Считайте это капризом…, стр. 44

— Как ни при чем? — не поверила Марина. — А кто же тогда избил фотографа?

Мохов поморщился:

— Да это все их внутренние разборки. У них там что-то вроде конвенции, территория поделена, а он возьми и сунься на чужую. А что вы хотите, когда каждый «профессиональный» нищий милостыню собирает только на специально закрепленном за ним углу? Как говорится, простые и незамысловатые нравы.

— А Ящерка? — Марина вспомнила, что за последние семь дней не видела ее в пансионате.

— А, эта… Да она, как оказалось, была сожительницей этого Юрика.

— Выходит, это она рылась в моих вещах, — пробормотала Марина.

И они немного помолчали. Бог знает, какими мыслями заполнял паузу Мохов, а Марина думала, что вся эта жутковатая история, в которую ее угораздило «сунуть свой длинный нос», сплошная цепь случайностей. А потом спросила, удалось ли найти Полину.

Мохов покачал головой:

— Водолазы работают, но надежды мало. Наверное, ее унесло течением…

Тут объявили отправление поезда, и Марина вошла в вагон, а Мохов улыбнулся и, немного смутившись, пригласил:

— А вы к нам и на следующий год приезжайте. У нас местечко отличное, тихое, спокойное… Да что я вам рассказываю, вы сами знаете.

С черным юмором у него было все в порядке.

Но Марина пообещала непременно приехать, если когда-нибудь в будущем ей снова выпадет счастье в виде горящей льготной путевки. При этом она прекрасно знала, что ничего подобного ей не светит.

* * *

Спустя сорок восемь часов Марина была уже на Курском вокзале. Надо сказать, Москва, как и предсказывала Гала, встретила Марину хмурой и безрадостной погодой с монотонным дождичком и промозглым пронизывающим ветерком. Зато на перроне стоял Петька, нахохлившийся, как мокрый цыпленок, и вытягивал свою тонкую шею, высматривая Марину в толпе. Марина первой его увидела и бросилась ему навстречу, обняла и принялась целовать.

— Ты че, ма, — засмущался Петька, — каких-то двадцать четыре дня не виделись…

Как-никак он переживал сложный переходный возраст, и телячьи нежности, особенно прилюдные, его коробили.

— Ну ладно, ладно. — Марина незаметно стерла следы губной помады с Петькиной щеки, потом смахнула слезинки со своих глаз и улыбнулась. — Как вы тут без меня?

— Не знаю, как только и выжили, — «, хмыкнул Петька, подхватил Маринину сумку и быстро пошел по перрону. Марина, держащая в вытянутой руке зонтик, едва за ним поспевала. Перед тем как нырнуть в подземный переход, она ненадолго остановилась, чтобы сложить зонтик. Сунув его под мышку, она снова разогналась вслед за Петькой, но вдруг дернулась и замерла…

Под козырьком подземного перехода, ведущего в здание вокзала, стоял каперанг. Он смотрел на Марину и улыбался, а в руках у него был букет. Что он тут делает, механически подумала Марина, неужели же он… Потом она вспомнила, что по-прежнему ничего о нем не знает. Например, ей до сих пор непонятна загадочная история с коттеджем. Но одно она, по крайней мере, знала: может, он никакой и не каперанг, но зато и не убийца.

×