Кошкин дом, стр. 2

Думайте как хотите, но гениальность моя в том, что я распознал в поведении Сильвы пробуждение интеллекта. И именно в том режиме фильтрации/ подавления/стимуляции. Хотя вначале принял за обычную "подсадку" типа наркотической зависимости. Тем более, что в режиме подавления активности двигательных центров Сильва выглядела как нарк под дозой.

Но Сильва не только полюбила наши опыты. Она заметно поумнела. Вы когда-нибудь видели, чтоб кошка звала вас к компьютеру? А чтоб шлем приносила? Собаки хозяину тапочки приносят. Вы от кошки такого добейтесь! И без всякой дрессировки. Так что область мозга, способную стать речевым центром, я искал вполне осознанно. И нашел. Остальное – старания Сильвы. Смею надеяться, осознанные старания. Во всяком случае, она так говорит.

– Спать ложиться будешь, или опять в интернете на всю ночь?

– Буду, – вздыхаю я.

– Тогда поставь мне Сетона Томпсона.

Достаю старинный, еще пятидюймовый сидюк, задвигаю в такой же древний дpайв. У Сильвы свой комп. Малюсенький компаковский ноутбук почти двадцатилетней давности. В нем одна писиэмсиашка со внешним сидиромом и сетевичок на "маме". Только не надо на меня бочку катить, что жаба душит любимой кошке нормальный комп поставить. Проблема чисто техническая. У ноутбука клавиатура крошечная, до любой кнопки можно лапой дотянуться. Вам бы понравилось вдоль "клавы" бегать? То, что экран черно-белый, не имеет значения. У кошек нет цветного зрения. У ежиков, говорят, есть. Сильва говорит. Где-то вычитала, и теперь завидует им черной завистью.

Засыпая, вижу, как Сильва входит в сеть. У нее много друзей в сети. Я опасался, что неверной репликой Сильва выдаст свою нечеловеческую породу. Все-таки, уровень информированности пятилетней кошки отличается от уровня взрослого человека. Была разработана легенда. По легенде Сильва – прикованная болезнью к кровати семилетняя девочка-вундеркинд. Интернетом пользуется тайком от папы, поэтому в гости к ней ходить не надо. Крепкая легенда. Сильву знают в десятке чатов. Но голосовые чаты я все-таки советовал не посещать.

Босс заснул. По принятой у людей терминологии мне полагается звать его хозяином. Но душа не лежит к этому слову. Поэтому он Босс, Большой Вождь, Потомок Обезьяны, а иногда – Бесхвостая Мартышка. Но если очень меня достанет – Безносый Вонючка. Правда, вслух я этого ни разу не произнесла. Это жуткое оскорбление, Вдвойне жуткое, потому что справедливое. Обоняние у него на нуле. Он это сам знает. Но говорит, что слабое обоняние компенсируется цветовым зрением. Сомнительная компенсация, потому что зрение у него тоже слабое.

Это не злопыхательство. Это логичный и точный анализ наших сильных и слабых сторон. И сильных сторон у него больше. Я завидую ему и белой, и черной завистью, но не подаю виду. Чему завидую? Долголетию и объему головного мозга. А чтоб скрыть зависть, маскирую ее под невинный грешок. Собачусь с ним каждый день по поводу инстинктов. Якобы только холодный разум способен править миром. Глупость страшная, но сколько убедительных аргументов можно привести в ее защиту!

Заглядываю мимоходом в несколько чатов. Открываю окно "Ночного кинозала". Какой-то бесконечный сериал. Ха! В прошлой серии у хозяйки мотеля жила черная кошка, а в этой она удивительным образом превратилась в кота. Как люди смотрят подобную чушь? Переключаю на мультики. Том и Джери. Да еще на английском. Могла бы за пару месяцев выучить язык, но боюсь. До ужаса боюсь, что память переполнится. Мой мозг такой маленький по сравнению с человеческим. И я – первая. Испытатель. Если переполнится память, кем я стану? Склеротичкой, или маразматичкой?

Закрываю лишние окна и выхожу из интернета. Сегодня по плану Сетон Томпсон. "Рассказы о животных". Хотя подозреваю, что животных у него нет. Те же люди, "только рубашка другая".

Выключаю ноутбук со сложным чувством. Я забыла, какой была раньше. Больше не могу дать экспертную оценку творчеству человека. Ну и пес с ним, с прошлым! С кем поведешься, с тем и наберешься, как Босс говорит. Сладко потягиваюсь, выгнув спину. И кто выдумал, что кошки – ночные животные? Это всего-навсего вопрос воспитания. Непонятно другое – зачем я поддерживаю Босса в этом заблуждении?

Включаю свет в коридоре. Все выключатели в нашем доме расположены по буржуинскому стандарту – на уровне мужского достоинства Босса. Это его жест доброй воли. Якобы символизирует равноправие разумных видов.

Ну вот! Равноправие равноправием, а дверь в туалет опять захлопнул… Ладно, сегодня прощаю, не буду будить.

Вспрыгиваю на корзину с грязным бельем и выполняю акробатический номер. Задние лапы на корзине, передние – на дверном косяке. Теперь нажать лапой на дверную ручку… Ссыпаюсь на пол. Но задача выполнена. Дверь отошла на пару сантиметров. Выпускаю когти, открываю лапой. Как там у Войновича? Кто дерьмо сдает отлично, тот… Равноправие равноправием, но дерьмо из ящика за мной Босс убирает. Есть во всем какая-то сермяжная справедливость.

Вспрыгиваю на кровать к Боссу, располагаюсь в ногах и зеваю. Надо утром напомнить, что вискас кончается. Да чтоб картошку себе не забыл купить.

– С добрым утром, мурлыка.

– Муррр.

Люблю полчасика поваляться утром в постели. Сильва тоже любит. Мурлычет и толкает меня передними лапками, словно топчется. Но время!

– Тебе что на завтрак? Фарш или рыбки?

– Колбаски.

Мы с Сильвой любим полукопченую. Городскую или краковскую. Последний кусочек колбаски я намеревался съесть сам. Но видно, не судьба. Крошу мелкими кубиками и ссыпаю на Сильвино блюдечко. В каждом деле свои секреты. Блюдечко должно быть теплым – ошпарено струей горячей воды из-под крана. Потому что колбаса – из морозилки. А мы долго ждать не можем. Кушать хочется. Лапками перебираем от нетерпения.

Пью чай с молоком и с легкой завистью смотрю, как Сильва уминает колбаску.

– Тебе что сегодня поставить?

– Энциклопедию по медицине и Канта.

Вставляю в сидюки указанные диски.

– А память не боишься переполнить?

– Боюсь, – признается Сильва и нервно дергает хвостом.

– Не скучай. До вечера.

– Не забудь вискас, делиз-комплит и картошку.

Пока спускаюсь на лифте, размышляю, зачем Сильве Кант. Надо будет самому почитать. Потом обдумать, как уговорить Сильву переехать на дачу. Мурлыка считает себя киборгом. Половина интеллекта в голове, половина в компьютере. Хотя это неверно. Комп только помогает активизировать скрытые резервы мозга. Как массаж помогает спортсмену. Когда идет фаза подавления активности центров, мозг, поднатужившись, ищет обходные пути, активирует новые связи. Когда фаза подавления сменяется фазой стимуляции, новые связи закрепляются, активность их растет. Комп просто массажер извилин. Сотню раз объяснял это Сильве. Выключение безопасно. Я десятки раз отключал его для профилактики. Правда, выбирал моменты, когда киска спала. Но Сильва все равно боится потерять себя. Не позволяет снимать шлем больше, чем на пять минут. До дачи ехать два часа. Сначала на метро, потом на электричке. За это время эффект внешней стимуляции сойдет на нет. В первых опытах я определил длительность последействия. От пятнадцати минут до получаса. Сильва готова два часа сидеть в темноте в наглухо закрытой корзинке, если я смогу подключить шлем к ноутбуку. Но это нереально. Ноутбук слабенький. В нем обычный, не кластерный процессор.

Кроме практических вопросов типа переезда на дачу нас мучают философские. Точнее, меня мучают. Сильва все давно разложила по полочкам.

– Никакой новой цивилизации ты не создал, – утверждает она. – Ты создал киборга. Без твоего ящика я – зверь. Ящик без меня – свалка железа. Только вместе мы что-то стОим. Но заметь – обе части заменяемы. Можно взять другой комп, и можно взять другого кота. Вы, люди, никогда не будете тиражировать этот эксперимент.

– Почему?

– Гордость не позволит. Представь, надели вы шлем Буренке. Мозг у нее о-го-го какой! По интеллекту она всех вас за пояс заткнула. А рук у нее нет. Что получится? Вы ее кормите, поите, говно за ней убираете. А она за вас думает. Кто после этого царь природы, а кто раб? И на бойню вы ее не осмелитесь потом отвести. Совесть не позволит. Своих неизлечимых сумасшедших вы не усыпляете, стыдитесь. Пусть без шлема Буренка двух слов связать не может, но была разумной. Так на фига вам это надо?

×