Братья Дракона, стр. 3

Эрик застонал и рухнул. Швы маленькой нейлоновой палатки громко треснули, колышки выскочили из земли. Палатка накрыла обоих, как лопнувший воздушный шар, и заколыхалась от их возни. Потом наружу высунулись две головы; хохот и тяжелое дыхание постепенно стихли.

— Это всегда был мой любимый бросок, — признался Роберт.

Эрик высунулся из-под того, что раньше было палаткой.

— Ну вот, — вздохнул он, — я-то как раз собирался купить что-нибудь попрочнее, с каркасом, но не успел.

— Ничего, и эту еще можно спасти.

Братья выбрались наружу. Роберт поднял один из погнутых колышков и осмотрел стягивающую его веревочную петлю.

— Пока, однако, нам придется ночевать в пропитанных пивом спальниках.

— Давай вытащим их, может, быстрее высохнут.

Роберт собрался было включить фонарь, и тут…

— Смотри! — тихо сказал он, вглядываясь во тьму. — Там, в глубине ущелья. — Он выпрямился, немного отошел от лагеря и снова остановился.

Эрик выронил конец спального мешка, который он пытался вытянуть из рухнувшей палатки, и подошел к брату.

— Ну и дела! Водопад светится!

Плечом к плечу братья стояли и смотрели на странное явление. Водопад приглушенно рокотал, и за шорохом относимых ветром листьев этот звук был почти неразличим. Но вода мерцала, переливаясь неяркими оттенками зеленого.

— Ты же у нас геолог, — сказал Роберт, не оглядываясь на брата. — Это что, лишайники так люминесцируют?

— Ужастики пишешь ты, значит, это по твоей части, — парировал Эрик. Он выучился геологии, но настоящим ученым себя не считал и уж во всяком случае не мог объяснить то, что видел.

Роберт положил руку на плечо брата. Это был бессознательный жест, знак того уровня отношений, которых так долго не хватало Эрику.

Прежде чем оба они успели заговорить, мерцание погасло. Водопад было немного слышно, но не более. Эрик задержал дыхание и сделал первое, что пришло ему в голову. Он включил фонарь и…

— Что за чертовщина? — При ярком свете его лицо казалось еще бледнее.

Роберт исчез. Эрик похолодел — явно не от ветра. Он схватил фонарь и бросился сквозь густые заросли вдоль берега ручья к водопаду. Ежевика царапала его голые икры, низкие ветви хлестали по лицу, под ноги то и дело попадались коряги, но он несся вперед, уверенный, что Роберт где-то впереди.

— Роберт! — звал он. — Роберт! — Свет фонаря рассекал темноту. — Ответь же мне, черт бы тебя побрал!

И вот он достиг водопада. Собственно, это была полоска воды всего фута в четыре шириной — в горах Катскилл таких много. Водопад тихо рокотал, стекая каскадом с шестидесятифутовой песчаниковой стены. Легкие брызги, висящие в воздухе, быстро намочили лицо Эрика.

— Роберт! — снова крикнул он с замирающим сердцем.

— Здесь я, — ответил Роберт.

Эрик сразу же направил фонарь на звук голоса.

— Где?

Роберт коснулся его плеча. Эрик вздрогнул.

— Бобби! Прекрати сейчас же! Хоть шуми, что ли, когда двигаешься. — Эрик вытер лицо и притворился, что убивает москита. — Дьявол, это был самый обыкновенный лунный свет. — Он попытался отдышаться и найти хоть какое-нибудь рациональное объяснение. — Ага! Свет упал сюда вот под таким углом — и все дела.

— Нет, — тихо сказал Роберт, вглядываясь в падающую воду. — Я видел кого-то.

— Да ты рехнулся. Не мог ты никого здесь увидеть — лес слишком густой.

— Не здесь, — загадочно ответил Роберт. Он медленно обернулся и устремил взгляд в темноту. — У палатки. Он… Нет, быть такого не может.

— Чего «такого»? — огрызнулся Эрик. Немедленного ответа не последовало, и он схватил брата за руку. Роберт дрожал.

— Скотт, — наконец сказал он тихим шепотом. — Кажется, я видел Скотта.

— Ты явно таскал у меня пиво. В этой проклятой глуши нет никого, кроме нас.

Роберт медленно повернулся. Фонарь осветил его лицо; глаза казались темными провалами и придавали ему жутковатый вид.

— Тогда кому-то из нас не хватило еще кварты. — Он нагнулся и показал на землю. Трава была забрызгана темной липкой жидкостью.

Эрик прикусил губу и потрогал жидкость указательным пальцем, потом пригляделся повнимательнее.

— Кровь. Следы крови.

— Они ведут к водопаду, — прибавил Роберт.

— И откуда они, по-твоему? — спросил Эрик, вытирая пальцы сначала о траву, потом о шорты. — Быть такого не может, чтобы твой приятель Скотт пришел сюда вслед за нами.

— Конечно, — сказал Роберт и сделал еще несколько шагов. Эрик бросился за ним с фонарем. — Смотри. — Роберт остановился, снова нагнулся и поднял серебряный медальон на тонкой цепочке.

Медальон напоминал по форме старомодное двустороннее лезвие бритвы и ярко сиял в свете фонаря. Одна сторона была отполирована до зеркального блеска, на другой была надпись на каком-то иностранном языке. Когда Роберт повернул медальон, надпись отразила свет странными зеленовато-серебристыми лучами.

— Ты хоть что-нибудь понимаешь? — спросил Эрик, разглядывая необычную вещицу. Тоненькая цепочка оказалась на удивление крепкой. Он вернул медальон брату.

Роберт поднял его за цепочку и покрутил. Сияющие лучи расходились во все стороны. Внезапно он выключил фонарь, и ущелье погрузилось во тьму. Когда глаза немного привыкли, он взглянул на брата и покачал головой.

— Заметил? Он мокрый. В звеньях цепочки еще осталась вода.

— Роса?

Роберт провел ладонью по траве.

— Да нет. — И он снова обернулся к водопаду.

— Слушай, — Эрик поскреб затылок, — эта штуковина, может быть, пролежала здесь не один день.

Роберт насмешливо покосился на него.

— Он слишком блестит. Не потускнел и даже не запачкался, просто мокрый.

Эрик сглотнул. Вдруг каждая тень показалась чьим-то укрытием, каждое дуновение ветерка чьим-то шепотом. Тучи неслись по небу в неверном свете луны. Эрик пригляделся к краю ущелья, пытаясь обнаружить хоть какое-нибудь движение. Порыв ветра прошелестел в листьях, и он вздрогнул.

— Думаешь, это и правда твой приятель Скотт дурачит нас?

Роберт быстро взглянул на брата и отвернулся.

— Нет. — Выражение его лица сделалось жестким, все мускулы были напряжены. Эрик подумал, что никогда не видел брата таким.

— Бобби? — обеспокоенно окликнул он Роберта.

— Пошли.

Не говоря больше ни слова, Роберт встал, забрал у Эрика фонарь, включил его и направился по кровавому следу. След был прерывистым — то лист измазан, то на стволе поваленного дерева пятно.

Так они пришли к водопаду.

Эрик и Роберт встали рядом. Тонкая водная завеса переливалась в свете фонаря. Внизу было маленькое озерцо, из которого вытекал ручей. Роберт снова опустился на колени. Камни на краю озерца были забрызганы кровью.

Эрик раздраженно отмахнулся от стайки мошек, которых привлекла кровь.

— Вот вам и уикенд!

Роберт взял медальон за цепочку и покрутил его. Вещица влажно блеснула.

— Подожди меня здесь.

— Ну уж нет! — Эрик схватил брата за руку. — Раз уж вляпались, давай вместе.

И они двинулись по берегу озерца к водопаду. Свет фонаря отражался в воде. Там где-то должна была быть пещера, но братья ее пока не замечали. Эрик, однако, твердо решил, что она существует. Горы Катскилл, настоящее геологическое чудо, были полны подобных мест, образовавшихся в результате схода ледников и выветривания.

— Прямо как в твоей книжке, — бросил Эрик, пытаясь заглянуть за водопад. Ледяная вода плеснула ему в лицо и за шиворот. Он вытянул вперед руку и убедился, что водопад не был широким.

Эрик выпрямился, глубоко вдохнул и вытряхнул воду из ушей.

— Там и правда пещера!

Роберт не колебался ни секунды. Он тут же шагнул вперед, намереваясь увидеть пещеру сам, и… исчез из виду.

Хоть Эрик и рассердился, но делать было нечего, и он отправился сквозь водяную преграду вслед за братом. Острые камни царапали плечи. Левый рукав надорвался по шву. Скользкое дно постепенно опускалось вниз. Эрик чуть не упал, но Роберт подхватил его.

Эрик восстановил равновесие, выругался и оттолкнул руку брата.

×