Замок тайн, стр. 158

— Она ждет, сир.

Через минуту потайная дверца открылась, и в проеме показалась удивительно красивая женщина. Карл улыбнулся ей, в глазах его мелькнуло искреннее восхищение.

— Барбара!..

Леди Барбара Палмер, любовница короля Карла, была дивно хороша. Высокого роста, божественно сложенная и хрупкая одновременно, она сразу поражала воображение. Сейчас, в очень открытом платье из лилового бархата с волнами розовых кружев и бантиков, она казалась соблазнительной и величественной одновременно. У нее были роскошные локоны цвета темного золота, овал лица по своей форме напоминавший сердечко, точеный маленький нос и миндалевидные, по-лисьи раскосые глаза темно-синего, почти фиолетового цвета.

Она опустилась перед королем в низком реверансе и кокетливо поглядела из-под пушистых ресниц.

— Сир, а я опасалась, что среди всех этих празднеств вы совсем забудете меня.

— Забыть вас, сердце мое? — беря ее за кисти рук и заставляя выпрямиться, спросил король. — Плохо же вы меня знаете. Я никогда не забываю тех, кого любил и люблю.

Барбара польщенно улыбалась. Вновь этот кокетливый взгляд из-под ресниц.

— Ваше Величество…

Он словно ничего не слышал, глядя на нее, но взгляд его был необычным, внимательным и словно бы отрешенным одновременно. Он будто что-то искал в ее лице.

— Сир? Что с вами?

Карл словно очнулся и попытался улыбнуться.

— Ты так похожа, Барбара… так похожа!

В прекрасных глазах Барбары Палмер появился колючий блеск.

— На кого, Карл? О, вы порой пугаете меня. Вы словно ищете во мне кого-то. Но я — это я. Такой второй нет.

— Да, второй такой нет, — как-то бесконечно печально повторил король. И этим окончательно разозлил фаворитку. Она высокомерно вскинула красивую головку.

— Я слишком хороша, сир, чтобы вы могли восхищаться мной самой, а не сравнивать меня с кем-либо.

Карл иронично поглядел на нее и весело рассмеялся. Да, в этом была вся Барбара. Надменная, властная, непримиримая. И чувственная до кончиков ногтей. О, сколько упоительных ночей они провели вместе! Карл знал о ее честолюбивых планах в отношении его, знал, что она ждет от него ребенка. Но вместе с тем Барбара устраивала его как любовница и была достаточно открыта и проста, чтобы он мог кое в чем доверять ей, обсуждать с ней определенные вопросы. И сейчас, переодеваясь — так и не кликнув никого из целого отряда ожидавших за дверью лакеев, — он с горечью говорил, что его брат Джеймс желает расторгнуть брак с Анной Хайд, на котором когда-то столь настаивал, расторгнуть сейчас, когда она ждет от него ребенка, а он приплачивает своим приближенным, чтобы они распускали слухи о своих связях с леди Анной, что позволило бы объявить ее ребенка незаконнорожденным. Он-то, Карл, слишком хорошо знает леди Анну, ее отец — его друг и советник, и он не позволит их оскорблять. Он вынудит Джемми прилюдно признать Анну женой, а ее ребенка — своим наследником. А еще этот Бэкингем!.. Его жена Мэри тает прямо на глазах, видя, как он изменяет ей с другими, а он словно не может остановиться, хотя и твердит, что любит только Мэри Ферфакс.

Барбара удивленно поглядывала на короля. К чему столько горечи, если он сам не пропустит мимо ни одной юбки? И она, подавая Карлу то рубашку, то флакон с духами, прятала улыбку, пока не заметила, что Карл испытующе смотрит на нее. Тогда она спросила, к чему все это неожиданное красноречие. И в такой день!..

Карл вздохнул.

— Просто сегодня я достиг всего, о чем мечтал. И вдруг понял, как я одинок. Понял, что мне предстоит жить в мире, где не ценят любовь. А ведь я видел… не далее как сегодня видел, насколько может преобразить и осчастливить людей это чувство.

Барбара по-кошачьи прищурилась и почти замурлыкала, обнимая короля.

— А как же мы, сир? Мы ведь так любим друг друга! У меня будет ребенок, я никогда не перестану любить вас… О, какое великое будущее ждет нас!

Король пристально поглядел на нее, и его большой рот скривился в знакомую циничную улыбку. Однако жест, которым он погладил Барбару по щеке, таил известную нежность.

— Идем, леди Палмер! У нас впереди еще столько дел — благодарственная служба в Вестминстерском аббатстве, церемонные приветствия от горожан и… да мало ли еще что. Весь день, Барбара, вы будете со мной, по правую руку от меня… как моя жена, как королева!

Барбара воспряла. «Как королева», — сказал он. О, как она этого жаждала!

Карл улыбнулся, заметив этот блеск в ее глазах. Он протянул ей руку и, когда красавица облокотилась на нее, вместе с ней вышел из покоев.

×