Пламя Дракона, стр. 1

Робин Уэйн БЕЙЛИ

ПЛАМЯ ДРАКОНА

Посвящается Майку Ван Зандту и Винсу Эшнауру, которые вложили деньги в дело своей жизни, «безумной» Кейт Граф и Дайане — женщине, играющей со скатами

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Несло гарью. Над руинами домов и лавок поднимались клубы серого дыма. Тут и там торчали обугленные балки и мелькали голубоватые языки пламени.

По единственной улице бродила собака, обнюхивая землю и тоскливо подвывая; в ее круглых невидящих глазах застыли слезы. Во дворе две толстые курицы что-то искали в почерневшей траве. Петух царственно восседал на плече мертвой девочки.

Повсюду лежали трупы.

— Что здесь случилось? — тихим, полным гнева и ужаса голосом спросила Аланна, крепко сжимая в руке духовую трубку. — Едва ли это был обычный пожар.

Эрик покачал головой и остановился. Друзья достигли центра селения; Аланна, однако, пошла дальше — до самых руин пристани на широкой реке. Блики вечернего солнца играли на ее кожаной одежде, ветер трепал черные волосы.

Эвандер и Доу остановились за спиной Эрика. Высокие и стройные молодые люди походили на братьев. Они стояли в одинаковых позах, опираясь на посохи, с одинаковым мрачным выражением лиц. Никому не хотелось начинать разговор. Доу первым заметил облако дыма и предложил отложить поездку в Вистовим, чтобы выяснить, что произошло. Никто, однако, не предполагал обнаружить свидетельства такой страшной катастрофы.

Совсем юная девушка лежала у дороги в тени частокола, который пламя не тронуло. Эрик нагнулся и осторожно перевернул ее на спину, отвел с лица пряди черных волос. На него смотрели невидящие карие глаза. Он опустил веки мертвой. Это был, в сущности, ребенок — лет двенадцати. Красивый ребенок.

Эрика накрыла тень: Эвандер подошел поближе.

— Никаких следов повреждений.

— Может, она просто надышалась дыма, пока выбиралась на улицу? — предположил Эвандер.

Эрик нахмурился.

— Нет. Смотри, как она лежит. — Он показал на два торчащих из земли столба и обугленные развалины за ними. — Головой к дому, так ведь? И, судя по выражению лица, она чего-то испугалась. Очень испугалась. Думаю, девочка как раз пыталась укрыться в доме.

— Укрыться от того, что увидела на улице?

К ним присоединился Доу.

— Пожар случился позже. — В правой руке у него была кукла, которую он тут же посадил рядом с погибшей девочкой. — Наверно, кто-то в панике уронил лампу или свечу — для такой деревеньки много не надо.

Эрик вошел во двор. Петух закукарекал, захлопал крыльями и скрылся в развалинах. Куры разбежались. Вдруг он заметил какое-то движение, остановился и огляделся. Собака подползла ближе, жалобно завыла, еще немного проползла и остановилась: наверно, боялась.

Во дворе он обнаружил еще одно тело. Судя по всему, это могла быть старшая сестра или мать той самой девочки. Подол домотканого платья было порван в том месте, где женщина второпях на него наступила. В кулаке несчастная сжимала пучок травы, который, очевидно, сорвала в момент гибели.

И снова — никаких видимых физических повреждений. Эрик присел рядом и начал расстегивать ее одежду.

— Что ты делаешь? — крикнула Аланна через забор. Они с Эвандером и Доу спешили к Эрику.

— Ищу раны. Может, дротики?

Аланна скептически посмотрела на него.

— Хочешь сказать, их всех убили? — Она покачала головой, оглядываясь на спутников в поисках поддержки. — Население целой деревни? Кто бы на такое решился?

Массовые убийства были в Пейлноке редкостью, и Эрик знал почему. В этом мире, так не похожем на Землю, духи убитых стремятся отомстить убийцам. Не то чтобы здесь вообще не было насильственных смертей, ведь существовали и более изощренные способы, чем кинжал в спину. В любом случае кто-то был повинен в гибели этих крестьян.

— Малышку погубил не огонь, — сказал Доу.

— И эту женщину — тоже. — Эрик продолжал осматривать тело.

— Если бы здесь был обыкновенный пожар, кто-нибудь наверняка уцелел бы, — со вздохом проговорил Эвандер. Он внимательно осматривал руины деревни и опушку леса.

Аланна прикусила губу, опускаясь на колени рядом с Эриком.

— Давай лучше я это сделаю.

Она принялась снимать с мертвой женщины одежду, в то же время прикрывая несчастную от взглядов мужчин.

Эрик встал и вернулся на улицу, растирая виски и растерянно оглядываясь. Он ненавидел загадки, особенно в Пейлноке, где разгадки бывали иной раз чудовищны.

Наконец он отправился к реке — Култари, такое название было на карте, которую друзья изучили перед поездкой. В его собственном мире это была Миссури. Пристань сгорела дотла; некоторые лодки уцелели, но крестьяне ими не воспользовались: видимо, смерть пришла внезапно.

Собака снова завыла и потерлась о его ногу. Вот ведь привязалась. Она подняла влажные умоляющие глаза, и Эрик потрепал бедолагу по голове. Собака помахала хвостом; она явно обнаружила в нем нового хозяина.

Подбежал Эвандер:

— Аланна тоже не нашла никаких следов.

Эрик, впрочем, на это особенно и не надеялся. Ну не мог же один человек с духовой трубкой прикончить всех этих несчастных. Он задумчиво поскреб затылок. Да, по Серым Королевствам бродили шайки мародеров, но они оставили бы хоть какие-то улики. Может быть, вражеская армия? Да нет, они бы тоже не прошли бесследно.

— Это ведь Маркмор, да? — Эрик показал на расстилающиеся за рекой луга. Маркмор был одним из крупнейших государств, входящих в союз Темных Земель, которым правила таинственная Шандал Карг.

Эвандер кивнул:

— Граница Маркмора и Сибо проходит как раз по реке Култари.

Эрик поджал губы. Сибо был одним из Серых Королевств, упорно сохранявших нейтралитет в борьбе между светлыми и темными силами. Не желая вступать в войну, они лавировали, принося клятвы верности то одному, то другому противнику.

Эвандер положил затянутую в перчатку руку на плечо Эрика.

— Я тебя понимаю, друг. Все еще видишь ее во сне.

У Эрика внезапно пересохло в горле, язык распух. На мгновение мир как будто исчез, перед глазами возникло бледное лицо в ореоле развевающихся, черных как ночь волос. Он никогда не целовал эти алые губы, но знал их медовый вкус. Он никогда не смотрел в эти холодные смеющиеся глаза, но они прямо душу вынимали из его тела.

Ее имя было Шандал Карг. Имя, которое немногие отваживались произносить вслух; обычно говорили — Сердце Тьмы.

Эрик никогда еще не подходил так близко к Темным Землям. Ему показалось, что с другого берега — из-за каждого дерева или куста — за ним следят чьи-то глаза.

— Это просто сны, — напомнил Эвандер, мягко побуждая его отойти подальше от реки.

Эрик знал, что его друг не прав. Это было больше, чем просто сны, но спорить казалось бесполезным. Надо было думать о поручении, а тут еще эта тайна.

Собака внезапно замерла и глухо заурчала. Эрик насторожился:

— Что случилось, песик? Чем-то пахнет, да?

Собака тявкнула и отступила. Затем она оскалилась и снова залаяла, роя землю передними лапами, а потом с воем умчалась куда-то за обгорелый сарай.

По улице навстречу Эрику бежали Аланна и Доу.

— Маготы! — кричала девушка. — Трое, а может, и больше!

Эрик удивленно приподнял бровь:

— Ма… что?

Прежде чем ему успели хоть что-то объяснить, показалось какое-то огромное косматое существо. Оно передвигалось на двух ногах, могучие руки-лапы свисали низке колен. В тусклой бурой шерсти запутались листья и мелкие веточки. Магот не был в полном смысле человеком или обезьяной. Он стоял почти прямо и двигался с удивительной для такого исполина грацией.

Монстр принюхался; из-за руин показался второй такой же. Маленькие глазки уставились на людей. Зверь зарычал, обнажая четырехдюймовые клыки. Первый магот склонился над мертвой девочкой, взял у нее куклу и с любопытством рассматривал, потом, потеряв интерес, отбросил игрушку. Он присел, свесив руки между колен, и стал принюхиваться к телу.

×