Линейные корабли тина «Нельсон», стр. 3

Как и предполагалось, работа Вашингтонской конференции в 1922 г., с участием представителей Великобритании, США, Японии, Франции и Италии, в основном сосредоточилась вокруг проблемы линейных сил. В итоге, по принятому на конференции соглашению, были установлены следующие предельные нормы тоннажа линейных флотов: для Великобритании и США -525 000 т, для Японии —315 000 т, а для Франции и Италии — по 175 000 т. Предельный калибр артиллерии для линкоров установили в 16 дюймов (406 мм), а водоизмещение каждого из вновь закладываемых кораблей ограничили 35 000 тоннами. Кроме того, в постройке линкоров объявили 10-летний перерыв, а все заложенные и устаревшие дредноуты надлежало разобрать.

В силу решений Вашингтонской конференции Англия потеряла право на постройку своих четырех линейных крейсеров программы 1921 года. Однако 2-я статья этого соглашения предусматривала закладку 2 линейных кораблей с договорными тактикотехническими элементами. Если же говорить о потерях, то больше всех, как ни странно, в результате работы конференции потеряли сами США. Им пришлось прекратить постройку уже заложенных 6 кораблей типа "Саут Дакота", из которых "Индиана" имела готовность по корпусу 34%, а "Массачусетс" — 11%. Из 4 линкоров типа "Мериленд" пришлось отказаться от ввода в строй "Вашингтона", имевшего готовность 75,9%. Кроме того, на стапелях разобрали 4 линейных крейсера типа "Лексингтон", а 2 других корабля этого типа переоборудовали в авианосцы.

О том что закладка в Англии линейных крейсеров программы 1921 г. носила чисто политический характер, свидетельствует прекращение постройки кораблей спустя месяц после ее начала — 18 ноября 1921 г., т. е. задолго до окончания работы Вашингтонской конференции, на которой и объявили их истинные тактико-технические элементы. Это обстоятельство позволило английской делегации навязать свою волю партнерам по переговорам и добиться замены устаревших дредноутов своего флота 2 новыми кораблями.

Законопроект о начале их постройки без каких- либо проблем прошел через парламент уже в конце 1922 г. По настоянию 1-го Морского Лорда на линкорах сохранялись вооружение и бронирование линейных крейсеров программы 1921-го года. При этом конструкторам следовало, по возможности, добиться скорости хода не меньшей, чем у линкоров типа "Куин Элизабет" и тем самым сохранить известную однородность английского линейного флота. Такой подход к проблеме создания линкоров нового поколения встретил серьезные возражения среди части высших офицеров Адмиралтейства. Они предлагали сократить число 406-мм орудий до 6 и благодаря этому сохранить скорость линейных крейсеров, что позволяло бы использовать корабли совместно с линейным крейсером "Худ". Но все оригинальные, но нежизнеспособные проекты в конечном счете были отменены после того, как поступило предложение "укоротить" линейные крейсера с 406-мм артиллерией до водоизмещения в 35 ООО т и при этом обеспечить им ход не менее 23 узлов при суммарной мощности механизмов в 45 000 л. с.

Хотя это предложение не в полной мере отвечало запросам Адмиралтейства, оно позволяло сэкономить на проектных работах и использовать уже имеемый запас судостроительной стали, что в условиях существовавшего дефицита средств было крайне важным. Тем не менее, дебаты вокруг проекта линкоров продолжались даже после утверждения эскизного проекта. Главным доводом его противников была сравнительно малая скорость хода. При этом забывалось, что наиболее современные и скоростные американские и японские линкоры даже на пробах, при форсировании механизмов, едва достигали хода в 22 узла.

Так или иначе, но строить стали линейные корабли с 9-ю 406-мм орудиями, даже несмотря на скорость в 23 узла, считавшуюся в начале 20-х годов явно недостаточной для линейного корабля нового поколения.

В принципе, перед английскими конструкторами стояла весьма непростая задача. Впервые приходилось создавать корабль, водоизмещение которого было ограничено не какой-либо оперативно-тактической целесообразностью, а строго оговоренной величиной, и на 13 000 т меньшей, чем у уже разработанного почти "идеального" линкора. С другой стороны, концентрация артиллерии в носовой оконечности, позволявшая использовать основательное бронирование при сравнительно небольшом водоизмещении, теоретически не годилась для корабля, имевшего ограниченную скорость хода. Однако пришлось и здесь принести в жертву оборонительным качествам наступательные. При этом англичане исходили из того, что после уничтожения германского флота наиболее вероятными противниками считались США и Япония, флоты которых не располагали быстроходными линейными кораблями. Японские же линейные крейсера типа "Конго", имевшие ослабленное бронирование и артиллерию, значительно уступавшую по огневой мощи артиллерии проектируемых англичанами кораблей (9 406-мм орудий против 8 343-мм), не могли считаться серьезным противником.

Таким образом, используя рабочие чертежи линейного крейсера программы 1921 г., англичане смогли к ноябрю 1922 г. закончить проектирование, а 28 декабря того же года заложить оба "договорных" линейных корабля с 406-мм артиллерией. Их назвали "Нельсон" и "Родней" в честь наиболее прославленных английских адмиралов. Любопытно, что первое имя уже использовалось в броненосном флоте Ее Величества трижды и каждый из этих кораблей морально устаревал еще в процессе постройки. Достаточно вспомнить классический эскадренный броненосец "Лорд Нельсон", который был сдан флоту в октябре 1908 г., т. е. на 2 года позже "Дредноута" — линкора нового поколения.

Описание конструкции и защиты

Общее расположение линейных кораблей "Нельсон" и "Родней", несмотря на всю необычность их внешнего вида, отличалось простотой и рациональностью. Корпус был гладкопалубным с практически вертикальными, без завалов, бортами. Двойное дно простиралось почти по всей длине корабля и не охватывало лишь его оконечности. В районе машинных и котельных отделений, а также расположения главной и противоминной артиллерии высота междудонного пространства превышала 1,5 м. Оно было разбито шпангоутами, стрингерами и противоминными переборками на множество водонепроницаемых отсеков. Корпус ниже броневой палубы разделялся 22 главными водонепроницаемыми переборками, положение которых определялось общей компоновкой корабля и прежде всего башен с 406-мм орудиями. Кроме того, в районе котельных отделений, погребов боезапаса и противоминной артиллерии, что составляло около 2/3 общей длины корабля, имелись 3 продольные водонепроницаемые переборки, доходившие до броневой палубы. На всей остальной части корпуса линкора проходила по его диаметральной плоскости лишь одна продольная переборка.

Корабль имел 5 палуб: верхнюю, главную, среднюю, которая в районе расположения башен главного калибра и главных механизмов являлась броневой, нижнюю, имевшую в районе оконечностей броневые настилы, и грузовую или палубу платформ. Главная и средняя палубы использовались для размещения экипажа корабля.

Нижняя и грузовая палубы в районе погребов боезапаса артиллерии прерывались целым рядом платформ, огороженных водонепроницаемыми переборками. В районе машин и котлов грузовая палуба прерывалась, а подволоком этих помещений служила нижняя палуба.

Общая компоновка корабля была подчинена одной главной идее — сконцентрировать все его жизненно важные механизмы и вооружение на незначительном пространстве и тем самым обеспечить их мощной броневой защитой, сохранив при этом хорошие условия для ведения артиллерийского огня. Принимая во внимание сравнительно небольшую длину линкора, конструкторы разместили все башни с 406-мм орудиями перед надстройкой, причем 3-я из них (башня "С") располагалась точно посередине корпуса корабля. Сама по себе надстройка была узкой и теоретически "мертвый” сектор на кормовых курсовых углах оказался невелик. Но, когда провели первые стрельбы, выяснилось, что огонь башни "С" на предельных кормовых углах может привести к разрушению надстройки и отрицательно воздействует на приборы и оптику боевой рубки. Поэтому стрельба в этом направлении допускалась только в исключительных случаях.

×