Принцесса в академии, стр. 2

– Моя прабабушка…

– На свадьбу надевала?

– Из печной трубы переделала.

– Осторожно, только за плющ не хватайся, – напомнила я и прошлась на цыпочках по краю карниза. – Ты точно меня поймаешь?

– Да прыгай уже, ловлю! – сказал Мика, раскрывая объятия.

В терновый куст мы упали обнявшись.

* * *

В том, чтобы сохранять инкогнито, есть свои минусы. Так, по прибытии нам пришлось пристроиться в самом хвосте. При обычных обстоятельствах мне расчищали путь, выкатывали красную дорожку, а поющие девы посыпали её лепестками роз.

– Мы состаримся и умрем, пока дождёмся своей очереди, – ныла я. – И не успеем к утру.

– Перестань капризничать. Осталось всего двести пятнадцать человек.

– Молодые люди, вы не могли бы потише? – шикнул на нас стоящий впереди гном. – Ах, прошу прощения, мадам, не разглядел, что вы его прабабушка.

– Я не…

– Двести четырнадцать человек, – ткнул меня в бок Мика.

– Как ты обращаешься с прабабулей, – проворчала я, потирая ребра и вытягивая шею, чтобы хоть что-то рассмотреть поверх голов.

Внезапно под сводами фабрики прокатился глубокий таинственный голос:

– Вы! Да-да, именно вы, бабуля в ужасной шляпке. Подойдите сюда.

Все тут же притихли и обернулись к нам.

– Ну же, иди, – пихнул меня в спину Мика и двинулся следом.

Пока я шла, окружающие недовольно цокали и бросали на меня укоризненные взгляды.

Какая-то фея попыталась было возмутиться, но её тут же вывели из здания два амбала – личная охрана Булочки. Вообще-то, официальный псевдоним предсказательницы Вещая Каладрия, но все, кто хоть раз её видел, понимали, что никакая она не Каладрия, а Булочка, и никак иначе.

Вещунья сидела за обычным канцелярским столом, на котором для антуража стояли череп и хрустальный шар.

Как только я присела на стул, нас отгородили занавеской.

– Нет-нет, вы, молодой человек, подождите, пожалуйста, снаружи.

Мика обиженно выпятил губу, но послушался.

– Итак, – деловито повернулась ко мне предсказательница, – протяните ладонь, принцесса.

– Вы знаете, кто я? – изумилась я.

Вещая Булочка фыркнула, откинула назад шикарную копну фальшивых волос и сверкнула глазами. Один у неё был зеленый, второй фиолетовый. В остальном в ней не наблюдалось ничего мистического. Она напоминала нашу дворцовую буфетчицу.

– Мне ведомо многое из того, что за гранью обычного знания, – сказала она завораживающим голосом. – Ну, а вообще ты спалилась на маскировке. Ты единственная, кто притащился в ней, в итоге любому ясно: важная штучка. Так о чём ты пришла спросить, принцесса?

Я мысленно обрушила цветочный горшок на голову Мики.

– Хочу знать, что меня ждёт завтра.

– Мм… вижу белое одеяние…

– Нельзя ли поподробнее? Там фигурирует фата или белые тапочки?

– Тсс! Слышу звон кубков, поздравления…

Я заёрзала на стуле.

– А потом…

Я вытянула шею, пытаясь разглядеть то же, что и Булочка. А она склонилась над моей ладонью так низко, что почти касалась её носом.

– Что потом?

– Всё, – объявила она, отстраняясь. – На этом всё. Линия обрывается.

– Что значит – обрывается? – похолодела я.

– Деточка, не хочу показаться нетактичной, но завтра тебя должны принести в жертву дракону.

– Нет-нет, – заторопилась я. – Не принести, а передать, передать в лапы дракона Якула Кроверуса, повелителя горы Стенаний и Ужасов.

– Вот и я о том же, – закивала Булочка. – Думаешь, ему за кротость нрава этот титул присвоили?

– Нет, вы не понимаете, всё это просто досужие сплетни, – залепетала я, чувствуя, как нарастает дрожь в голосе.

Булочка протянула мне платок и попыталась изобразить сочувствие. Вышло, как у хирурга с тридцатилетним стажем.

– Мне жаль, ты очень милая принцесса, – сказала она, ущипнула меня за щечку и гаркнула: – Следующий!

Занавеска тут же с визгом отодвинулась.

– Нет, постойте, – я снова задернула занавеску, – неужели ничего нельзя сделать?

– Боюсь, нет, – сухо ответила она.

– Поглядите в свой стеклянный шар.

– Он, между прочим, хрустальный. И это так, для антуража. Люди чувствуют себя обманутыми, получив всего-навсего верное предсказание без всех этих свечек, таинственных пассов руками и загробного голоса.

– Тогда раскиньте карты.

– Детка, в этом нет нужды, твои ручки всё уже сказали.

– Какая вы… черствая!

– Вот только не нужно сцен, принцесса.

– А знаете… мне тут вспомнился случай, так, отвлеченный, про одну особу, которая, находясь в отчаянном положении, обратилась к некой предсказательнице. И та достала для неё на сером рынке перчатки с новыми линиями жизни. – Я сделала многозначительную паузу. – И с тех пор та особа жила долго и счастливо.

– Я тоже слышала эту историю, – холодно кивнула Булочка. – Вот только, в отличие от клиентки, той предсказательнице не поздоровилось. Кто-то сдал её, шепнув куда надо про нелегальные махинации, и с тех пор путь в королевство ей был заказан. И ей пришлось работать под прикрытием, каждый раз меняя место проведения сеанса через доверенных лиц. И эти помещения, смею заметить, совершенно не соответствовали вещунье её уровня.

Она повела плечами и брезгливо огляделась.

– Как было бы печально, если б история повторилась, – не сдавалась я. – Ну, к примеру, на сеанс могла совершенно случайно забрести одна очень несчастная принцесса (послушная дочь, между прочим), которая не привыкла что-то утаивать от папочки. Как думаете, на этот раз та прорицательница отделалась бы простым лишением лицензии?

Да, знаю, я умею быть гадкой девчонкой, но, сами понимаете, выхода у меня не было.

Булочка вздохнула.

– Ну и ушлые нынче принцессы пошли! Хорошо, скажем так, любые договоры имеют лазейку.

Я подалась вперёд, ухватившись за соломинку:

– Пожалуйста, я готова на всё!

– Я это уже поняла. – Булочка раздраженно замахала на следующего посетителя, сунувшегося за занавеску. Тот недовольно покосился на меня и убрал голову.

Из зала уже явственно доносились шепотки и нарастающий ропот. Я различила: «принцесса» и «папочкины связи».

Предсказательница забарабанила ярко-голубыми ногтями по столу.

– Итак, сделка может состояться лишь в том случае, если соблюдены все условия. Скажи, это ведь стандартный договор по передаче принцессы в лапы дракона при отсутствии рыцаря-защитника?

Я энергично закивала.

– Отлично. Значит, условий всего два: дракону передаётся невинная особа королевских кровей.

– Поняла! – Я радостно вскочила на ноги, опрокинув стул. – Хотите сказать, мне нужно найти рыцаря, который бросит вызов Якулу Кроверусу?

– Нет, не это.

Я подняла стул и озадаченно опустилась на него.

– То есть всё дело в моей королевской крови? Но я не могу перестать быть принцессой…

– Ну почему людям вечно нужно всё усложнять, – поморщилась Булочка. – Дракону нужна невинная дева королевских кровей, смекаешь?

Смекала я минут пять, а потом снова вскочила со стула, красная и пыхтящая, как печная труба. Шляпка на моей голове получила вторую жизнь.

– Значит, я… вы предлагаете, чтобы я…

– Не нужно так волноваться, принцесса. Я ничего не предлагаю. Я лишь ответила на твой вопрос, а выводы делай уже сама.

– Но я так не могу, – взмолилась я. – А как же Тот Самый, единственный и на всю жизнь? Да мне и не найти никого до утра…

– Я могу! – ввалился за перегородку Мика. – Я готов спасти принцессу! – заявил он, и вид у него при этом был ужасно благородный.

– Что-то ты не слишком торопился, когда обсуждали поединок с драконом, – отрезала я и задернула занавеску. – Есть другие варианты?

– Мы не на базаре, принцесса. И где вас только учат быть такими разборчивыми?

– Нигде, это врожденное, – уныло пояснила я и тут же встрепенулась. – Но ведь каждой девушке, неважно, принцесса она или нет, полагается её суженый, верно?

– Естественно, – передёрнула плечами Булочка. – Это бы тебе любая гадалка сказала.

×