Кристалл желаний, стр. 1

Майя Зинченко

Кристалл желаний

Так уж случилось, что во Вселенной существует множество миров. Все они необычны — каждый по-своему, но один точно выделяется из общей массы. Люди всех возрастов и профессий, и не только они, попадают в него из разных эпох. Случайно, конечно. Никого не спрашивали, хочет он навсегда оставить свою уютную обитель и попасть в этот полный опасностей и неожиданностей Мир или нет. Для некоторых личностей, свято верящих в торжество разума над предрассудком, настоящим шоком стало известие о том, что здесь наряду с наукой существует магия, да не просто существует, но и всегда во все вмешивается. К тому же в этом Мире явный переизбыток волшебных существ — они постоянно путаются под ногами, занимают лучшие места в тавернах, а особо несознательные пишут ругательства на свежевыкрашенных заборах. Столица самого крупного материка, город Фар, может похвастаться еще и тем, что в ней живут абсолютно все создания, которые только способна изобрести человеческая фантазия, и даже те, мысль о чьем существовании приходит на ум только после вечера, проведенного в пивной бочке.

На одной из улиц этого славного города стоит дом Агентства Поиска, сотрудники которого занимаются тем, что ищут и, самое главное, находят — пропавшие веши, людей, драгоценности, секретные документы, магические артефакты, да что угодно, хоть слона в мелкую черно-белую клеточку, лишь бы плата была соответствующая. Сотрудники в Агентстве подобрались под стать Миру: Квинт Фолиум — бывший гражданин Рима, начальник Агентства; Крион Кайзер — гениальный, но очень рассеянный техномаг, ныне по совместительству исполняющий еще и обязанности Главного техномага Министерства; гном Дарий; немец Эрик Эрфиндер, обожающий технику, электронику и постоянно что-то изобретающий, а также еж Феликс, телепатические способности которого иногда оказываются просто незаменимыми. Кроме того, в Агентстве Поиска на перевоспитании находится гном по имени Фокс.

На этот раз Квинту совсем не хотелось браться за новое дело. Что было тому виной: предчувствие близких неприятностей или природная лень, он не знал. Финансовых затруднений на данный момент Агентство Поиска не испытывало. А если так, то к чему лишний раз рисковать? А Квинт точно чувствовал: это дело связано с риском. Но после продолжительной беседы и трех чашек крепкого кофе он все же позволил себя уговорить. Этот великий подвиг удалось совершить делегаций из семи человек. Как только они вошли, в кабинете Квинта сразу же стало очень тесно. Их было семеро, и это не считая Дария, Криона, Эрика, Фокса, Феликса и самого начальника Агентства! Дерблитца, несмотря на все его попытки проникнуть внутрь и отчаянный лай, в кабинет не пустили. Только немецкой овчарки в полном расцвете сил и прыгучести здесь еще не хватало! Визитеров кое-как разместили на стульях, принесенных из гостиной и кухни. Делегация состояла из облаченных в синие рясы мужчин разного возраста, возглавлял ее пожилой полный человек по имени Бенедикт. Он не скупился на похвалу в адрес Агентства Поиска, и, чтобы устоять перед его красноречием, нужно было иметь прямо-таки каменное сердце.

— Мы столько слышали о вас! Ваше Агентство Поиска... — Бенедикт в восхищении всплеснул руками, — о нем замечательные отзывы! Мы знаем, что нет такого дела, с которым вы не справились бы. Агентство ведь очень известно, о нем практически везде говорят. И только хорошее.

По правде говоря, Бенедикт узнал о существовании Агентства Поиска лишь вчера вечером. Он наткнулся на рекламное объявление, когда задумчиво листал газету. И наткнулся, надо сказать, весьма кстати. Бенедикт являлся хранителем музея химических реактивов под названием «Хим. опыт» в городе Зиро. Два дня назад один из сотрудников обнаружил пропажу очень ценного и редкого минерала. В срочном порядке осмотрели хранилище (из-за слишком большой ценности он не был включен в экспозицию), но все было напрасно. Сотрудники и охрана музея в недоумении разводили руками — кроме злополучного камня, больше ничего не пропало. Бенедикт сурово побеседовал с каждым, но все клялись и божились, что ничего не брали и не имеют никакого отношения к его исчезновению. Никаких обличающих улик у Бенедикта не было, а потому ему пришлось поверить в невиновность подчиненных. Однако факт оставался фактом: камень был, а теперь его не стало. Но ведь кто-то же совершил кражу! Для хранителя музея это была настоящая катастрофа.

— А вы не пробовали обратиться за помощью к патрульным? Они иногда добиваются неплохих результатов в таких делах. Высокий процент раскрываемости...

Бенедикт с укором посмотрел на Квинта:

— Во-первых, Патруль Города действует чрезвычайно медленно, а мы ограничены во времени, а во-вторых, — глава музея замялся, подыскивая нужные слова, — это весьма деликатное дело. Поймите, может разразиться грандиозный скандал. Во всех сферах. Вполне вероятно, что в связи с пропажей музей закроют, и каждому из нас будет светить отдельная и очень неуютная комната в Башнях. А мне, наверное, комната в Подводном Куполе строгого режима. Лет на двести, — добавил он уныло.

Все сотрудники музея дружно, как по команде, вздохнули.

— Даже так? — Квинт покачал головой. — Что же такого особенного в этом минерале, если к вам могут применить столь суровые меры?

— Да да. Расскажите подробнее, — попросил Крион.

Бенедикт кивнул одному из членов делегации — худенькому, голубоглазому, похоже ирландцу. По всей видимости, технические тонкости были в его ведении. Ирландец прокашлялся и принялся объяснять:

— Ледяной кристалл, или, как мы его сокращенно называем, лед, поистине уникален. При определенной температуре он способен материализовать воображаемые объекты, а при остывании закреплять их. Причем реальность и подлинность объектов не подвергается сомнению.

Дарий нахмурился и спросил:

— В каком смысле материализовать? Выразитесь яснее. Вы хотите сказать, что он осуществляет любую фантазию? Так, что ли?

— Да. — Голос Бенедикта прозвучал едва слышно. — Только для этого нужно находиться в момент нагревания непосредственно рядом со льдом. Где-то на расстоянии вытянутой руки.

— И вы позволили украсть из музея столь бесценную вещь?! — Негодованию Криона Кайзера не было предела.

— У нас много редких минералов. В музее надежная сигнализация и охрана. Во всяком случае, мы так считали, раньше у нас не было неприятностей подобного рода.

— Все бывает в первый раз, — философски заметил Квинт. — Теперь понятно, почему вы беспокоитесь. На то есть все основания... Любое желание злоумышленника, даже самое фантастическое, может осуществиться. Вам повезло, что Крион в отпуске и не представляет официальные власти, а то бы музею досталось на орехи. Кстати, все время забываю спросить: а почему у тебя отпуск? Ты же проработал только несколько месяцев.

— Ну, — Крион нахмурился, — Совет в витиеватых выражениях сообщил мне, что я им в ноябре не понадоблюсь. Отпустил меня на все четыре стороны и в связи с этим на радостях урезал половину ноябрьской зарплаты. Действительно, и зачем им Главный техномаг? — добавил он мрачно.

Сотрудники музея взглянули на него с плохо скрываемым ужасом. Им совсем не хотелось иметь дело с Главным техномагом Министерства. Пропажа ледяного кристалла держалась ими в строжайшем секрете. Но отступать было уже поздно.

— Ха, я так и знал, что дело в чем-то подобном. А точнее, в деньгах. Они просто захотели на тебе сэкономить. Да вы не пугайтесь, — обратился Квинт к «отважной» семерке. — Крион здесь как частное лицо и ничего плохого вам не сделает.

— Помогите! — Бенедикт умоляюще простер руки к начальнику Агентства. Казалось, что еще немного, и он упадет на колени. — На карту поставлена наша репутация и еще много чего другого ценного. Сохранность всего Мира, например. Можете на нас полностью рассчитывать, — добавил он, поразмыслив. — Все наши средства в вашем распоряжении.

Квинту очень понравилась последняя фраза о средствах.

×