Трилогия Трауна-2: Темное воинство, стр. 2

Под экраном внешнего обзора мигал красными, белыми и зелеными огоньками голографический тактический дисплей, по которому Ковелл отслеживал, как его АТВ, ACT и легкие «вертушки» окружают лагерь Каррде. Пока все шло хорошо.

Хорошо, но не идеально. Один из «топтунов» на северном фланге и приданные ему самоходные установки заметно отстали от своеобразной металлической петли, которую образовывал фронт.

— Второй, подберите хвосты, — крикнул Ковелл в комлинк.

— Стараемся, сэр, — ответил далекий голос со странным металлическим призвуком; видимо, результат помех, которые излучала богатая металлом флора Миркра. — Нам на пути попались какие-то лианы. Они немного замедлили продвижение разведывательных самоходок.

— А на вашем АТВ это как-то сказалось?

— Нет, сэр, но мы не хотели растягивать порядок…

— Выравнивать фланги — это хорошее упражнение во время маневров, майор, — перебил его Ковелл. — Но я рекомендую этим заниматься в другое время. Если самоходки не могут за вами угнаться, бросьте их.

— Есть, сэр.

Ковелл отключил комлинк и хмыкнул. Гранд адмирал был прав, по крайней мере, в одном: его войскам придется пройти не одно боевое крещение, прежде чем они хоть как-то подтянутся к стандартам Империи. Сейчас перед ним были всего лишь заготовки для будущих солдат. И, надо признать, неплохие. У него на глазах северный фланг выровнялся: вперед, на место увязших в джунглях ACT ринулись «вертушки», а легкие самоходки заняли место в арьергарде.

Энергетический сенсор пробибикал предупредительный сигнал: они были рядом с лагерем.

— Доложить обстановку, — потребовал генерал у экипажа своего танка.

— Все орудия заряжены и готовы к стрельбе, — ответил канонир, не отводя глаз от визира.

— Никаких следов сопротивления, ни активных, ни пассивных, — добавил водитель. — Наше приближение не засек бы разве что пьяный хатт.

— Разговорчики! Оставаться в состоянии полной боевой готовности, — приказал Ковелл и вновь набрал код командной частоты. — Всем подразделениям: вперед.

Смачно прохрустев растоптанной тяжелыми ногами растительностью, АТВ выскочили из джунглей.

С дивной синхронностью, достойной парада в Центре Империи: со всех четырех сторон на расчищенной от зарослей площадке появились еще три тяжелых шагающих танка. Затем в предрассветных сумерках показались самоходки и «вертушки», которые быстро замкнули кольцо вокруг темных пятен зданий.

Ковелл быстрым, но внимательным взглядом пробежался по приборам. Два источника энергии продолжали работать: один — в центральном здании, второй — в пристройках, похожих на казармы. Нигде не наблюдалось активных сенсоров, оружия или энергетических полей. Анализатор жизненных форм завершил свои сложные вычисления и пришел к многообещающему выводу, что во внешних зданиях жизни обнаружено не было.

С другой стороны, в большом центральном здании…

— У меня есть данные о примерно двадцати жизненных формах, генерал, — сообщил командир АТВ номер четыре. — Все в центральной секции.

— Но люди среди них не распознаны, — добавил водитель Ковелла.

— Может, прячутся за экраном, — проворчал генерал, сверяясь с монитором.

В лагере по-прежнему не было никакого движения.

— Давайте выясним, господа. Штурмовые команды — вперед!

Распахнулись задние люки «вертушек», и из каждого выскочила команда, состоящая из восьми бойцов, прижимавших к защищенной броней груди лазерные винтовки. Команды разделились пополам: одна часть осталась у машин, направив бластеры на лагерь, а вторая коротким перебежками преодолела открытое пространство, заняв боевые позиции у пристроек. Затем их товарищи, оставшиеся в тылу, совершили аналогичную перегруппировку, добежав до новых сараев. Это была отработанная столетиями военная тактика, исполненная с рвением и ошибками, достойными необстрелянных юнцов. Все же здесь определенно присутствовал сырой материал.

Солдаты продолжали свои перебежки по направлению к главному зданию, по пути разделяясь на более мелкие группы, чтобы проверить все близлежащие постройки. Вот авангард уже достиг центральной постройки — яркая вспышка озарила лес, когда бойцы взрывом вышибли дверь. С характерным гулким топотом штурмовики ввалились в здание.

Потом наступила тишина.

Она тянулась несколько минут, нарушаемая лишь короткими командами. Ковелл внимательно слушал, глядя на приборы… Наконец раздалось что-то, отдаленно напоминающее доклад:

— Генерал Ковелл, это лейтенант Барсе. Мы закрепились в указанной зоне. Здесь никого нет.

Ковелл кивнул:

— Очень хорошо, лейтенант. Ну, что вы там нашли?

— Похоже, они в спешке бежали отсюда, — ответил второй. — Оставили здесь немало разного барахла, но все это сильно смахивает на мусор.

— Это решат следователи, — осадил юмориста Ковелл. — Есть там какие-нибудь признаки мин-ловушек или других неприятных сюрпризов?

— Никак нет, сэр. Ах да, эти жизненные формы, — которые засекли наши сканеры, всего лишь длинные пушистые зверушки, которые живут на дереве, растущем сквозь центр крыши.

Ковелл снова кивнул. Если он не ошибался, их называли йсаламири. Траун уже несколько месяцев возился с этими тварями, придавая им огромное значение, хотя Ковелл не мог взять в толк, какая могла быть польза от этих пушистиков на войне. Когда-нибудь, подумал он с короткой жесткой усмешкой, флот соизволит раскрыть мне этот страшный секрет.

— Приготовиться к зачистке местности, — приказал он лейтенанту. — Дайте знать группе расследований, когда будете готовы. И расслабьтесь. Гранд адмирал хочет, чтобы мы разнесли эту базу в пыль. Что ж, именно это мы и сделаем.

* * *

— Отлично, генерал, — произнес голос едва слышно, несмотря на усилители и компьютерную очистку звука. — Продолжайте.

Сидя у штурвала «Дикого Каррде», Мара повернула голову, чтобы взглянуть на человека, стоящего за ее спиной.

— Полагаю, все кончено, — сказала она.

Сначала ей показалось, что Тэлон Каррде не услышал ее. Он стоял как стоял, глядя на далекую планету, крошечный бело-голубой полумесяц, висящий над ломаной линией кратера, в котором прятался корабль. Мара собралась повторить свое замечание, когда Коготь пошевелился.

— Да, — сказал он; спокойный голос не выдал эмоций, которые должны были бушевать под напускным равнодушием. — Полагаю, да.

Мара обменялась взглядом с Авесом, занимавшим кресло второго пилота, потом вновь посмотрела на Каррде.

— Может, нам пора?

Каррде тяжело вздохнул… Ему сейчас нелегко, подумала Мара. Он не хочет говорить, но база на Миркре много для него значила. Она была не просто базой, перевалочным пунктом, она была домом. Его домом.

Мара с трудом отогнала от себя эту мысль. Итак, Каррде потерял свой дом. Большое дело! Она потеряла гораздо больше, а все еще жива и не очень отчаивается. И Каррде переживет.

— Я спросила, может, пора отсюда?

— Я слышал, — все опять скрылось за сардонической усмешкой. — Подождем еше немного. Надо узнать, не оставили ли мы чего-нибудь, что наведет их на базу Риши.

Мара опять переглянулась с Авесом.

— Мы все тщательно проверили, — отозвался второй пилот. — Не думаю, что в центральном компьютере осталось хоть одно упоминание о Риши.

— Ты поручишься своей жизнью? — саркастически хмыкнул Каррде. Авес пожевал губу.

— Нет.

— Вот и я не рискну. Будем ждать.

— А если они нас засекут? — встряла Мара. — Прятаться за астероидом… самый древний трюк, какой есть на свете.

— Не засекут, — отозвался Каррде. — Сомневаюсь, что им вообще придет в голову нас искать. Когда среднестатистическое разумное существо спасается бегством от такого, как Гранд адмирал Траун, едва ли оно остановится прежде, чем намотает порядочное расстояние.

Ты поручишься своей жизнью? У Мары было кисло во рту. Но она сдержалась. Вероятно, Коготь прав. Все равно на то, чтобы разогреть двигатели и перейти на скорость прыжка, «Дикому Каррде» нужно меньше времени, чем «Химере» или ДИ-истребителям на то, чтобы добраться до астероида.

×