Быть лучшей, стр. 2

Прошла минута, другая. Наконец она открыла глаза, включила двигатель и спустилась с холма, направляясь в сторону шоссе Лидс – Брэдфорд, которое вело на дорогу M1, на юг, в Лондон. Она добралась до M1 за полчаса. Машин было мало. Лишь изредка мелькали случайные автомобили, грузовиков же вообще не было. Если повезет до конца, она уже через четыре часа будет сидеть за столом в своем кабинете.

Пола нажала на педаль газа и, набирая скорость, помчалась вперед.

Музыка набрала мощь крещендо, стихла, снова набрала мощь, очаровывая своей красотой. Пола испытывала подлинное счастье. Мысль ее работала ясно и четко. Она прекрасно знала, что предстоит ей в ближайшие несколько месяцев, но у нее не было и тени сомнения в правильности того, что она собиралась предпринять.

Пола увеличила скорость. «Эстон Мартин» летел по дороге, словно у него появились крылья, словно он несся по воздуху. Она наслаждалась своей властью над этим великолепным чудом техники, а еще уверенностью в нем, в себе самой и своем будущем. Она сама придумала этот план. План без изъяна. И она собиралась воплотить его как можно быстрее. Все будет, как надо. Срывов быть не должно…

Часть 1

ЧУЖИЕ И ЛЮБИМЫЕ

Ты врагом никого не зови,

Но чужих никогда не люби.

Стелла Бенсон

Страннолюбия не забывайте, ибо через него некоторые,

не зная, оказали гостеприимство Ангелам.

Послание к евреям Святого Апостола Павла 13, 2.

Любимый сердце взял мое, а я его взяла.

Простой обмен: одно отдай – одно возьми

Мое – при нем, его – во мне

Таких чудесных сделок мир еще не видел.

Сэр Филип Сидней

Глава 1

Как всегда бодро, Пола вошла в кабинет лондонского магазина и, вынув из портфеля папки, села за старинный стол в углу. Тут она заметила у лампы со старинным фарфоровым абажуром темно-желтый конверт с пометой «лично». Видимо, он был доставлен курьером. Пола сразу узнала почерк и испытала мгновенный прилив радости. Она порывисто схватила конверт, надрезала его золотым ножичком и развернула свернутый вдвое лист. Почерк был ровный, уверенный. «Встречаемся в Париже. Сегодня вечером. Тебе заказаны билеты на рейс 902, «Бритиш эруэйз», в шесть часов. Жду с нетерпением где обычно. Не огорчай меня».

Пола нахмурилась. Письмо было написано в решительном, не допускающем возражений тоне и рассчитано на то, что она последует полученным указаниям. Раздражаясь от его самоуверенности, Пола чувствовала, как недавняя радость угасает. Разумеется, никуда она не поедет. У нее другие планы. Она должна провести уик-энд с детьми. И не просто должна – ей этого хочется.

Комкая в руках записку, она откинулась на стуле и рассеянно уставилась на стену, думая о нем. Самонадеянный, самовлюбленный… Так, впрочем, оно и было. На ее лице мелькнула улыбка, и она внезапно почувствовала сильное искушение принять предложение. Признаться, было бы чудесно провести с ним уик-энд в Париже. Хотя с неменьшим удовольствием она занялась бы другими вещами. Пола снова улыбнулась, правда, на сей раз почти печально, отдавая себе отчет в том, что никогда не будет вполне довольна собой. К черту эти мысли! Дело прежде всего. Это правило Эмма Харт внушила ей еще в самом раннем детстве, хотя порою Поле хотелось, чтобы бабушка была подобрее. Но та вышколила ее на славу, не уставая напоминать, что богатство и привилегии неотделимы от обязанностей, что они всегда должны идти рука об руку, чего бы это ни стоило. И поскольку ей уже было тридцать шесть, даже почти тридцать семь, вряд ли следовало ждать, что характер ее переменится.

Пола выпрямилась и, подавив вздох, вложила записку в конверт. Романтическое приключение в любимом городе с удивительным, ни на кого не похожим мужчиной было, разумеется, весьма привлекательным, но неосуществимым. Нет, она не поедет в Париж, чтобы предаваться там любви. Она отправится к своим детям, как и положено хорошей матери. Она нужна им. В конце концов, они не виделись уже две недели. Но, по правде, и с ним она уже давно не виделась – как долго?

– Проклятие! – произнесла Пола вслух. Хоть бы эта записка вовсе не попадалась ей на глаза. Она выбила ее из колеи, разбередила душу, причем как раз тогда, когда ничто не должно было ее отвлекать. Ближайшие месяцы обещали быть очень сложными – пожалуй, критическими в ее жизни.

Ладно, попозже она позвонит ему и скажет, что не может приехать. Да, надо еще отменить заказ на рейс. Подумав немного, Пола решила, что надо сделать это сейчас же, не откладывая. Но не успела она дотянуться до трубки, как телефон зазвонил.

– Алло? – сказала Пола, поспешно схватив трубку и краешком глаза наблюдая, как ее помощница Джилл входит в комнату с чашкой кофе.

– Привет, Пола, это я. – Звонил кузен Александр. – Я был у тебя в магазине в Лидсе, но выяснилось, что именно в тот единственный день, когда я там оказался, ты отправилась в Лондон.

– О, Сэнди, милый, как жаль, что мы разминулись, – воскликнула Пола и, прикрыв ладонью трубку, поблагодарила Джилл, которая поставила перед ней кофе. Та, улыбнувшись, вышла из кабинета.

– Ты что, вчера вечером был в Йоркшире?

– Да, приехал туда около половины седьмого.

– В это время я еще была в магазине, Сэнди. Жаль, что ты сразу не позвонил мне. Могли бы вместе поужинать.

– Да нет. Видишь ли, мне надо было как можно раньше добраться до Наттон-Прайори. Мой управляющий сегодня уходит в отпуск, и нам следовало переделать кучу дел. – Александр помолчал и откашлялся. – Сегодня утром ты была на могиле у бабушки… Это ведь твои цветы там, Пола?

– Да. – В голосе ее послышались сентиментальные нотки. – Я там была рано утром, перед тем как отправиться в Лондон.

– Я следовал за тобой буквально по пятам. – Александр усмехнулся. – Наверное, нам просто не суждено было сегодня встретиться. Что ж, выходит, мне не повезло.

Пола нежно относилась к своему кузену и всегда улавливала оттенки его настроений. На сей раз его голос звучал как-то странно, и это ее встревожило.

– Сэнди, что-нибудь случилось? – быстро заговорила она. – Тебе надо со мной поговорить?

Александр чуть помедлил в нерешительности и ответил с преувеличенной твердостью:

– Нет, нет, что ты! Я просто подумал, что неплохо бы пообедать вместе, ведь мы с тобой столько не виделись. Я понимаю, что у тебя полно дел… и все же, старушка, мне не хватает наших прежних тет-а-тетов.

Пола старалась уловить колебание в его голосе, которое заметила минуту назад, но сейчас он звучал как обычно – ровно и спокойно.

– И мне их тоже не хватает, Сэнди, – сказала она, – но ты же знаешь, все лето я была ужасно занята, приходилось постоянно летать на юг Франции, да прочих дел было невпроворот. Слушай, коль скоро уж ты позвонил… я давно собиралась тебе сказать. – Пола порывисто вздохнула и продолжала уже чуть более строго: – Я тобой недовольна, Александр. В этом году ты почти не был с нами в Кап-Мартине, а ведь это же твой дом. К тому же мне кажется…

– Не только тебе приходится зарабатывать на жизнь, – коротко оборвал ее Александр и без малейшей паузы возбужденно продолжил: – Знаешь ли, у меня тоже полно дел, так что прошу тебя, не надо ворчать. Вот и Эмили в этом последнее время поднаторела. Прямо житья от нее нет.

– Твоя сестра считает, что ты слишком перегружен. Ей хотелось бы, чтобы ты легче воспринимал жизнь и научился ей радоваться. И, между прочим, я согласна с Эмили. От всего сердца согласна.

Пропустив мимо ушей это замечание Полы, как и ее укоризненный тон, Александр сказал:

– Насколько я понимаю, ты на уик-энд отправляешься на виллу?

– Да. Завтра девятичасовым рейсом лечу в Ниццу и вернусь в понедельник утром. Сэнди! У меня идея. Отчего бы тебе не прокатиться вместе со мной? Поездка доставит тебе удовольствие. А уж как дети тебе обрадуются! И Эмили тоже.

×