Считайте это капризом…, стр. 3

Марина пожала плечами и, прихватив полотенце, отправилась в ванную. По всей вероятности, «интеллигентная» питерская соседка принимала душ незадолго до нее, ибо кафельный пол был так щедро залит водой, что Марина сразу же промочила тапки.

Глава 2

ПОПУТНОГО ВЕТРА, СИНЯЯ ПТИЦА

На завтрак Кристина собиралась долго и тщательно, словно на дипломатический прием. Несколько раз хлопала скрипучей дверцей шкафа прямо над ухом у Марины, потом долго шуршала целлофаном и громко топала по полу каблуками — и все это с утра пораньше, когда так хотелось спать. Марина с трудом протерла глаза, слипшиеся, как подтаявшие пельмени-полуфабрикаты, и покосилась на свою бесцеремонную соседку: та сидела на кровати и вовсю наводила марафет, подкрашивая ресницы тушью. Еще в комнате пахло ацетоном, потому что Кристина успела нанести свежую боевую раскраску на ногти, причем как на руках, так и на ногах. Да, повезло ей с соседкой, ничего не скажешь, снова подумала Марина. Потом со вздохом перевернулась на спину, полюбовалась самой большой трещиной на потолке и решила, что хочешь не хочешь, а вставать придется.

Утреннюю манную кашу она съела без аппетита, от хлеба с маслом отказалась, поскольку старый купальник был ей несколько тесноват. «Вот и хорошо, немного похудею», — утешилась она. В принципе, она и не была полной, хотя и немного округлилась за последние несколько лет, что ей, в общем-то, не мешало, но на пляже, конечно, хотелось выглядеть постройнее. Только не ради мифических поклонников, разумеется, тем более что еще накануне она успела приглядеться к местному контингенту, среди которого, даже на ее не слишком искушенный взгляд, не было заметно ничего сколько-нибудь стоящего.

Кристина, начавшая свои шумные сборы загодя, на завтрак явилась, когда Марина уже выходила из столовой. Они столкнулись в дверях, и соседка демонстративно отвернулась. Ну и штучка! Потом Марина еще пару раз видела ее на пляже. Та о чем-то беседовала с крепким мужичком в плавках звездно-полосатой расцветки американского флага, а потом — кто бы мог ожидать такого от подобной снобки! — с удовольствием позировала с желтым попугаем на плече перед пляжным фотографом, с утра до вечера таскавшимся по пляжу. К счастью, больше она на глаза Марине не попалась, и, чтобы продлить это удовольствие, Марина даже не стала после обеда подниматься в номер, а пошла в местный краеведческий музей.

В музее она полюбовалась этнографическим макетом из жизни первобытных аборигенов с электрическим костром и прочими атрибутами, дежурными позвонками мамонта, пыльными чучелами птиц и каменными наконечниками стрел. А также с немалым удивлением уяснила, что раньше на месте приморского городка была крепость, на которую сильно зарились турки и которая по этой самой причине переходила из рук в руки пять раз. Причем делалось это весьма оригинальным способом: сначала русские солдатушки — бравы ребятушки отбивали ее у противника, после чего царь-батюшка замирялся с восточными соседями и широким жестом отдаривал им оную крепость, а спустя год-другой все начиналось заново, постепенно превращаясь в национальный вид спорта.

После музея Марина двинулась на пляж, где загорала до ужина. Неудивительно, что после запеканки и чая ее отчаянно потянуло в сон. На ее счастье, соседки в номере не было, и Марина, скоренько приняв душ, нырнула в постель и мгновенно заснула. Спала она крепко и без сновидений, а проснулась сразу свежей и отдохнувшей. Потянувшись, посмотрела на соседнюю кровать и обнаружила, что та даже не разобрана. Похоже, зазнайка Кристина так и не пришла, ну и бог с ней! Марина умылась, подвела глаза карандашом, небрежно мазнула помадой по губам, открыла шкаф и застыла: все плечики были пусты. Соседка забрала свое барахло! Марина окинула взглядом комнату и обнаружила, что так же бесследно исчезли бесчисленные флакончики и пузыречки. Озабоченно потерла лоб ладонью и решила, что беспокойная соседка нашла то самое местечко пореспектабельнее, о котором говорила. Ну что тут скажешь, попутного ветра, синяя птица!

По дороге из столовой Марина все же поинтересовалась у согбенной спины дежурной по этажу, опять что-то пишущей (уж не романы ли она сочиняет паче чаяния?):

— А что, моя соседка выехала? Согбенная спина немедленно распрямилась:

— Из какого номера?

— Из сорок первого.

Марина снова получила редкую возможность лицезреть не только спину, но и лицо дежурной по этажу, с выражением суровым и озабоченным, какое бывает у людей «при исполнении»:

— Как это выехала?

Это уже сильно напоминало допрос первой степени, и Марина пожалела, что завела ненужный ей разговор.

— Ну, я не знаю… Может, она и не выехала, только почему-то не ночевала и вещей ее нет.

Дежурная деловито заглянула в свой гроссбух и осведомилась:

— Как ее фамилия, Виноградова?

— Виноградова — это я, — растерянно ответила Марина, — а ее фамилию я, честно говоря, не знаю.

— Значит, Коромыслова, — резюмировала дежурная, решительно поднимаясь из-за стола и гремя связкой ключей в кармане форменного халата блекло-салатного цвета.

Дежурная сама открыла дверь номера и, не обращая ни малейшего внимания на Марину, осмотрела комнату и ванную, заглянула в шкаф, пересчитала полотенца и простыни и, видимо, не обнаружив недостачи, в задумчивости подбоченилась.

— Может, она к каким родственникам переехала?

Марина пожала плечами:

— Понятия не имею.

Дежурная покусала нижнюю губу:

— Вообще-то она заплатила за неделю, а прожила всего три дня… Ладно, узнаю внизу, может, она выписалась… Хотя без моей визы не положено.

Подробно изложив Марине, что положено, а что нет, видимо, для того, чтобы она не вздумала повторить опыт своей вероломной соседки, посмевшей нарушить незыблемые правила, дежурная покинула номер, и ее раздраженные каблучки затихли где-то вдали. Марина же решила не забивать происшедшим голову и, захватив с собой полотенце, двинулась на пляж. По пути она запоздало подумала, что Кристина в принципе может вернуться в любую минуту и тогда уже Марине точно не избежать неприятностей. Она запросто сможет обвинить Марину в том, что бестолковая москвичка затеяла переполох на ровном месте.

Впрочем, уже к обеду такие настроения напрочь выветрились из Марининой головы, зато погода стала заметно портиться. Сначала на безмятежную небесную синь выплыли легкие облачка, потом облачка неожиданно преобразовались в свинцовые тучи, и в воздухе откровенно запахло дождем, не исключено, что и в сопровождении грома и молний. Отдыхающие все чаще задумчиво посматривали вверх, а потом и вовсе принялись торопливо собирать вещички. Марина последовала их примеру и, как оказалось впоследствии, поступила мудро. Когда она уже подходила к пансионату, с неба обрушился тропический ливень, промочивший ее насквозь в считанные секунды. А что было бы, если бы она еще задержалась? Страшно подумать, ее просто унесло бы в море потоком воды! Сиротами остались бы сын Петька и отечественный научно-технический прогресс.

Исчезнувшая Кристина так и не объявилась, и Марина, оставшаяся в одиночестве, вполне могла позволить себе подремать с книжкой в руках, но ее неожиданно обуяло какое-то беспокойство. А вдруг с ее соседкой что-нибудь случилось, а все уверены, что она уехала? Так ее даже искать никто не станет! А с другой стороны, если она забрала вещи, то, наверное, планировала свой уход из пансионата. Ну, конечно, она ведь сама говорила Марине, что ждет своего приятеля и, как только он приедет, переберется в «местечко пореспектабельнее». Марина еще немного поломала голову над этой задачкой и поднялась с постели. В конце концов, на улице дождь, и делать ей все равно нечего, так что она мало потеряет, если спустится вниз и поговорит с директором пансионата. Уж он-то наверняка знает, куда девалась Кристина.

Но директор, невысокий крепыш предпенсионного возраста, не только ничего не знал, но откровенно не одобрил Маринину любознательность.

×