«Титаник» плывет, стр. 57

Ральф Паркер не произнес ни слова. Да и что, собственно, он мог сказать? Тем более теперь.

15 апреля 2002 года
6 часов 10 минут

Огорчение капитана О'Нила было искренним. Ни грамма фальши. Он действительно переживал. И сопереживал Джудит Даррел.

Возможно, сказалось влияние Чарльза Адамсона.

Джу тоже билась над тайнами «Титаника». Вернее, всего одной тайной. Зато — какой!

Майкл О'Нил навел справки.

Женщина говорила правду. И просила о помощи. А он не смог помочь. Так скверно!

— Клянусь вам, сэр! Сигнал был. Очень отчетливый. И повторялся много раз. Сначала позывные и сигнал бедствия. Потом — текст. «Ударились об айсберг. Идите на помощь».

— Ты твердишь это уже битый час, Уэст. Я понял. Не могу понять другого — зачем ты остановил запись?

— Говорю вам, сэр, это произошло случайно. Сначала тревога. Потом — сигнал. Я растерялся…

— И наложил в штаны — с каждым может случиться. Но зачем было останавливать запись?! Она-то чем тебе мешала?

— Виноват, сэр. Войдите в мое положение…

— Оставьте его, кэп!

Джудит отложила наушники. Сотню раз — никак не меньше — прослушала она эту пленку.

Короткий отрезок записи — как раз до того момента, когда Джеймс Уэст щелкнул выключателем.

Парень утверждал, что сигнал уже звучал.

Ничего подобного!

Только сухой треск и пронзительный, злобный вой. Будто вечность сама трубила в трубы, празднуя победу. Тайна, погребенная в водных лабиринтах, осталась при ней. На шесть лет, быть может. А возможно — навсегда.

Стоило ли винить в этом радиста?

Где ему тягаться с вечностью!

А самой Джу?

Хватит ли сил и времени?

Джудит вышла на палубу.

Светало. Ветер стих, океан был спокоен. Но суров. От воды тянуло холодом.

И все-таки Джу подошла к борту.

Оказалось — не она одна.

Маленькая хрупкая женщина замерла неподалеку, склонившись за борт. Словно пыталась разглядеть что-то в темных водах.

Джу неожиданно закашлялась.

Полина повернула голову, напряженно вглядываясь в полумрак.

— Джудит? Господи, я совершенно про вас забыла. Что сигнал?

— Говорят, он снова был.

— Говорят?!

— Меня выпроводили из рубки, как только объявили тревогу. А парень-радист испугался. Его бросили одного. И тут еще сигнал. Он выключил запись вместо того, чтобы ее включить.

— Невероятно!

— Да, верится с трудом. Теперь у меня есть еще одно устное свидетельство. Не так плохо.

— Вы очень расстроены?

— Не могу сказать, что на душе праздник. Однако не все потеряно. Пройдет шесть лет. Он появится снова.

— Потому что тот «Титаник» тоже плывет?

— Возможно. Только в другом измерении.

— «Титаник»?

Голос раздался из темноты так неожиданно, что обе вздрогнули. Полина первой разглядела мужчину, обратившегося к ним с вопросом. Вернее, его силуэт. Расплывчатый. Овеянный будто бы легкой дымкой.

Ей стало не по себе — облик мужчины показался удивительно несовременным.

Она различила густую черную бороду. Лица было не разглядеть. Зато белела во тьме сорочка. Небрежно распахнутый воротник казался большим и мягким — такие носили в начале прошлого века.

Фантазия довершила картину.

Представилось, что незнакомец одет в длинный бархатный халат, шалька-воротник отделан плетеным кантом, вместо пояса — длинный шелковый шнур с кистями.

Мягкие домашние брюки.

Туфли с тремя аккуратными пуговичками на боку.

— «Титаник», милые дамы, плывет. Можете в этом не сомневаться.

Он засмеялся — наваждение вроде бы рассеялось. Лорд Джулиан говорил с ними из темноты. Правда, совсем недолго.

Развернувшись, он снова исчез во мраке.

Оттуда донеслось:

— «Титаник» плывет! И все стихло.

PS. Все вышеизложенное полностью является авторским вымыслом.

Любые совпадения могут быть только случайностью.

PPS. За помощь, оказанную при создании романа, автор выражает огромную признательность адмиралу Дэвиду В. Флемингу (David W. Fleming).

×