Начни все сначала, Сэм, стр. 24

— Он прав! — С горящим лицом и сверкающими глазами Трейси решительно вышла из спальни. — Я сожалею, что сваляла такого дурака, Сэм. Не в моем характере совершать такие поступки.

Сэм выразительно промолчала.

— Холман удивительно точно рассказал обо всем. — Голос Трейси выдавал ее необыкновенное волнение. — Если бы Блейк пошел до конца и убедил бы тебя, Сэм, предать твою историю гласности, это означало бы крушение моего мира, который весь заключался в тебе одной. Поэтому я просто не могла допустить, чтобы он завел с тобою об этом разговор.

— Я нашла его тело однажды ночью, случайно, — тихо призналась Сэм. — Я никогда не говорила тебе, Трейси, что знаю о его смерти. Ведь если его убила ты, тебе тогда пришлось бы признаться, а это означало бы конец нашим отношениям. — Вдруг Сэм подняла голову. — Я должна сказать тебе правду, дорогая. Я навсегда твоя должница за все, что ты для меня сделала, потому что за это ничем не вознаградишь. Но я боялась, что, если скажу тебе о Доне, ты уйдешь и оставишь меня одну. Или, — ее голос совсем упал, — даже убьешь меня, как его.

— Сэм! — страдальчески воскликнула Трейси. — Но ты же знала, как я тебя люблю! Я всегда буду любить тебя. Как только ты могла подумать, что я могу причинить тебе вред? Скорее убила бы себя!

— Порой мне так и казалось, — с болью отозвалась Сэм. — Но почему-то я не была полностью в этом уверена. Думала, что ты смотришь на наши отношения так же, как и я. Двум одиноким женщинам остается искать утешение только в любви друг к другу, хотя это не настоящая любовь, верно?

— Не… настоящая? — прошептала Трейси.

— Не знаю, как это объяснить, — медленно продолжила Сэм. — Я хочу сказать, что это не такая любовь, какая бывает между мужчиной и женщиной.

Несколько долгих мгновений Трейси стояла словно окаменевшая.

— Даже забавно, насколько глупой я была все это время, — наконец с наигранной живостью проговорила она. — Думала, ты меня любишь, Сэм, так же, как я тебя. А, ладно! Это только доказывает, как иногда можно сильно заблуждаться. Вы собираетесь вызвать полицию, Холман?

— Вовсе не намерен кого-либо вызывать, — признался я. — Это не мне решать.

— Хотите сказать, это дело Сэм?

— И ваше, конечно.

— Понятно. — Трейси осторожно покачала головой, как бы проверяя, надежно ли она держится на плечах. — Ну что ж, нужно принимать решение, не так ли? Думаю, свежий воздух поможет мне сосредоточиться.

Она пересекла комнату, раздвинула шторы и открыла дверь на балкон.

— Это зависит от Трейси, — сказала мне Сэм. — Любое ее решение устроит и меня.

— Конечно, — согласился я.

— Если я решусь открыто рассказать обо всем, это потребует помощи, Рик. Я не смогу сделать все сама.

— Вы правы. Но я не тот, кто может вам помочь. — И вдруг меня осенило. — Но я знаю пару людей, которые придут вам на помощь.

— Кто они?

— Манни Крюгер и женщина по имени Агата Гранди.

— Манни Крюгер из студии «Стеллар»? — оживилась Саманта.

— Вы его знаете?

— Я знаю Манни. — Она слабо улыбнулась. — Возможно, вы правы насчет него, но захочет ли он?

— Он это сделает, — заверил я ее.

— А эта женщина, Агата Гранди [3]? Что за странное имя! Оно настоящее?

— Так же, как и она сама, — успокоил я ее. — Позвольте мне рассказать, как я впервые встретился с Агатой Гранди. Я пришел в офис Дарраха, где она сидела за столом, как…

— Тс-с! — Сэм подняла палец. — Вы слышали, Рик?

— Что?

— Звук. — Она вдруг вздрогнула. — Ужасный звук! Как будто на каменный пол упало что-то мягкое…

Я не помню, как оказался на балконе. Но было уже поздно. Перегнувшись через перила, я глянул вниз. Пятью этажами ниже на асфальте лежало распростертое тело Трейси Саймон

Глава 10

— Словом, все отлично, Рик, просто великолепно, — возбужденно орал в трубку Манни.

— Рад это слышать.

— У Сэм все хорошо, даже замечательно! Прибавляет понемногу в весе, а главное, именно там, где надо. Я тебе говорил, что Стеллар только что подписал с ней контракт?

— Что она будет делать?

— Исполнять главные роли. Подожди, не ругайся, старина, дай объяснить. Я вовсе не имею в виду роли слепых героинь! Что касается внешности, то здесь элементарно помогут контактные линзы и грим. Но самое главное в том, что благодаря своему трагическому опыту она стала совершенно другим человеком, понимаешь? О наркотиках нет и воспоминания, представляешь? И это после того, что было! Словом, можешь мне поверить, она становится не только такой же неотразимой, как раньше, но и настоящей актрисой. Я от нее просто балдею!

— А как ко всему этому относится сама Сэм?

— Буквально загорелась, когда я ей втолковал, что ни о какой благотворительности по отношению к ней и речи нет. Пришлось ей напомнить о ее собственных счетах в банке, при которых только сумасшедшему придет в голову взять над ней опеку. — Он хрипло засмеялся. — Они с Агатой отлично ладят друг с другом. Знаешь, на чем сошлись? На мужчинах. Ты бы только послушал, как они их поливают! — Манни вдруг понизил голос и сообщил доверительно: — Ну, скажу я тебе, эта Агата просто невероятная женщина! Не поверишь, Рик, но у нее ноги и тело двадцатилетней девушки! Причем, заметь, я говорю не о заурядной девушке.

— В самом деле? — произнес я, затаив дыхание.

— Так что я тебе чертовски обязан, — продолжил он. — В любой момент, когда тебе понадобится моя помощь, только свистни, тут же примчусь.

— Хотелось бы иногда видеться с Сэм.

— Да, но… — смущенно замялся он. — Тут, понимаешь, какое дело… Словом, она не хочет с тобой встречаться. Только не пойми меня неправильно, дружище! Саманта бесконечно благодарна за все, что ты для нее сделал, и никогда этого не забудет. Никогда! А какое счастье, что студия «Стеллар» оказалась не замешанной в эту грязную историю, когда разгорелся скандал. Это ведь тоже благодаря тебе, старина! Да, а как тебе эти два остолопа, фраевские головорезы, которые хотели пришить Мориса Дарраха? Говорят, они промахнулись на целых два ярда! Но этот подонок все равно так перетрусил, что на суде блеял как овечка и выложил присяжным всю подноготную об их честной компании!

— Все это мне уже известно, — холодно заметил я. — Но ты хотел объяснить, почему Сэм не хочет меня видеть.

— Что? Ах да! — Он снова помрачнел. — Ну, это как-то связано с Трейси Саймон, которая выбросилась с балкона в «Ранчеро». То есть не думаю, что Сэм винит тебя в этом, но…

— Но она считает, что это случилось из-за меня, — подсказал я. — Догадываюсь, с точки зрения Сэм, лучше бы это была моя вина, чем ее, верно?

— Что-то не понимаю, что за чушь ты там несешь, старина?

— Ладно, забудь об этом! Передай от меня привет Агате.

— Я не передам Агате ничего, что исходит от тебя, старый проныра, — сурово отрезал он. — Агата моя, только моя! Понял? — И бросил трубку.

Мне показалось, что такой разговор — вполне объяснимый повод для того, чтобы выпить. Поэтому подошел к бару и приготовил себе стаканчик бурбона, как прелюдию к еще одному длинному и одинокому вечеру. Кто-то однажды сказал: «Шум и суматоха улеглись — караван проследовал дальше». Караван Сэм ушел, прихватив с собой Манни и Агату Гранди, оставив меня в холодном одиночестве.

Однако сам по себе вечер был приятный. Поэтому вместо того, чтобы предаваться тоске, я решил поплавать в бассейне во дворе. Что еще, к черту, делать?

Не спеша я проплыл несколько раз по всей длине бассейна, иногда ложась на спину, а спустя некоторое время пришел к выводу, что не мешает еще немного выпить. И как раз только что вытерся, как в дверь позвонили. Пройдя к выходу, я зажег свет у крыльца и открыл дверь.

Передо мной в ярком свете лампочки стояла очаровательная рыжеволосая девушка. Волосы волнистым потоком струились по ее плечам, а в глубине сияющих зеленых глаз угадывалось обещание чувственного восторга, подкрепленное пухлыми розовыми губками. Под тонким зеленым шелком взволнованно вздымалась полная грудь.

×