Банк, который булькнул, стр. 42

Келп посмотрел в другую сторону, чтобы узнать, как дела у Виктора. Тот уже вскочил и захромал обратно, туда, где некогда стояла забегаловка. Сначала Келп не понял, зачем, но потом догадался, что Виктор бежит к «паккарду». Чтобы наладить погоню и снова завладеть банком!

Келп поднялся и, прихрамывая, бросился следом за ним, но не успел добраться даже до гаревой дорожки, когда навстречу выскочил «паккард» и остановился рядом под визг тормозов. Келп сел, и Виктор снова дал полные обороты. Теперь он намеревался остановиться и подобрать Дортмундера, который стоял ближе других, держа в руке набитый деньгами мешок. Но Дортмундер неистово замахал, чтобы тот ехал дальше, и Келп сказал:

— Не останавливайся, Виктор, они догонят нас на фургоне.

— Хорошо, — ответил Виктор и надавил на акселератор.

Банк был уже далеко на склоне, шёл дождь, действо разыгрывалось после полудня на окраине Лонг-Айленда. Три обстоятельства, благодаря которым грабители получили свободное шоссе именно тогда, когда оно было так необходимо. Со свистом рассекая воздух, банк катил точно по середине двухрядной дороги, белой разделительной полосе, и, к счастью, никакого встречного движения сейчас не было.

— Вон на том повороте он опрокинется, — сказал Келп. — Там он разобьётся, но нам должно хватить времени, чтобы вытащить остальные деньги.

Однако банк не опрокинулся. Поворот был оборудован заграждением, угол оказался тщательно выверенным, и банк преодолел его без всяких затруднений. Он обогнул угол и был таков.

— Проклятье! — взревел Келп. — Догоняй его, Виктор.

— Догоню, догоню, — ответил Виктор. Он сгорбился за рулём, вперил взор в дорогу впереди и сказал: — Знаешь, что случилось, по моему мнению?

— Банк покатился, — ответил Келп.

— Из-за взрыва, — сказал Виктор. — Вот что я думаю. Ты и сам почувствовал, как он закачался. Должно быть, это дало толчок, а мы были на склоне холма. Банк покатился и уже не мог остановиться.

— Это точно, — согласился Келп и покачал головой. — Ты и не представляешь, как взбесится Дортмундер.

Виктор метнул взгляд на зеркало заднего обзора.

— Их ещё нет, — сказал он.

— Появятся. Давай сперва позаботимся о банке.

Они подъехали к повороту, быстро миновали его и увидели банк далеко впереди. У подножия холма лежал маленький городок, где жила рыбацкая община, и банк направлялся прямиком туда.

Но Виктор нагонял его. Внизу дорога выровнялась, и банк начал понемногу терять скорость. Когда он проехал красный светофор в центре городка, она составляла не больше двадцати пяти миль в час. Женщина-регулировщик дунула в свисток, когда банк катил мимо светофора, но он, разумеется, не остановился. Завидев женщину в форме, похожей на полицейскую, и белой портупее регулировщика, Виктор притормозил, потому что на светофоре горел красный свет. Но когда он добрался до перекрёстка, вспыхнул зелёный, и Виктор опять наддал ходу. Женщина свистела, пока не выбилась из сил. Когда Виктор с Келпом проезжали мимо, она стояла в переполненной сточной канаве и отдувалась, разинув рот, а плечи её ходили ходуном, то поднимаясь, то опускаясь.

— Скоро он остановится, — с надеждой сказал Келп. — Тут вообще нет уклона.

— Но там океан! — Виктор кивком указал вперёд.

— О, нет!

В конце улицы был причал, выступавший в море на добрых тридцать футов. Виктор нагнал банк, когда тот вкатился на причал, но это уже не имело значения: остановить его было невозможно. Какой-то рыболов в жёлтом резиновом макинтоше и большой шляпе поднял глаза, увидел прущий на него банк и, вскочив с раскладного стула, сиганул в воду. Проезжая, банк отправил следом и стульчик. Этот рыболов оказался единственным обитателем причала. Теперь тот остался в полном распоряжении банка.

— Заставь его остановиться! — заорал Келп, когда Виктор резко затормозил в начале пирса. — Мы должны остановить его!

— Не выйдет, — ответил Виктор. — Никак не выйдет.

Они сидели в «паккарде» и смотрели, как банк неумолимо катится по пляшущим доскам причала, медленно и совсем не картинно переваливается через край и камнем падает в воду.

Келп застонал.

— Одна отрада, — заметил Виктор. — Зрелище было великолепное.

— Виктор, — попросил Келп, — окажи мне услугу, не говори этого Дортмундеру.

Виктор взглянул на него.

— Не говорить?

— Он не поймёт.

— О, — Виктор снова посмотрел на воду. — Интересно, какая там глубина?

— А что?

— Может, мы сумеем подплыть и вытащить остальные деньги.

Келп одарил его довольной улыбкой.

— Ты прав, если и не сегодня, то как-нибудь солнечным днём…

— Когда будет потеплее.

— Верно.

— Если, конечно, его никто не увидит и не настучит, — проговорил Виктор.

— Скажи, ведь на причале кто-то был? — спросил Келп, хмуро глядя в лобовое стекло.

— Был?

— Рыболов в жёлтом дождевике.

— Я его не видел.

— Давай, пожалуй, поищем.

Они выбрались под дождём и зашагали к причалу. Келп заглянул за край и увидел человека в жёлтом дождевике, который карабкался по сваям.

— Давайте помогу, — крикнул Келп и, присев на корточки, протянул руку.

Рыболов поднял голову. Физиономия его выражала крайнее изумление. Он сказал:

— Тут такое случилось, вы ни за что не поверите. Я и сам не верю.

Келп помог ему влезть на причал.

— Мы видели, как он бултыхнулся, — кивнул он. — Это был оторвавшийся прицеп.

— Промчался мимо и сбросил меня в море, — сказал рыболов. — Стульчик пропал, снасть пропала, я сам чуть не пропал.

— Ну, хоть шляпа уцелела, — усмехнулся Келп.

— Она подвязана шнурком, — сообщил рыболов. — В этой штуковине были люди?

— Нет, ни души.

Рыболов опустил глаза и оглядел себя.

— Жена меня предупреждала, — сказал он. — Говорит, нечего сегодня рыбачить. Будь я проклят, если она не оказалась права. Хоть раз в жизни.

— По крайней мере, вы не покалечились, — утешил его Келп.

— Покалечился? — Рыболов улыбнулся. — Слушайте, да теперь у меня есть такая рыбацкая байка, какой нет ни у кого. Да пусть бы я хоть ногу сломал, чёрт с ней.

— Но ведь не сломали же, верно? — спросил Виктор.

Рыболов потопал сапогами по доскам причала, и те зачавкали.

— Нет, чёрт возьми, — ответил он. — Я цел и невредим. — Рыболов чихнул. — Только, наверное, слягу с воспалением лёгких.

— Может быть, вам лучше отправиться домой и переодеться в сухое? — предположил Келп.

— Виски, — ответил рыболов, — вот что мне нужно. — Он бросил взгляд на край причала. — Самое прекрасное зрелище, какое я когда-либо видел, — заключил он, потом чихнул и пошёл прочь, качая головой.

— Давай посмотрим, — предложил Келп. — Они подошли к краю причала и принялись вглядываться в рябую от дождя воду. — Я его не вижу.

— Вон он, смотри.

Келп посмотрел туда, куда указывал Виктор.

— Верно, — ответил он, мельком увидев трейлер, похожий на бело-голубого кита в пучине. Потом он нахмурился и сказал, не отрывая глаз от воды: — Смотри, он движется.

— Движется?

Секунд десять они молчали, прищурив глаза, потом Виктор кивнул.

— Ты прав, его сносит подводным течением.

— Не могу поверить, — простонал Келп.

Виктор оглянулся и посмотрел на берег.

— А вот и остальные, — вздохнул он.

Келп неохотно повернулся и увидел их; все пятеро вылезали из коневозки. Предводительствуемые Дортмундером, они гуськом вошли на причал. Келп ждал, нацепив на физиономию кислую улыбочку.

Дортмундер подошёл и посмотрел на воду.

— Полагаю, вы сюда не загорать приехали, — сказал он.

— Нет, — покачал головой Келп.

Дортмундер посмотрел на воду.

— Он бултыхнулся туда, верно?

— Верно. — Келп кивнул. — Его видно… — Он указал пальцем и нахмурился. — Нет, уже не видно.

— Он движется, — сказал Виктор.

— Движется, — повторил Дортмундер.

— Когда он ехал под гору, ветром захлопнуло дверцы, — пояснил Виктор. — Не думаю, что он полностью герметичен, но закрыт достаточно надёжно, и там должно хватить воздуха, чтобы он сохранил кое-какую плавучесть и не увяз в иле или песке на дне. Вот почему его увлекает подводное течение.

×