Двойники Желтой Тени, стр. 1

Анри Верн

Двойники Желтой Тени

Глава I

«Что-то странное творится с лордом Бардслеем, — размышлял Боб Моран, предусмотрительно подняв воротник твидового пальто. — Эта невнятная просьба поскорее прибыть к нему. А тут ещё проклятый туман, как клочья ваты не первой свежести…»

Моран приехал в Лондон сегодня утром, а Лондон в его глазах всегда проигрывал по сравнению с Парижем. Но он посещал английскую столицу не впервые, и чаще, чтобы встретиться со старым другом Биллом Баллантайном, живущим в далекой Шотландии, откуда тот был родом. Вот и нынче Боб собирался на вокзал Чаринг Кросс, куда должен был прибыть поезд Билла. Однако за час до того, как ему в гостиницу позвонил лорд Бардслей, которому француз написал несколько дней тому назад, прося о встрече. Боб знал, что лорд недавно вернулся из экспедиции в Тибет и рассчитывал выцыганить у него какие-нибудь не слишком ценные, но любопытные предметы старины, поскольку был коллекционером-фанатиком изделий азиатских умельцев. С лордом Бардслеем они были давно знакомы и частенько встречались в Азии и Европе на официальных приемах, да и в Англии у лорда, симпатизируя друг другу.

Их взгляды на культуру Востока в значительной степени совпадали, к тому же их объединяла страсть к путешествиям и приключениям. Разница была только в возрасте — лорду за шестьдесят, а Морану — тридцать.

Боба удивил звонок Бардслея, так как он собирался встретиться с ним через пару дней, и к тому же волнение всегда невозмутимого британца, голос которого дрожал на другом конце провода:

— Боб, скорее приезжайте ко мне… Прошу вас, скорее… Они вокруг… Мне угрожают…

— Не понимаю, что случилось? Объясните, пожалуйста…

— Это… Он… Я там нашел кое-что… в Тибете… Он хочет помешать мне…

— Но кто это «он?» О ком вы говорите, сэр?

— Вы сами знаете… Это тот, имя которого не произносят… Оно приносит несчастье… Помогите… только захватите оружие…

— Но все-таки, что случилось? Объясните…

— Я…

В этот момент связь прервалась, и, сколько ни пытался Моран, дозвониться не удалось.

«Он», — размышлял Боб. — Тот, чье имя, не произносят…» И тут понял и вскочил, как подброшенный пружиной, кинувшись снимать пальто с вешалки.

— Нужно как можно скорее добраться до лорда Бардслея, пока не поздно, — прошептал он.

Впопыхах Боб нацарапал записку Билла Баллантайну. Естественно, увидев, что друг не встретил его на вокзале, тот направится в отель, где прочтет послание.

Уже выходя из номера, Боб Моран вспомнил, что сэр Бардслей настоятельно рекомендовал обзавестись оружием. Поскольку он прибыл в Лондон как турист, то, понятно, никакого оружия с собой не взял. Мало того, у него просто не было времени обзавестись оружием. Пожав плечами, Моран пробормотал себе под нос:

— Тем хуже! Придется пользоваться подручными средствами. Время не ждет. Если лорд Джон имеет дело с человеком, о котором я думаю, нужно спешить, чтобы застать его в живых…

Боб бегом добрался до первого этажа и оставил записку для Билла у портье. А уже через десять секунд он был за дверью отеля. Там его поджидал неприятный сюрприз: все тонуло в смоге, смешанным с черным дымом. Город оглох и ослеп. Смог окутал город, превращая любой объект, в том числе и фонари, в признаков. Боб был вынужден идти на ощупь, чтобы не сбить с ног кого-нибудь из прохожих или не разбить себе нос о стену. Машины медленно ползли по мостовой, и их можно было определить только по тусклым пятнам фар, расплывающимся и бесформенным.

— Ну, что ж! — молвил француз, который часами и днями привык находиться в одиночестве в лесах и саваннах. — Ничего не поделаешь! Так уж мне всегда везет! Ну а поймать такси — нужно быть магом и волшебником…

Он не преувеличивал. Ни один кэб не попался ему, так что к дому лорда Бардслея пришлось идти пешком. Впрочем, будучи наполовину лондонцем, Бобу было не привыкать двигаться сквозь смог. Тем не менее, при всем его опыте «плаванья в гороховом пюре», пришлось несколько сотен метров до дома исследователя добираться почти полчаса. Иногда он останавливался, пытаясь сориентироваться, ощупывая руками стены и тротуар носком ноги, но тем не менее шел, буквально как слепой.

Добравшись, наконец, до улицы, где жил лорд Бардслей, Боб вытащил из кармана небольшой фонарик, который постоянно таскал с собой, и осветил стену. После долгих усилий круг света остановился на цифре, которую Моран попытался расшифровать.

— Семьдесят один, — прошептал он. — А лорд Бардслей живет в восемьдесят пятом. Я на правильном пути.

Продолжая свой путь, он прошел рядом с нечеткой формой стоящего у тротуара черного лимузина. «Если в этом пюре какой-либо шоферишка не врежет по этому лимузину, то машине и её владельцу просто повезет…»

Он обогнул авто и тут в нескольких метрах от него зазвучали в тумане шаги. А затем возник и силуэт, в котором Моран узнал человека, к которому шел на свидание. Человек носил macfarlan

в клеточку по старой моде и мягкую фетровую шляпу, глубоко надвинутую на глаза. Боб слишком хорошо знал лорда Бардслея, чтобы сомневаться в том, кого он видел. Оба столкнулись нос к носу, и Боб сказал:

— Лорд Бардслей. Я как раз и иду к вам, как вы просили…

Но, казалось, Бардслей не слышит слов Морана, ибо продолжал надвигаться на него и даже резко толкнул плечом, так что Боб поскользнулся на мокрой мостовой.

Восстановив равновесие, француз обернулся и крикнул вслед уходящему:

— Лорд Бардслей, куда же вы?.. Это же я, Боб Моран… Куда вы?..

Но силуэт англичанина уже поглотил смог… И только звук шагов свидетельствовал о том, что Бардслей ещё не отдалился. Затем шаги смолкли. Хлопнула дверца машины и заурчал мотор. Машина стала удаляться.

— Лимузин! — воскликнул Боб. — Нет, что-то здесь не так…

Это ещё было слабо сказано: «что-то не так…» Ведь не спал же Боб, не приснилось ему, что лорд Бардслей звонил и просил срочно прибыть. И все это полчаса тому назад! А тут в тумане он был глух и нем, как будто и не просил о помощи, а потом сел в машину и уехал… прямо как жулик какой-то…

Все это мелькнуло в голове у Морана, и он застыл на краю тротуара. Потом пожал плечами. «А может быть, я все-таки ошибся, и это был вовсе не лорд Бардслей. Да и вообще в этом тумане вполне можно обознаться…» Тем не менее, в глубине души Моран чувствовал, что не ошибся, ибо, когда он встречался с лордом в Лондоне, тот всегда носил макфарлан, подобный тому, в который был одет скрывшийся. Но ведь и черты лица были знакомы французу, не давая ни малейшего повода к сомнению.

Боб медленно двинулся вперед, чиркая по стенам лучом своего фонарика, который едва пробивался сквозь туман.

— Восемьдесят один, — считал Боб Моран. — Восемьдесят три… Восемьдесят три-бис… Восемьдесят пять. Вот я и пришел…

И тут он увидел темный прямоугольник открытой двери и клубящийся в черном коридоре туман, казавшийся живым существом с шевелящимися щупальцами.

Уходя, лорд Бардслей оставил входную дверь открытой.

Ну, это уже было слишком. Неподвижно застыв перед зловещим черным прямоугольником, охваченный нехорошими предчувствиями, Боб старался разглядеть, не таится ли какая-нибудь угроза в глубине. Луч фонаря не мог пробиться сквозь туман, заползший в коридор, и высвечивал какие-то смутные формы, которые из-за из непонятности казались ещё опаснее.

«Что же случилось? — спрашивал себя Боб, борясь с нехорошими предчувствиями. — Почему же лорд Бардслей, позвав меня, тут же уходит, оставляя дверь отворенной? И это тот, кто запирал всегда замок на два оборота, дрожа за своим драгоценные коллекции! Решительно, дело все больше и больше дурно пахнет…»

Решив проверить все свои дурные предчувствия, Боб шагнул вперед и на обычном месте обнаружил выключатель. Свет залил широкий коридор, придавая ему знакомый и уютный вид, диванчики, инкрустированные перламутром и слоновой костью, а также мраморную лестницу с коваными перилами, ведущую наверх. Все, казалось, было на своих местах, все в порядке, если не считать угрюмой тишины, от которой сжималось горло и теснило грудь.

×