Пойми себя, стр. 3

Бетти сморщила лоб, размышляя. Мэт владел радиоэлектронной компанией, а Феликс был там одним из менеджеров. К банковскому бизнесу его занятия не имели никакого отношения.

– Не знаю, – произнесла она наконец. – Может, Феликс оказался там так же случайно, как и я.

– Случайно сидел за столом во время делового ланча? – В тоне Мэта сквозила ирония. – Я знаю ресторан «Харрис». Это излюбленное место биржевиков и банкиров с Уолл-стрит.

Кухня там оставляет желать лучшего, зато атмосфера абсолютно деловая. Кстати, а ты сама зачем туда зашла?

– Просто перекусить. Пару раз Майкл приводил меня туда, ну я и заглянула по старой памяти. Как раз наступило время ланча, и почти все столики были заняты. Меня устроили в углу, далеко от того места, где находился Майкл.

Я быстро поела и отправилась дальше по своим делам.

Мэт вновь уселся за стол.

– А что за люди беседовали с Майклом?

Бетти на минутку задумалась, потом пожала плечами.

– Люди как люди. Точно не помню, но, кажется, их было трое. – Немного помедлив, она добавила:

– Не знаю, как объяснить, но у меня сложилось впечатление, что они иностранцы.

– Почему?

– Говорю же, сама не знаю. Что-то неуловимое. В манере одеваться, жестах… Ничего более определенного сказать не могу.

– Ладно, все это можно выяснить, – задумчиво произнес Мэт.

Несколько мгновений Бетти смотрела на него.

– Думаешь, те люди как-то связаны с покушением на Майкла?

– Как знать, как знать… – протянул Мэт. – Разумеется, я могу лишь строить предположения. Но если сопоставить факты… Взгляни сама: сначала Майкл говорит, что у него какие-то неприятности, связанные с бизнесом, потом его привлекают в качестве свидетеля по делу о финансовых махинациях неких фирм, среди которых – заметь! – были и иностранные, затем он дает показания в суде, но спустя некоторое время это прекращается, потому что его пытаются убить. – Мэт помолчал. – А сейчас ты говоришь, что видела Майкла за переговорами с какими-то людьми, которые показались тебе иностранцами. Для меня самое интересное то, что там находился Феликс.

– На днях он звонил мне, – вдруг произнесла Бетти.

Мэт быстро взглянул на нее.

– В самом деле? И что сказал?

– Так, ничего особенного… Обычный звонок вежливости. Спросил, как дела, как здоровье, то да се. Конечно, вспомнили Майкла и что в этом году ему должно было исполниться тридцать пять. – Она нахмурилась. – Это Феликс так выразился: «должно было». Он всегда упоминает о Майкле в прошедшем времени, будто о… покойнике. – Последнее слово Бетти произнесла через силу. – Поэтому мне неприятно с ним говорить, и ту беседу я тоже постаралась сократить.

Мэт побарабанил пальцами по столу.

– Какие любопытные новости я сегодня узнаю от тебя. А что значит «всегда упоминает»? Вы с Феликсом уже не впервые ведете подобные разговоры?

Бетти вновь пожала плечами.

– Периодически он звонит мне. Если не ошибаюсь, впервые это случилось примерно через месяц после исчезновения Майкла.

– А до того Феликс тебе звонил?

– Никогда.

– Очень, очень занятно… Ну и что он тогда сказал?

– Точно не помню, разговор был довольно пустой. В конце Феликс выразил мне соболезнование по поводу безвременной кончины Майкла.

Брови Мэта хмуро сошлись у переносицы.

– В самом деле? А почему он решил, что Майкла нет в живых?

– Я спросила его о том же, – подхватила Бетти. – Причем в довольно резкой форме. Он как будто сначала опешил, а потом стал распространяться о том, что тела, как известно, не нашли, однако, как это ни прискорбно, вряд ли есть надежда увидеть Майкла живым. Мол, в противном случае он давно дал бы о себе знать. И если бы его похитили с целью получения выкупа, это тоже стало бы известно.

Повисла небольшая пауза, затем Мэт произнес со вздохом:

– В свое время мы с приятелями, как ты понимаешь, не раз обсуждали эту историю. И рассматривали разные варианты. Вначале все думали, что Майкл скоро объявится. Но уже через две недели количество оптимистов поубавилось. – Взглянув на Бетти, Мэт развел руками. – Увы, такова горькая правда. И их можно понять. Человеку трудно все время находиться в состоянии неопределенности, даже если речь идет о друге. – Он снова немного помолчал. Только одного я не пойму: зачем Феликсу понадобилось бередить твои душевные раны?

– Тогда я подумала, что он черствый или просто толстокожий человек, обругала его про себя кретином и решила не обращать внимания. Но спустя некоторое время Феликс позвонил вновь, потом еще и еще.

– И ты ничего мне не говорила! – покачал Мэт головой.

– Я не видела в этом ничего особенного. Мне даже пришло в голову, что таким образом Феликс пытается наладить со мной более тесный контакт. Он ведь давно поглядывал на меня с интересом, даже зная, что я встречаюсь с Майклом. А тут вдруг Майкл исчез…

– И Феликс поспешил застолбить участок, – усмехнулся Мэт. – Что ж, может быть. Только все равно в его действиях есть что-то странное. И потом, мы почти каждый день видимся в моем офисе, но я не припомню случая, чтобы Феликс расспрашивал о тебе, о твоей жизни и тому подобное. Вот Майкл в свое время просто уши мне прожужжал, рассказывая, какая ты замечательная!

Бетти улыбнулась.

– По-моему, я тоже злоупотребляла твоим терпением.

Мэт расплылся в ответной улыбке.

– Я не в обиде. Должны же вы были излить на кого-нибудь свои восторги по поводу друг друга.

– Спасибо тебе! – с чувством произнесла Бетти. – Без твоей моральной поддержки я… – Ее голос пресекся, и она прикусила губу, сдерживая слезы.

Мэт действительно очень помог ей, особенно в самый трудный период – первые полгода. Сейчас Бетти по-прежнему жила с тяжестью на сердце, но ее нынешнее состояние нельзя было даже сравнить с отчаянием первых месяцев.

Впрочем, на нее и сейчас еще накатывала порой черная тоска. И чтобы не оставаться с разъедающим душу чувством наедине, Бетти садилась в свой «даймлер» и ехала туда, где они прежде бывали с Майклом. Иногда она даже подъезжала к зданию на Уолл-стрит, где находился его банк. Вечером, в конце рабочего дня, там было очень оживленно. По тротуарам тек людской поток – молодые и не очень молодые бизнесмены спешили после трудов домой. К подъезду то и дело подкатывали лимузины с тонированными стеклами, чтобы принять в салон и тут же увезти очередного вершителя мировых судеб. Дамы и девушки в строгих деловых костюмах постукивали каблуками по асфальту и щурились на вечернее солнышко после многочасового бдения за компьютерным монитором.

Сидя за баранкой, Бетти пристально вглядывалась в лица прохожих, словно надеясь, что случится чудо и из человеческого ручья вдруг вынырнет тот единственный, из-за кого она лишилась покоя. Но все тщетно, Майкл так ни разу и не появился…

– Брось, Бетти, – сказал Мэт. – Тебе не за что меня благодарить. Я не сделал ничего особенного. Даже не смог раздобыть никакой информации о Майкле. Странно: был человек и словно сквозь землю провалился.

– А я сегодня утром разговаривала с отцом Майкла, – тихо произнесла Бетти.

– С Джорджем? – удивился Мэт. – Его состояние улучшилось?

Она покачала головой.

– Сиделка говорит, что пока все остается на прежнем уровне.

– Как же вы общались?

– Говорила в основном я, а Джордж больше слушал. Впрочем, он тоже произнес несколько фраз. Я с трудом вникла в их смысл. Все про Майкла, про то, что Джордж его ждет и надеется увидеть живым и невредимым.

– У старика тоже нет никаких сведений? спросил Мэт.

– Насколько я поняла, ему известно столько же, сколько и нам.

– Бедняга Джордж… Ему тяжелее всех.

Бетти закивала.

– Я тоже так думаю. Впрочем, тут и думать нечего, все очевидно.

– А ты никогда не пыталась выспросить у Джорджа подробности дела, по которому Майкл давал свидетельские показания?

Бетти задумалась.

– Мне как-то не пришло в голову завести с ним подобный разговор. А сам Джордж однажды сказал, что Майклу следовало быть более щепетильным при совершении некоторых сделок. Во всяком случае, я так поняла его.

×