Влюбленный мститель, стр. 42

— Ну, тогда…

— Это так плохо? Настолько ужасно?

— А зачем ты спрашиваешь? Ты сказал… сказал, что решил никогда не жениться на мне, и после этого осмеливаешься спрашивать у меня, что такого плохого в этих словах?!

— Нет, — возразил Джейк, но она не слышала, охваченная болью и унижением.

— Ты знаешь, каково услышать такое? Узнать, что все происходившее делалось по схеме — ради мести?

— Мерседес!

— Теперь-то я все понимаю. Ты сначала планировал просто совратить меня, а потом бросить.

Если бы я тебя не бросила, у тебя бы все получилось. Вероятно, ты планировал убить сразу двух зайцев — использовать меня для того, чтобы проучить Карен, дать ей отставку, и доказать мне, как мало я значу для тебя.

— Нет!

— Но тогда я убежала от тебя. Я сорвала твой план, расстроила твое бессердечное желание отомстить. И ты приехал сюда, чтобы продолжить план мести, а я — глупая, слепая и одурманенная предоставила тебе эту возможность. Я бросилась в твои объятия и позволила сделать с собой то, что ты хотел.

— Не сразу, — голос Джейка был насмешливым, и она, не веря своим глазам, увидела, как на его удивленном лице заиграла полуулыбка. — Ты сначала немного посопротивлялась.

— Но недостаточно! Я позволила тебе использовать меня, ранить, отомстить моей семье…

— Мерседес, нет! — Джейк полностью лишился самообладания и возвел руки к небу, выражая несогласие и пытаясь защищаться. — Нет, нет и нет!

Он подошел к ней, крепко схватил ее за руки, заглянул в ее глаза.

— Все не так! Этого не было, поверь мне! Я не хотел мстить, потому что не мог справиться со своими чувствами, забыть тебя. Ты должна верить мне!

— П-почему?

Она хотела спросить сильным и дерзким голосом, но что-то в выражении его лица лишило ее сил, и она произнесла позорно дрожащим голосом, выдавая себя:

— Почему я должна верить тебе?

— Потому что в таком состоянии ты не способна рассуждать здраво. Если ты веришь в то, что я сказал, будто никогда не женюсь на тебе, значит ты не так поняла или не слышала всего, что я говорил.

— Всего?

Ее язык заплетался, к горлу подступил комок.

Она хотела верить ему. Этот сосредоточенный взгляд голубых глаз сказал, что она может доверять ему.

— Ты не так поняла, — Джейк видел, что ей трудно говорить. — Я не хочу жениться на тебе по ошибке. Ты не могла слышать всего. Я имел в виду, что когда попрошу женщину выйти за меня замуж, то сделаю это с целью. Я хочу, чтобы все знали: это не ошибка, а самое большое мое желание в жизни.

— Ты не слышала всего…

Мерседес вспомнила, как стояла за дверью, слыша слова Джейка, прокручивая их в своей голове с совсем другим значением. И потом в ее голове раздалось то жужжание, когда на миг она подумала, что может упасть в обморок и…

И она не могла услышать всего!

Если Джейк сказал… Когда Джейк сказал…

И она вспомнила теперь, как он спросил, находит ли она его предложение оскорблением. Он так явно дал ей понять, что ее жестокие и горькие слова ранят его…

— Женщина, которая… Кто?

Джейк ослабил захват ее рук. Он больше не сжимал их с силой, стремясь убедить, но продолжал держать надежно, твердо и нежно, будто не желая отпускать ее.

— Кто, как ты думаешь, дорогая? Женщина, которую я люблю, это — ты. Ты — единственная в мире, на ком я хочу жениться. Это сущая правда.

Просто сначала я был слишком слеп, чтобы понять это. Когда я сказал, что не могу забыть тебя, я не понимал, что в самом деле не могу выбросить тебя из своего сердца. Я люблю тебя, Мерседес.

Ты веришь мне?

Как она могла верить чему-то еще? Правда светилась в его глазах, лице, улыбке, такой ласковой и нежной, и она почувствовала, будто купается в мягком, золотом потоке солнечного света.

— Да… Да, я верю!

Комок в горле исчез, и ее сердце, которое, казалось, замерло на все это время, снова начало биться в груди.

Слезы счастья застилали ее глаза. Она заморгала, чтобы они не мешали ей видеть Джейка.

— Я верю, потому что единственный мужчина в мире, за которого я хочу выйти замуж, — это ты. Я влюбилась в тебя в ту первую ночь, вот отчего я вела себя так. Я тогда очень испугалась. Не знала, что со мной происходит. А теперь знаю. Я люблю тебя. Но мою любовь нельзя выразить словами.

Встретившись взглядом с его сверкающими глазами, видя его улыбку любви. Мерседес ощутила, что счастье, наполняющее каждую черту его лица, отражается в ней.

Джейк наконец отпустил ее руки и обнял ее, прижимая крепче, пока не возникло чувство, будто они слились друг с другом.

— Тогда давай не будем говорить… пусть скажут наши чувства.

Она мечтала только о его поцелуе. И он поцеловал ее — настолько нежно и преданно, что слезы счастья, которые она сдерживала, потекли по ее щекам, а Джейк принялся осушать их осторожными поцелуями.

— Дорогая, я знаю, мы многое сделали не так, например объявили о нашей фальшивой помолвке, но теперь я хочу все исправить. Я люблю тебя больше всего на свете и мечтаю провести остаток жизни с тобой, состариться, разделить с тобой судьбу. Ты выйдешь за меня замуж, будешь моей женой, матерью моих детей?

— Да! Да, я выйду за тебя замуж. Я буду твоей женой и матерью твоих детей…

Она вдруг вспомнила, зачем пришла сюда, и улыбнулась сквозь слезы, а потом рассмеялась, глядя в любимое лицо.

— Хотя, мой дорогой, если мои подозрения оправдаются, тогда, я думаю, мы сделали не так и еще кое-что.

×