Умный, сексуальный, молчаливый (ЛП), стр. 37

— Ты должна кончить, — повторяет Логан, и от его слов внутри меня всё сжимается. Я близко. Очень близко. Я опускаюсь на его член и поднимаюсь, и мои ноги расходятся всё шире. Его пальцы не перестают ласкать меня, и мы находим тот ритм, что мне нравится.

— Кончи на мой член, Эм, — умоляет Логан. И я наконец падаю в пропасть. Мой оргазм разрывает меня на части. У меня такое ощущение, что я разлетаюсь на маленькие осколки, но потом его пальцы замедляют свои движения, дрожь ослабевает, и вот он входит в меня последний раз и изливается внутрь меня.

Я лежу, распростёртая на его теле, голая. Стараюсь выровнять дыхание. Логан медленно выходит из меня, передёрнувшись.

— Боюсь, тебе лучше привести себя в порядок, — говорит он мне и тянется к своим костылям, чтобы встать. — Давай я принесу тебе полотенце.

Я подскакиваю и, перебравшись через кровать, выхватываю костыли из его руки. Он рычит и опять тянется к ним. Я убираю их в другой конец комнаты, чтобы Логан не смог встать.

— Оставайся на месте, — указывая на него пальцем, говорю я.

Логан смеётся и натягивает через голову свою футболку. Он никогда не раздевается полностью.

— Может, вздремнём? — спрашивает он.

Я иду в ванную и привожу себя в порядок, а потом шлёпаю босыми ногами обратно в спальню, держа в руках смоченное в тёплой воде полотенце. Я протягиваю его Логану, и он вытирается им, а затем ложится на кровать, закинув руку за голову, чтобы ему удобнее было смотреть на меня. Я совершенно голая, но мне всё равно.

— Я чуть с ума не сошёл, пока ждал, когда они уйдут, — признаётся Логан. Он трёт руками глаза. Похоже, ему хочется спать.

— Я тоже. — Я приношу ему обезболивающее и стакан воды, а затем наблюдаю, как он принимает лекарство. — Хочешь перекусить?

Он, зевая, качает головой.

— Вздремнёшь со мной?

Логан смотрит на меня, и его любовь ко мне озаряет его лицо. Я никогда и подумать не могла, что когда-нибудь буду так счастлива.

Я залезаю на кровать и укладываюсь ему под бок, в это местечко, что предназначено только для меня. Нам обоим нужно переделать кучу домашних заданий, чтобы нагнать учёбу, но наши преподаватели пошли нам навстречу, когда я рассказала им, что произошло, особенно в ситуации с Логаном. Я записала свои лекции, что мне всё равно пришлось бы сделать, так что прослушаю их, когда будет время. Логан же отстал куда больше меня.

— Когда проснёшься, займёшься своими домашними заданиями, — предупреждаю я и прижимаюсь к нему.

— Я планирую многим заняться, когда проснусь, — снова зевая, говорит он и усмехается.

— Например?

— Тобой. — Он смеётся и крепко меня сжимает.

Потом поднимает мою руку и целует татуировку на внутренней стороне запястья. Я смотрю на татушку — с неё всё и началось. Он освободил меня, открыв мой мир. Он покой для моей души. Тот, кому удалось снять мои оковы, и я буду любить его вечно.

— Вечные обещания, — бормочу я. А потом закрываю глаза и засыпаю под биение его сердца.

КОНЕЦ

×