Вторая жизнь, стр. 78

Если же смотреть с позиций здравого смысла, то, наверное, простота была обусловлена тем фактом, что в данном мире производить латный доспех не позволял уровень технического развития. С виду непрактичные костюмы дворян на самом деле были последним писком функциональности местной моды. Не просто моды, а ее стиля «милитари». Обтягивающие штанишки были весьма удобны, во всяком случае, не сбивались в комки, когда благородному шевалье требовалось поместить их не только в латные или пластинчатые набедренники и наголенники позднего Средневековья, но и в куда более распространенные кольчужные чулки. Собственно, шоссы и родились в эпоху кольчужных чулок. Разноцветные штанины, конечно, были уже влиянием чистой моды, тем более что их попугайский окрас и пошив из кусков разных цветов был совсем не обязателен. Шапка-«пуштунка» служила тем же целям, что и у пуштунов, — была подшлемником, хотя, насколько помню, в истории Земли она родилась относительно позже, сменив шапку-кале, она же чепец, она же подшлемник.

Отсутствующие тут ботинки с длинными набитыми ватой носами, надо полагать, прекрасно подходили для латных башмаков, фиксируя там ступню, в том случае, конечно, если сохраняли функциональность. В латах, крайне эффективно поглощавших энергию удара, мощные поддоспешники просто не требовались, поэтому в принципе можно было обойтись и плотным дублетом, не поддевая вместо него гамбезон. Тем более что брутальный гамбезон потерял в толщине с наступлением эпохи лат по сравнению с эпохой кольчуги, даже когда носился.

Еще интереснее было наличие по правую руку от ярла некоего светлолицего юноши примерно моих лет и девчонки постарше слева, при виде которых Сигурд хмыкнул и покосился на меня. Оборачиваться, оценивая реакцию остальных, я счел излишним, поскольку схожесть черт было налицо. Близнецами нас бы, конечно, никто не назвал, но о родстве можно было догадаться. Тут и мне было ясно, родня. А именно, мои дядя и тетя, дети дедушки Харальда от леди Бригитты. Во время моих прошлых визитов в Хильдегард они гостили у ее родни на островах. Самая старшая дочь уже успела выскочить замуж и даже родить деду внука. Младших девчонок, с которыми меня в свое время уже познакомили, леди выводить под дождь, естественно, не стала. Как, впрочем, не вышла и сама. Зато присутствовал форинг.

Что тут сказать, действительно уважают. Не только ярл с наследниками и свитой встречает, но даже и вражеских дипломатов подтянули. Не исключено, послов сюзерена именно того рыцаря, чью дружину вместе с ним самим мы отправили на дно моря. Честно говоря, я даже не ожидал такой почетной встречи. Дядюшку и тетушку точно, особенно тетю.

Ярл смерил взглядом шесть появившихся фигур в доспехах, мы выстроились, колдун склонил голову:

— Здравствуй, ярл наш! Твои воины вернулись, к несчастью, всего семеро. К счастью, боги к тебе были благосклонны, поэтому кровь твоего рода в очередной раз не пролилась. — Далее вообще-то следовало упомянуть про захваченную добычу, но старикан неожиданно для меня предпочел проявить скромность.

Ярла это дело не смутило.

— Здравствуйте, воины мои! Прошу вас в дом мой, отдохнуть и хлеба преломить после долгой дороги. — После чего обнял сначала Сигурда, а потом меня, остальных не стал. Попутно смерил взглядом зарубы на шлеме и доспехах и помятый нащечник.

Официальная часть приема прошла, шлем, разумеется, пришлось снять, чем и воспользовался дед, представив потомкам, дочери Ильве и сыну Уллю. Сын пытался смотреть с превосходством, соблюдая дистанцию с мизераблем из провинции, по невоздержанности папаши оказавшимся родственником. Правда, находился в неудобном для этого положении. При встрече провинциала под дождем в воротах замка спесь выглядит смешно. Он произвел впечатление немного избалованного и изнеженного юноши с завышенной самооценкой. Впрочем, трусом или плохим бойцом он тоже не казался. На первый взгляд Ильва казалась умнее, во всяком случае, явной неприязни ко мне на лице написано не было. Хотя оценила меня явно ниже разнаряженных дам и кавалеров за своей спиной, никого из которых я, к слову, во время проживания в замке не видел или не запомнил. Взгляды, устремленные на меня с их стороны, не блистали дружелюбием. Надо полагать, я нарушил планы их компании на вечер. Чего-чего, а поврежденного дождем макияжа женщина никогда не простит. Ее друзья тем более, особенно если знают, что она заметит их реакцию.

Несмотря на все нюансы встречи, я впервые за поход ощутимо расслабился. Я был почти дома. Живой и непокалеченный. С огромной, без преувеличения, для маленького экипажа одиночной шнекки добычей, из которой заметная часть уйдет в мой карман. Несмотря на юный возраст, я уже имел серьезный авторитет среди воинов благодаря только своим талантам и, не в последнюю очередь, отмороженности. Мне выпало стать учеником сильного и уважаемого в Оркланде колдуна. Я был самостоятельным главой собственной семьи, владельцем большого количества имущества, располагал свободными денежными средствами. Семья, правда, пока состояла только из младшей сестры, но выдел отца из рода никуда не пропал, а я был полноценным дееспособным воином, имеющим право голоса на тинге. К счастью или несчастью, не все было так безоблачно, поскольку родственные связи после выдела имущества не прервались, и в мою семью вскоре должна была войти Эрика в качестве законной жены. Кто-кто, а дед от своего замысла отступаться не любит. Родство с ярлом хотя и второстепенный, но тоже приятный бонус к моей новой жизни. И этого всего я добился за полгода. При этом я сохранил свою вторую жизнь, сумев избежать самого неприятного — меня до сих пор не убили.

Осталось только попытаться добиться большего.

×