Начни все сначала, Сэм, стр. 25

— Вы Рик Холман? — спросила она грудным голосом.

Мне удалось наконец отклеить язык от нёба.

— Я это он, — отозвался ужасно глупо.

— Я так рада! — Девушка тепло улыбнулась, отчего у меня взбурлила кровь. — Можно войти?

Распахнув дверь как можно шире, я прижался к стене на случай, если она занервничает и передумает. Красотка прошла через прихожую прямо в гостиную, и я быстро закрыл дверь. Поколебался, не запереть ли ее, но побоялся вспугнуть это сказочное видение.

— О, вы как раз выпиваете! — продемонстрировала она свою наблюдательность, когда я вошел вслед за ней в гостиную. — Я тоже не возражаю против бурбона, если это вас не затруднит.

В мгновение ока я приготовил напиток и вручил ей бокал.

— Спасибо, — поблагодарила она и внезапно погасила улыбку. — Мне необходима ваша помощь, мистер Холман.

— Рик, — машинально поправил я ее.

— Рик. Мне совершенно необходимо беспристрастное мнение. Вы не возражаете?

— Не возражаю, — пробормотал я. — А против чего?

— Подержите это минутку. — Она протянула мне бокал.

Я послушно держал его, раздумывая, что за чудачка свалилась мне на голову. Тем временем девушка нагнулась, подхватила подол платья и вдруг подняла его вверх до самой талии. У нее оказались загорелые, покрытые легким пушком ножки, стройные, как молодые сосенки. Черное бикини плотно облегало бедра восхитительной формы.

— Что вы об этом думаете, Рик? — обеспокоенно поинтересовалась она.

— О чем? — тупо спросил я.

— Мне двадцать три года, — объявила красотка. — Так можно ли о моих ногах сказать, что это ноги двадцатитрехлетней девушки?

— Безусловно! — пылко подтвердил я.

— Но можете ли вы сказать, что такие ножки встречаются у каждой девушки моего возраста?

— Никогда! У вас редкие ножки, не просто красивые, а великолепные, потрясающие ножки! — взахлеб заверил я ее.

— Благодарю вас.

Она опустила подол платья, после чего повернулась на сто восемьдесят градусов и встала ко мне спиной. В следующий момент одним движением расстегнула «молнию», и платье с легким шелестом упало к ее ногам. Девушка перешагнула через него и вновь повернулась ко мне лицом, одетая только в черные трусики. Ее полные высокие груди, украшенные большими темно-розовыми сосками, попирая закон всемирного тяготения, дерзко выдавались вперед.

— А фигура? Надеюсь, и такая фигура встречается не у каждой моей ровесницы?

— У вас изумительная фигура! Не просто красивая, а великолепная. Потрясающая фигура!

— Манни обычно так и говорил, — вдруг погрустнела она.

Тут меня вдруг озарило!

— Господи, да вы — Соня!

— Соня Дайтон, — подтвердила она. — Вы успокоили меня, Рик, и я вам очень благодарна.

Я поторопился сунуть ей в руки бокал, пока эта глупышка не вздумала снова надеть платье.

— Соня, у вас самая потрясающая фигура и ножки, которые мне когда-либо приходилось видеть. — У меня почему-то охрип голос. — Честное слово, я уже буквально схожу с ума от желания!

Она недоверчиво поглядела на меня:

— То же самое мне всегда говорил Манни.

— Кого, к черту, интересует, что вам говорил этот старый осел?! — взорвался я и, спохватившись, выдавил из себя улыбку. — Прошу прощения, вовсе не хотел кричать.

— Все в порядке, — мило улыбнулась красотка. — Но как бы вы себя чувствовали, если бы вам предпочли пятидесятилетнюю кошелку с лицом как задник у бульдозера?

— Агата? — Я стал медленно прозревать. — Агата Гранди?

— Кажется, ее зовут именно так, — презрительно фыркнула она.

— Агата Гранди… и Манни Крюгер?!

— Нечего повторять, когда я уже все сказала! Господи, до чего же это отвратительно!

— Не расстраивайтесь так, Соня, дорогая, — бросился я ее утешать, не в силах видеть такое горе. — Вы же в два раза моложе и в самом деле восхитительны. Что в этом понимает Манни, деревенский простофиля?!

— Да, но почему же он предпочел ее? — всхлипнула она.

— Здесь возможно только одно. — Я осторожно взял ее за руку. — Пойдемте присядем на диван, попробую вам объяснить… — Я извлек из ее руки бокал, поставил его на бар, затем подвел девушку к дивану и, как только мы уселись, серьезно заявил: — Думаю, вопрос упирается в технику, Соня.

— В технику?

— Ну да, ведь это все, что остается стареющей женщине, чтобы привлечь мужчину. А значит, если вы в совершенстве овладеете ее техникой, у вас будет абсолютный перевес, правильно?

— Если вы так считаете, Рик…

Я притянул красотку поближе одной рукой, а другой накрыл ее грудь и нежно погладил сосок.

— Пожалуй, мне это нравится, — одобрила она. — Но ведь это мужской прием, а не женский, верно?

— Совершенно верно. Вашей техникой мы займемся чуть позже, Соня.

— Я бы с огромным удовольствием, — живо откликнулась она, — но только, Рик…

— Что еще?

— Если первым делом вы хотите ознакомить меня с мужской техникой, — она застенчиво потупилась, — может, вам сначала снять плавки?

×