Роковой мужчина, стр. 108

Она сделала шаг ему навстречу, потом еще один, потом еще — и наконец оказалась в его объятиях. Ее лицо светилось от счастья.

— Ричард, ты сказал, что влюбился в меня?

— Разве ты еще не поняла? Это же очевидно. Все вокруг знают об этом — твой отец, братья, Харпер, слуги.

— Конечно, я поняла. Я боялась, что ты не догадаешься.

Он издал странный звук — полусмех-полустон и сжал ее в своих объятиях.

— Я люблю тебя, — уверенно сказал он. — Зачем же еще хранить мне твою туфельку? Если бы ты знала, сколько раз я порывался выкинуть ее, но не смог. Она стала символом бесстрашия и красоты, которые ворвались в мою жизнь вместе с тобой.

— Но, Ричард, туфелька превратилась в развалину. Разве ты не мог оставить на память мой носовой платок или что-нибудь подобное?

— Я не хотел ничего идеального. Я хотел эту туфельку. Разве мы с тобой идеальны?

— Нет, — мягко ответила она. — Мы не идеальны. Но мы идеально подходим друг другу.

×