Погоня за призраком, стр. 106

— Не хочу больше говорить ни о Марке, ни о бабушке, — сказала она. — Поговорим лучше о нас.

— А я вообще не хочу больше разговаривать.

— Но, Джесон, кто-то из нас должен первым сказать эти три слова, и я хочу, чтобы это был ты.

— Я тоже думал об этом, — ответил он, почесывая подбородок, — но почему-то мне казалось, что это должна быть ты.

— Почему я?

Он нежно поцеловал ее в шею и нежно проворковал:

— Потому что за тобой должок, Гвин. — Он поцеловал ее в губы и добавил: — Ты задолжала мне долгие пустые годы, что я прожил без тебя, годы, когда я думал, что ты счастлива с Бэрри. Долгие годы без любви — что может быть ужаснее, Гвин! Ну, что, теперь ты согласна, что первое слово должно быть за тобой?

— Согласна, — ответила Гвинет. На сердце у нее пели птицы. — Я люблю тебя, Джесон Рэдли. Люблю всегда и буду любить до последнего вздоха. Что ты мне на это ответишь?

Он положил ей руку на плечо и выпалил, глядя Гвинет в глаза:

— Я люблю тебя.

Затем было несколько восхитительных минут, а когда они немного отдышались, Джесон поднялся локте и сказал, глядя на Гвинет сверху вниз:

— Ты стала другой. Теперь ты до конца уверена во мне, я не ошибся?

— Да, — ответила Гвинет. — Бабушка сумела открыть мне глаза на то, чего я раньше не понимала. Она говорила, а ты не возражал, и я поняла, что все это правда. Ты в самом деле любил меня все эти годы.

— Я тоже узнал о тебе кое-что новое благодаря бабушке. Если только…

Она прижала палец к его губам:

— Кого заботит это «если только»? Мы здесь, мы вместе, и у нас впереди целая ночь. Не будем терять времени даром.

— А я и не собираюсь его терять, — усмехнулся Джесон, накрывая Гвинет своим телом.

* * *

Джесон лежал рядом со спящей Гвинет, осторожно гладил ее волосы, тихонько касался губами уголков ее губ и молча улыбался, когда она пыталась во сне отвернуться от него. Ну уж нет, теперь он ее никуда от себя не отпустит, Ему до сих пор не верилось в то, что он теперь женатый человек, что вся его жизнь изменилась так круто и счастливо.

«Завтра нужно будет сказать бабушке спасибо за то, что она вновь свела нас вместе, — подумал он. — И, что бы она ни говорила о своих ошибках, из нее получилась отличная сваха!»

Затем он стал думать о Ричарде Мейтленде. Гвинет редко упоминала в последние дни его имя, очевидно, не могла забыть той ночи, когда умер лорд Айвен, но это пройдет. Она еще поймет, что без помощи Ричарда им не пришлось бы спокойно спать этой ночью.

Гвинет пошевелилась и что-то пробормотала во сне. Джесон улыбнулся, а затем чуть слышно шепнул ей на ухо:

— Нет, ты не Прекрасная Принцесса.

— Ммм? — ресницы Гвинет дрогнули. — Что ты сказал?

— Я сказал, моя любимая жена, что отныне ты — королева моего сердца.

×