Погоня за призраком, стр. 2

Глава 1

Гвинет свернула на Саттон-Роу и увидела стоящий прямо у подъезда ее дома двухколесный экипаж. День сегодня выдался самым обычным. Утро она провела в Женской библиотеке на площади Сохо, где работала три дня в неделю, а затем отправилась домой. Она немного задержалась, зайдя по дороге купить хлеба, и теперь торопилась, чтобы успеть накормить своего маленького сынишку прежде, чем придет первый из сегодняшних учеников, которым она давала уроки игры на рояле.

И тут она увидела экипаж.

Сначала Гвинет предположила, что кто-то из родителей ее учеников приехал, чтобы расплатиться за занятия. Однако, подойдя ближе и рассмотрев грума, одетого в красно-коричневый сюртук с серебряным галуном, она нахмурилась.

Ливрея Рэдли. Ее она узнала бы где угодно.

Сердце Гвинет забилось чаще, а ноги, наоборот, замедлили шаги.

«Я никогда не была готова к этому и никогда не буду готова», — с горечью подумала Гвинет, злясь на саму себя.

Впрочем, после того, как она переехала жить в Лондон, их с Джесоном пути так или иначе должны были пересечься. Это был только вопрос времени.

Ее сердце продолжало бешено биться, когда она вошла в дом — скромное двухэтажное здание с переделанной под музыкальный класс гостиной. Поскольку в этом доме Гвинет не только жила, но и давала уроки, она постаралась придать ему элегантный вид — по крайней мере, холлу и музыкальному классу — и потому снесла сюда всю лучшую мебель и свой единственный ковер. Обстановка остальных комнат была по-спартански простой: на голых полах стояли разрозненные, обшарпанные столы и стулья. Ничего другого у нее не было, да и быть не могло.

Услышав стук входной двери, из кухни выскочила служанка Мэдди. Она забрала у Гвинет хлеб и помогла ей раздеться. Мэдди недавно исполнилось пятнадцать, она была свежей и сияющей, словно новенькая монетка, и отличалась добрым и веселым нравом. Она приходила в дом Гвинет всего на несколько часов в день, успевая затем поработать еще у одной пожилой леди, жившей здесь же, на углу Сохо-сквер. Иметь постоянную прислугу было Гвинет не по карману.

Мэдди стрельнула в сторону Гвинет любопытными глазками и быстро зашептала:

— Вас ожидает какой-то знатный и красивый джентльмен, миссис Бэрри. Некий мистер Рэдли. Сказал, что он ваш кузен. Я проводила его в гостиную. Надеюсь, я все сделала правильно?

Гвинет хотела сказать, что в ее доме все равно некуда провести гостя, кроме как в гостиную, но сдержалась и вместо этого, бросив быстрый взгляд на свое отражение в зеркале, ответила:

— Ты все сделала как надо, Мэдди.

Густые золотистые волосы примялись под шляпкой, и Гвинет собралась было поправить прическу, но передумала. В конце концов, она не собирается производить впечатление на мистера Джесона Рэдли.

Ах, если бы еще сердце не билось так сильно!

— Вы прекрасно выглядите, — сказала Мэдди, окидывая сияющим взглядом стройную фигуру Гвинет, обтянутую серым платьем с кружевными белоснежными отворотами на высоком воротничке-стойке и манжетах длинных рукавов. — Просто здорово, если хотите знать мое мнение.

Обычно подобные вольности считаются непозволительными для прислуги, но между Гвинет и Мэдди сложились особые отношения, почти дружеские. Они вместе занимались хозяйством, вместе обедали и ужинали, а когда Гвинет нужно было уйти из дома, Мэдди присматривала за Марком. Пожалуй, Мэдди пыталась сохранить дистанцию между ними даже больше, чем Гвинет, особенно в тех случаях, когда к ним в дом приходили состоятельные граждане, приводившие учиться музыке своих дочерей. Тут уж Мэдди вела себя с Гвинет со всей возможной почтительностью. Помимо торговцев, к хозяйке заходили иногда и профессиональные музыканты, бывали рабочие, разносчики, но вот родственник зашел впервые. И Мэдди, теряясь в догадках, смотрела, как пульсирует на шее Гвинет тонкая жилка.

— Где Марк? — бесцветным голосом спросила Гвинет.

— Он с мистером Рэдли. Прошу вас.

С этими словами Мэдди распахнула дверь гостиной, и Гвинет, у которой не осталось выбора, вошла внутрь, сделала несколько шагов и остановилась. Напротив камина стоял низенький столик, Джейсон с Марком примостились возле него на коленях. Они с аппетитом приканчивали большую тарелку сдобных булочек, запивая их сладким чаем.

Джесон увидел ее первым и легко поднялся на ноги. Марк вскочил вслед за ним и бросился к матери.

— Мама, у нас дядя Джесон. Он наш родственник, мама. Узнал, где мы живем, и приехал проведать. Я и не знал, что у меня есть двоюродный дядя.

Щеки Гвинет слегка порозовели, но сын не заметил этого.

— А еще дядя сказал, что может покатать меня по площади в своей коляске, только сначала поговорит с тобой. Ты разрешишь мне, мама? Разрешишь?

Покататься в коляске Марку выпадало нечасто, и потому Гвинет не могла сказать «нет», хотя ей очень не хотелось отпускать мальчика с Джесоном Рэдли. Марк так умоляюще смотрел на Гвинет своими серыми, похожими на материнские, глазами, что та не выдержала и улыбнулась в ответ.

— Почему бы и нет. Ты сделал уроки, которые тебе были заданы?

Марк поспешно кивнул.

— Тогда ступай, приведи себя в порядок и помоги Мэдди на кухне. Когда мы закончим, я позову тебя.

Марк восторженно вздохнул и, с обожанием глядя на Джесона, сказал:

— Спасибо, сэр.

Он быстро выскочил за дверь и помчался разыскивать Мэдди. Гвинет тихо прикрыла за сыном дверь. Теперь ей волей-неволей пришлось перевести взгляд на Джесона.

Высокий, темноволосый, он выглядел просто безупречно — прекрасно сложенный, с жестким, по-мужски красивым лицом. Джесон в самом деле был кузеном Гвинет, но в последний раз они виделись целых восемь лет тому назад.

За эти годы Джесон возмужал и окреп. Гвинет подумала, что этому немало способствовали заботы, свалившиеся на плечи Джесона после того, как он стал хозяином Хэддоу-Холла. Ей доводилось слышать о том, что поначалу Джесон находился на грани банкротства, но затем, благодаря нечеловеческому напряжению сил, сумел не только поправить дела, но и стать одним из богатейших людей во всем Лондоне. Честно говоря, она не ожидала, что он лично займется делами. Гвинет казалось, что Джесон выберет более простой и короткий путь к успеху — выгодный брак, тем более что желающих стать миссис Джесон Рэдли, как ей помнится, всегда хватало.

×