Возлюбивший зло, стр. 1

Пирс Энтони. Возлюбивший зло

— Piers Anthony. For Love of Evil (1988) («Incarnations of Immortality» #6). Пер. — Т.Сальникова.

Изд. «Полярис», 1997 («Миры Пирса Энтони»).

OCR & spellcheck by HarryFan, 26 December 2001

1. ПЭРРИ

В дверь едва слышно постучали. Пэрри открыл.

Перед ним стояла девушка, по-детски сжавшаяся от смущения. Вокруг ее головы была повязана узкая ленточка, чтобы распущенные волосы, которые по цвету напоминали мед, не падали на лицо. Испуганные серовато-зеленые глаза казались огромными.

— Я Джоли, — прошептала гостья, невольно прижав руки к груди.

Значит, пришла все-таки!

У Пэрри вдруг пересохло во рту. Он знал, что девушка придет, но до последней минуты сомневался, хотел, чтобы она пришла, и чего-то боялся… Теперь ему предстоит выдержать экзамен.

— Милости прошу, — произнес Пэрри, стараясь не выдать волнения.

Девушка взглянула на него, и ее личико плаксиво сморщилось.

— Пожалуйста, господин, отпустите меня, ну пожалуйста! Я ничего такого не сделала и никогда не говорила о вас дурного! У меня и в мыслях не было вас оскорбить, а если уж чем и оскорбила, простите великодушно! Умоляю, не заколдовывайте меня, пожалуйста! — Закрыв лицо руками, она разрыдалась.

Пэрри смутился:

— Но я вовсе не собираюсь тебя заколдовывать, Джоли! С чего ты взяла?

Сквозь пальцы сверкнули ее прекрасные глаза.

— Правда?

— Ну конечно! Я знаю, что ты не сделала мне ничего плохого. Я хочу лишь… — Пэрри не нашел нужных слов. — Я объясню, если ты зайдешь.

Ее слезы иссякли, но страх остался.

— Колдун сказал, что меня никто не обидит, — немного с вызовом бросила Джоли.

— Отец не солгал, — подтвердил Пэрри. — Мне нужно только поговорить с тобой. Входи, пожалуйста — в доме теплее.

Девушка колебалась. Налетевший ветер заставил ее зябко поежиться. Вероятно, она надела свое лучшее платье — впрочем, оно не отличалось чистотой и, если бы не обхватывающая талию веревка, висело бы на худенькой фигурке гостьи мешком. Такая одежда вряд ли защищала от осеннего холода…

— Вы приказываете мне, господин?

Пэрри поморщился:

— Я не господин, а ученик Колдуна, Джоли. К тому же ненамного старше тебя. И даже если бы мог, я не стал бы тебе приказывать. Мне просто хочется провести этот вечер в твоем обществе.

Ее лицо снова исказилось от страха.

— Умоляю, избавьте меня от этого! Для вас это пустяк, а для меня — целая жизнь!

Пэрри предвидел, что могут возникнуть трудности, однако как следует не задумывался над этим. Девушка же была твердо уверена: войдя в его дом, она обречена.

Что ж, можно отпустить ее — и тем самым потерять, быть может, свой единственный шанс, а заодно провалить первый серьезный экзамен. Неудачи никогда не вызывали у Колдуна сочувствия…

— Ну как мне убедить тебя в том, что я не желаю тебе зла?! — воскликнул Пэрри. — Клянусь, я и пальцем тебя не трону без твоего разрешения и ни за что не стану тебя принуждать.

— Сможете поклясться Девой Марией? — недоверчиво отозвалась девушка.

— Клянусь Девой Марией!

Джоли подождала, не провалится ли юноша на месте за ложную клятву, однако с ним ничего не случилось. И все же ее одолевали сомнения.

— Заходи в дом, пока не замерзла, — предложил Пэрри. — У меня горит огонь.

Похоже, девушка дрожала не только от страха.

— Не забывайте, вы поклялись, — с беспокойством напомнила она.

— Девой Марией, — согласился Пэрри.

Тогда Джоли переступила порог и взглянула на камин. В нем действительно горел огонь, распространяя вокруг тепло. Пэрри сложил его так, как учил Колдун, чтобы очаг согревал комнату и поменьше дымил.

Протянув руки к огню, Джоли опустилась перед камином на колени. Теперь убожество ее одежды стало еще более очевидным — сквозь изношенную, местами с дырами ткань просвечивали тонкие руки. Но девушка ничего не замечала. Сейчас ей хотелось только одного — согреться.

Пэрри со скрипом захлопнул тяжелую дубовую дверь и запер ее от ветра на задвижку, однако откуда-то все равно тянуло холодом. Потом он не спеша прошел в кладовую, которая располагалась в нише одной из стен и отделялась от комнаты темной льняной шторой. Достав хлеб, чашку с маслом и банку ежевичного джема, юноша поставил все это на поднос, а затем добавил еще кувшин козьего молока, нож и две кружки. Пэрри внес поднос в комнату и разложил все на деревянном столе.

— Я как раз собирался перекусить, — беззаботно сообщил он.

Оторвав зачарованный взгляд от огня, Джоли обернулась. На секунду глаза их встретились, однако она тут же молча отвела свои.

— Иди же сюда, — произнес Пэрри, поднимая острый нож.

Взглянув на него, девушка пронзительно взвизгнула. Подпрыгнув, она бросилась к двери, и если бы та не оказалась заперта, выскочила бы на улицу.

— Постой! — крикнул Пэрри, роняя нож и устремляясь за ней. — Я только хотел…

Полагая, что попала в ловушку, Джоли бросила на него полный ужаса взгляд и тут же потеряла сознание.

Однако Пэрри вовремя успел удержать ее за плечи. Девушка не хитрила — ее тело обмякло, как у тряпичной куклы. Пэрри пришлось поднять ее на руки

— она и впрямь оказалась не тяжелее куклы.

Пэрри попытался усадить Джоли на табурет, однако у него ничего не получилось. Тогда он опустил бедняжку прямо на пол, прислонив к теплой каминной стене и подложив под спину подушки.

Через минуту Джоли пришла в себя и, открыв глаза, стала испуганно озираться по сторонам, как пойманная в силок птичка.

— Все в порядке, Джоли, — поспешил заверить ее Пэрри. — Ты упала в обморок, но с тобой ничего не случилось.

— Твой нож…

Так вот в чем дело! Он собирался резать хлеб, а девушка подумала невесть что… Теперь понятно, почему бедняжка едва не грохнулась в обморок.

— Я же дал клятву, — напомнил Пэрри, — что не причиню тебе вреда.

— Но ведь…

— Я просто хотел отрезать тебе хлеба.

— Но жертва…

— Я поклялся, — терпеливо повторил он, — Девой Марией. Неужели ты мне все еще не веришь?

— Верю, — с сомнением согласилась она.

— Сейчас я отрежу тебе кусок хлеба, — осторожно заметил Пэрри. — Или отрежь сама, если хочешь.

— Нет-нет! — поспешно отозвалась Джоли, вероятно испугавшись, что нож все равно вывернется у нее из рук и прольет ее невинную кровь.

Тогда Пэрри медленно поднял нож и отрезал толстый кусок хлеба.

Джоли не сводила глаз с острого лезвия. Она немного успокоилась только тогда, когда то неподвижно застыло на столе.

— Может, намазать маслом? — предложил Пэрри. — Или джемом?

— О, господин… — попыталась возразить девушка.

— Я тебе не господин, — твердо повторил он. — Зови меня просто Пэрри.

— Как я могу!

Пэрри мрачновато улыбнулся.

— Просто Пэрри, — сказал хозяин, дотрагиваясь до ножа.

— Пэрри! — вскрикнула Джоли, съежившись от страха.

— Вот так-то лучше. Видишь ли, я всего лишь на год старше тебя и смотрю на тебя как на равную.

— Но ведь вы сын Колдуна!

— Так масло или джем? — спросил он. — Или, может быть, то и другое?

— Мне? — Она просто глазам своим не верила.

— Да, тебе. Себе я отрежу другой. Смотри, сейчас я это сделаю. — Пэрри взял в руки нож.

Ее глаза снова с ужасом устремились на него. Девушка едва дышала. Казалось, будто он подвергает буханку хлеба каким-то изуверским пыткам.

— Пожалуй, мне лучше убрать эту штуковину, — сказал Пэрри, отрезав хлеба. Затем он отнес нож обратно в кладовую — за штору, подальше от глаз. Только после этого девушка смогла вздохнуть спокойно.

Хозяин щедро намазал оба куска грубого черного хлеба маслом, а сверху покрыл их слоем джема. Приблизившись к девушке, Пэрри протянул один кусок ей.

— Бери же, — предложил он. — Я сяду по другую сторону камина и тоже буду есть.

×