Рафаэль, стр. 2

УСОВ. Не волнуйся, мать. Сегодня я король. Нет, что – король? Принц! (Борису.) Вперед, практикант? (Вышел, но вернулся и осмотрел себя в зеркале.) Все на месте?.. Ничего не забыл?

БОРИС. Забыл.

УСОВ. Что?

БОРИС. Котомку.

УСОВ. Не заводи меня, студент. Сегодня на меня это не подействует.

Оба выходят.

ГОЛОС УСОВА. «Куда ты, удаль прежняя, девалась…»

ЗОЯ МИХАЙЛОВНА (засуетилась). Валидол! Он забыл валидол…

ТАТЬЯНА. Валидол?.. Мы возьмем его на юбилей.

Занавес

Квартира Виктории. Лихо обставленная комната, яркие портьеры, на подоконниках цветущие астры стоят в бутылках из-под заморского вина.

Хозяйка дома, молодая женщина, сидя у окна и насвистывая, шьет на ручной машинке.

Звонок. Виктория вскакивает, шитье и машинку поспешно прячет за портьеру, затем открывает дверь. На пороге появляется Усов.

УСОВ. Э, кажется, я не туда попал. Прошу прощения.

ВИКТОРИЯ. Вы к Обабьеву? (Показывает.) Это здесь. Вот его звонок.

УСОВ. Спасибо (исчезает).

Небольшая пауза.

ВИКТОРИЯ. Минутку, я посмотрю его во дворе.

Она подходит к окну. Усов снова появляется на пороге. Виктория возвращается к двери.

Никого нет. Обычно он там играет в шахматы. А сегодня – нет.

УСОВ. Не беда. Если вас не затруднит, передайте, пожалуйста, ему это (отдает ей пригласительный билет), когда он появится.

ВИКТОРИЯ. Хорошо, товарищ Усов.

УСОВ. Вы меня знаете?

ВИКТОРИЯ. Еще бы. Вас да не знать.

УСОВ (польщен). Даже так?.. А я, признаться, не припоминаю…

ВИКТОРИЯ. Как же, встречались однажды.

УСОВ. А где, извините…

ВИКТОРИЯ. У вас. В приемной.

УСОВ. В приемной?.. Ах, в депутатской… Да, да, припоминаю. Вы стюардесса, вас зовут Виктория?

Виктория утвердительно кивает.

Речь шла о какой-то квартире.

ВИКТОРИЯ. Об этой. Вы хотели ее у меня отобрать.

УСОВ. Отобрать?

ВИКТОРИЯ. Ну конечно. Вам на меня соседи накапали. Эти вот (тычет пальцем в пол), нижние.

УСОВ. Да, да, да…

ВИКТОРИЯ. Сначала вы были на их стороне.

УСОВ. Да, да… вспомнил. Обабьев за вас заступился.

ВИКТОРИЯ. Точно. Эти самые (тычет пальцем в пол), они известные склочники. Стукачи.

УСОВ (с некоторым любопытством). Однако же, не без всякого же они основания писали, не просто так, а? Что-то было же, наверное?

ВИКТОРИЯ. Что было?

УСОВ. Ну, беспокойства, шум, нарушение порядка. В жалобах, припоминаю, было даже такое выражение: ночные оргии. Не с потолка же они это взяли?

ВИКТОРИЯ. Вот именно, что с потолка. Откуда им еще знать, что тут у меня делается. Да и какое им до этого дела? Разве уже и попеть нельзя, потанцевать?

УСОВ. Нет, почему же…

ВИКТОРИЯ (перебивает). А что люстра у них оборвалась, так это их родственник, алкоголик, повеситься на ней хотел.

УСОВ. Что вы говорите.

ВИКТОРИЯ. Факт. Об этом весь подъезд знает, весь двор. Да нет, это жуткие люди. Скорпионы, точно вам говорю. То ли дело эти (показывает на стену), придут, попросят вежливо: Вика, милая, нельзя ли потише, голова болит.

УСОВ (смеется). Ну и как же, можно потише?

ВИКТОРИЯ. Сколько угодно. Для хороших людей… Да чего вы стоите? Проходите! Посидите у меня, глядишь, и Обабьев ваш подойдет. Хороший он дядька, свойский. Проходите, проходите. Да я вас не как депутата приглашаю, как человека.

Усов колеблется.

УСОВ (поколебался, взглянул на часы). Ну что ж, пожалуй, и подожду. (Проходит.) Воспользуюсь вашим гостеприимством.

ВИКТОРИЯ. Садитесь.

УСОВ. Спасибо… Да, квартира у вас ничего так… Веселенькая квартирка. (Усаживается.)

ВИКТОРИЯ. А зачем грустить, товарищ Усов?

УСОВ (напевает). «Я не способна к грусти томной, я не могу мечтать в тиши»… (Щелкнул по басовой струне стоящей у стены гитары.) Меня, между прочим, зовут Семен Николаевич.

ВИКТОРИЯ. Серьезно? У меня был друг Семен Николаевич. Автоинспектор. Ха-ароший дядька.

УСОВ. А у меня в юности была знакомая. Похожая на вас.

ВИКТОРИЯ (обрадовалась). Серьезно?.. А тогда, помню, вы показались мне ужасно строгим. Ну, думаю, отберет, думаю, квартиру.

УСОВ. Строгим? А я такой и есть. Будете плохо себя вести, и отберу. Это я сегодня такой добрый.

ВИКТОРИЯ. Только сегодня?

УСОВ. Исключительно сегодня.

ВИКТОРИЯ. А почему?

УСОВ. Сказать вам?

ВИКТОРИЯ. Конечно!

УСОВ. У меня сегодня праздник.

ВИКТОРИЯ. Какой?

УСОВ. Большой праздник. Юбилей.

ВИКТОРИЯ. Серьезно? Так я вас поздравляю!

УСОВ. Спасибо.

ВИКТОРИЯ. А я заметила – пригласительный. Куда думаю…

УСОВ. Да вот Обабьева зашел пригласить, друга юности. И вы с ним пойдите, если пожелаете. Я вас проведу.

ВИКТОРИЯ. Благодарю вас! С удовольствием!.. А я еще думаю, что это вы такой нарядный…

УСОВ. А как же? Юбилеи не каждый день случаются. Да и не с каждым человеком…

ВИКТОРИЯ. Да-а. Я вам даже завидую.

УСОВ. Ну это, положим, напрасно. Шестьдесят годочков – не предмет для зависти. Отнюдь. Но, знаете, Виктория, сегодня я об этом не думаю. Напротив, сегодня я бодр и весел. Как в юности. (Щелкнул по струне.)

ВИКТОРИЯ. Правильно, товарищ Усов, надо быть оптимистом.

УСОВ. Именно! (Взял в руки гитару, прошелся по струнам, запел негромко и дурашливо.) «Тихо лаяли собаки в остывающую даль, я явился к вам во фраке, элегантный, как рояль»… (Наигрывает, потом поет дальше.) «Вы лежали на диване, двадцати неполных лет, молча я сжимал в кармане леденящий пистолет»… (Наигрывает, поставил гитару на место.)

ВИКТОРИЯ. Да вы законный дядька!

Усов смеется.

Можно мне вас поздравить? (Достает бутылку, рюмки.) Давайте?

УСОВ. Портвейн? Нет, нет, не годится. Портвейн мне противопоказан.

ВИКТОРИЯ. Да нет. Я вам не как депутату, вы не подумайте, я вам как человеку предложила за юбилей.

УСОВ. Нет, нет, я ничего не подумал, и вы ничего не думайте. Тут причина чисто медицинская. Портвейн мне врачи запрещают.

ВИКТОРИЯ. Жаль.

УСОВ. А вы выпейте. И посмотрите, пожалуйста, не пришел ли Обабьев.

Она вышла и через несколько секунд вернулась.

ВИКТОРИЯ. Его еще нет. (Налила себе рюмку.) Так за вас. С большим приветом.

УСОВ. А! Налейте и мне! Была не была.

Выпивают. Небольшая пауза. Она сует ему гитару.

ВИКТОРИЯ. Спойте еще, а! У вас здорово получается.

УСОВ (взглянул на часы). Нет, нет, милая, мне пора, надо идти.

ВИКТОРИЯ. Ну немного… Ну пожалуйста…

УСОВ (посмеиваясь). Ну хорошо… (Взял гитару, поет.) «Было холодно и мокро, тени жались по углам, проливали слезы стекла, как герои мелодрам! Выстрел был, сверкнуло пламя – ничего теперь не жаль… Я лежал в дверях ногами, элегантный, как рояль…»

ВИКТОРИЯ. Замечательно! Еще что-нибудь.

УСОВ. Э, нет. Теперь ваша очередь. Пойте вы.

ВИКТОРИЯ. Я?.. А что спеть?.. Даже не знаю.

УСОВ. Ну спляшите. (Взглянул на часы.) Да побыстрее. Мне пора.

ВИКТОРИЯ (думает, потом). Вы «Семь-сорок» знаете?

УСОВ. «Семь-сорок»? Что это?

ВИКТОРИЯ. Сейчас увидите. (Включает проигрыватель, жестикулирует руками, постепенно начинает танец.)

Музыка. Виктория танцует. Усов наблюдает спокойно, затем отбивает такт ладошками. Она расходится. Он подергивает плечами, притопывает.

×