Не родись красивой..., стр. 2

Голос был запоминающийся – низкий, глубокий, мужественный, слегка протяжный. Так говорят на западе Техаса.

– Как этот субъект хотя бы выглядит?

«Восхитительно», – едва не ляпнула Сара. Сейчас не время рассказывать подруге, как поразил ее этот человек. От взгляда его карих глаз колени у нее размякли, как мороженое на солнцепеке, а уходя, он поцеловал Никки в щечку с такой нежностью, что у Сары выступили слезы на глазах. Но если она сошлется на эти впечатления, ее подруга тут же измыслит матримониальный проект. Кроме того, этот фермер не был мужчиной ее типа. «То есть у меня нет какого-то своего типа, – мысленно поправилась Сара. – Но если бы он существовал, то был бы другим».

Прежде всего он слишком красив, а у красивых мужчин, как правило, не лучший характер. Возможно, не их вина, что они склонны быть мелочными, тщеславными и поверхностными, и, наверное, для них всего лишь естественно ценить то, что ценят люди в них самих.

Но даже если красавец и обладает мало-мальскими достоинствами, мужчины с приятной наружностью привлекают многих женщин, а Сара не считала себя конкурентоспособной. Еще подростком она обнаружила, что красота имеет товарную стоимость, как деньги, и мир делится на тех, кто имеет, и тех, кто не имеет. Сара заплатила дорогую цену за то, чтобы раз и навсегда уяснить свое место. Как не могла она себе позволить иметь шикарный особняк и модный автомобиль, так же не имело смысла нацеливаться на мужчину, который создан не для нее.

К тому же Джейк Мастерс этим утром настолько был поглощен своей дочкой, что, кажется, вовсе не заметил Сару, а она руководствовалась железным правилом, которое поклялась не нарушать никогда: ни при каких обстоятельствах не позволять себе обнаружить хотя бы малейший интерес к мужчине, если тот первым не проявит явного интереса к ней. Никогда, проживи она хоть тысячу лет, Сара не позволит себе потерять голову из-за мужчины.

Никогда и ни за что!

– Что он собой представляет? – настойчиво повторила Дебора.

Сара неопределенно пожала плечами.

– Высокий. Загорелый. Волосы темные. Глаза карие. – Она еще раз заглянула в арку, проверить, все ли в порядке у девочки. – Мне показалось, что он любит дочку, Деб. А Никки его просто обожает.

– Это как водится, солнышко. Детишки обожают даже самых ужасных родителей. Сама знаешь.

Сара признала, что Деб права. Уж ей-то лучше других известно, какой обманчивой бывает видимость. Но был ли Джейк Мастерс идеальным отцом или, напротив, безответственным забулдыгой, это дела не меняло. Сара всегда питала слабость к детям, а Никки сразу заняла в ее сердце самую серединку.

Девочка была задумчивой, серьезной и ласковой, и эти свойства характера делали ее необычайно трогательной. Надо испробовать все средства, прежде чем причинять девочке ненужные страдания.

– Давай трактовать сомнения в пользу отца, – примирительно сказала Сара, – позвоним в больницу. Если его там нет, может быть, ты пока посидишь с ребенком, а я съезжу на эту ферму.

Деб неодобрительно хмыкнула.

– Не следует ехать туда одной, это небезопасно… Что, если он пьян, или сумасшедший, или занимается какой-нибудь уголовщиной. – Она покачала головой. – За своим стремлением помочь ты иногда забываешь о здравом смысле.

Дебора по возрасту годилась Саре в матери и, к Сариной досаде, частенько вела себя, словно так оно и было. А уж материнской заботы Саре хватило бы на две жизни.

– Все будет в порядке. Ты посидишь с девочкой или мне лучше вызвать Морин? – спросила она, имея в виду одну из помощниц.

Деб вздохнула.

– Останусь. Но мне все равно не по душе твоя идея отправиться туда в одиночку. Я послала бы с тобой Гарри, но он уехал до завтра в Даллас. – Она сделала паузу и с надеждой взглянула на Сару. – Может, попросишь Вилли сопровождать тебя?

Сара поморщилась. Ничего не скажешь, Вилли О'Ши – славная компания, особенно для тех, кто любит мужчин, молчаливых как столб, надоедливых, как мошкара, и у которых изо рта пахнет рыбой. Он докучал Саре приглашениями погулять вместе с тех пор, как она здесь поселилась, а Сара противилась изо всех сил. Если позвать его сейчас, он удвоит свои старания. Печальный жизненный итог: Вилли был единственным мужчиной, который приходил в голову, когда Саре требовалась помощь. В конце концов, советы Деб почаще появляться на людях, возможно, и не лишены смысла. Принц вряд ли найдется, но расширить круг друзей не помешает.

– Все будет в порядке, – повторила Сара и вошла в комнату взглянуть на девочку.

При появлении Сары Никки подняла на нее свои глаза – темные и печальные.

Ее ресницы были такие длинные, что тень от них легла на кругленькие щечки.

– Вы думаете, мой папочка пошел к маме?

Сара изумленно вскинула брови. Такая возможность ей не приходила в голову.

– Не знаю, дорогая. А где твоя мама?

– На небе. Папочка говорит, она там самый красивый ангел.

Комок сдавил Саре горло.

– Мама была королевой красоты. У нее была настоящая корона. Папочка говорит, что она была красивее всех девушек.

– Наверное, ты на нее очень похожа, – негромко и искренне произнесла Сара. Никки с ее нежным личиком, изогнутыми, как лук Купидона, губами и светлыми кудряшками словно сошла с поздравительной открытки.

– Вы тоже красивая, мисс Сара, – серьезно сказала Никки.

Сара присела перед девочкой и порывисто обняла ее.

– Спасибо тебе, Никки.

Маленькие дети обладают замечательным качеством – им свойственно путать доброту с красотой. Сара была убеждена, что никто старше десяти лет не назовет ее красивой. Лицо слишком длинное, волосы совершенно прямые, мышиного цвета, а черты напрочь лишены классической правильности.

Она могла похвастаться лишь ровными зубами, гладкой чистой кожей и аккуратными, плотно прижатыми к голове ушками, но этого едва ли достаточно, чтобы соперничать с королевой красоты.

– Вы думаете, папочка уже с мамой? – спросила Никки.

Сарину грудь пронзило острое чувство жалости и желание защитить девочку, и одновременно ее охватил гнев: лучше, если у этого папочки найдется серьезное оправдание своему опозданию.

×