крестьянином, а может, к этому времени уже помер бы от лихорадки… В общем, мне есть за что благодарить Господа. Мне не суждено было погибнуть от ножа. — Он снова улыбнулся. — И ты можешь не бояться — если я и берусь за нож, то лишь затем, чтобы отрезать хлеба, а не набрасываться на гостей. Надеюсь, теперь ты веришь мне, Джоли?

— Верю, — прошептала она.

— Не хочешь ли молока? У меня полно.

Джоли молча кивнула — как будто боялась показаться слишком прожорливой. Поднявшись, Пэрри подошел к столу, налил в кружку молока и отнес его девушке.

Та принялась осторожно пить — видимо, помнила о его предостережении и хотела проявить учтивость. Обычная деревенская девчонка — из тех, которые редко, если вообще когда-либо, бывают сыты…

— Так я изучил закон, медицину и колдовство, — продолжал рассказывать Пэрри. — А также военное и многие другие искусства. Например, искусство общения. По-моему, ты без труда понимаешь меня.

Джоли кивнула и более непринужденно, чем раньше, улыбнулась.

— Но ты, наверное, удивлена, зачем я за тобой послал.

Его слова снова пробудили в девушке страх — она едва не расплескала недопитое молоко.

— Я ничего вам не сделала!

— Я тоже ничего тебе не сделаю, — машинально проговорил юноша. — Теперь мне пятнадцать лет, и я в отличной форме. Я взрослею, а значит, готов стать мужчиной.

Молоко чуть не пролилось на пол.

— Умоляю вас, господин…

— Стоит ли упоминать, что мой отец мог бы привести мне любую женщину, какую я только пожелаю.

Джоли кивнула — ее руки все еще дрожали.

— Я выбрал тебя. Зачем, по-твоему, мне понадобилась серая деревенская девчонка, на год младше меня?

У нее участилось дыхание.

— Умоляю вас…

— Прекрати! — строго приказал Пэрри. — Отвечай на мой вопрос.

Девушка судорожно глотнула воздух.

— По… потому что, кроме меня, здоровых девственниц в деревне больше не осталось.

— Нет.

— Но это правда, господин! До меня не дотрагивался еще ни один парень.

— Охотно верю, но послал я за тобой не поэтому. Подумай еще.

— Потому что мой отец должен…

— Нет! Вся деревня в долгу у Колдуна!

Девушка пожала плечами:

— Тогда не знаю, господин.

— Пэрри! Зови меня просто Пэрри! Я такой же безродный, как и ты.

— Пэрри, — застенчиво пролепетала она.

— Я позвал тебя, потому что мне нужна самая лучшая из женщин — а ты как раз и есть самая лучшая.

×