Начни все сначала, Сэм, стр. 2

Сэм махнула рукой:

— Не важно!

Высокая блондинка подошла к бару, приготовила напиток и вернулась с бокалом, который вложила в протянутую рук Саманты.

— Позови меня, если чего-нибудь понадобится. Хорошо?

 — Конечно, — кивнула бывшая кинозвезда, поднимая бокал. — А теперь попробуем заглянуть вам под юбку, как любил говорить один мой приятель-шотландец. Он всегда норовил заглянуть под мою юбку, потому что я придерживалась старого доброго обычая ничего не носить под платьем.

— Могу себе представить, что он чувствовал, — в тон ей произнес я.

— Его любопытство можно было понять… в то время, — признала она. — Но все прошло, теперь я просто тощая старая карга. А в те годы была в самом расцвете…

Мне нечего было на это сказать, поэтому я молча отхлебнул теплое виски с тоником. Хотя мои глаза уже присмотрелись, сумрак в комнате нисколько не рассеялся. Или, может, просто так казалось?

— Летом семьдесят шестого года, — помолчав, медленно заговорила Сэм, — вот когда это случилось. Я была тогда в очень плохой форме. Часто принимала то успокоительные, то возбуждающие таблетки, слишком много пила, курила тоже чертовски много, да еще время от времени баловалась кокаином. Только вспоминала, что нужно поесть, а самого голода абсолютно не испытывала. — Она рассмеялась. — Честное слово, превратилась в круглую идиотку! Должна была сниматься в одной картине, но из этого ничего не вышло. То опаздывала на съемки, то вовсе не появлялась. В конце концов продюсеры потеряли терпение. Решили обойтись без меня и стали снимать эту проклятую картину заново с Деллой Август. Я на них не обижалась, ведь они были правь;. И тогда мой агент Дон Блейк заявил, что у меня осталась последняя возможность привести себя в порядок — предпринять длительное морское путешествие. Я только расхохоталась, но потом поняла, что он говорил серьезно. В общем, последовала его совету — отправилась в морской круиз. Тогда-то все и стряслось…

— Когда вы потеряли зрение?

— Вы заметили? — Саманта усмехнулась. — Наверное, когда я попросила Трейси дать вам выпить, а у вас в руках уже был стакан?

— Извините, — смущенно пробормотал я.

Она сделала глоток.

— Это была частная яхта, принадлежащая Морису Дарраху. Вы его знаете?

— Имя вроде знакомое. Кажется, мешок с деньгами?

— Думаю, ему принадлежит целая империя, — уточнила Сэм. — Он промышленный магнат. Тратит чертову уйму денег, чтобы его имя не трепали в газетах, ну да он всегда получает то, чего желает. В то лето захотел добиться меня, но я тогда об этом не знала.

Дон Блейк отправился вместе со мной. Эта поездка должна была восстановить мое здоровье, а заодно и мою ценность как основного реквизита фильма, от которой он имел свои пятнадцать процентов. На яхте были и другие гости. Наверное, мне надо рассказать о них… Начну с Крейга Мартина…

— Это тот парень, который хотел стать кинозвездой, только у него все как-то не получалось? — вспомнил я. — Сейчас на главных ролях в телефильмах?

Саманта кивнула:

— Думаю, в то путешествие его взяли на роль самца для Карен Морган. Тогда она была любовницей Дарраха, но стала ему надоедать. Видимо, ему был нужен хоть кто-нибудь, чтобы занять ее, пока сам он волочился за мной. Еще там был Нейл Фрай [2]. Смешная фамилия, конечно, особенно для нашей компании, чего никак не скажешь о нем самом. Его побаивались все, даже Морис Даррах. На щеке у него был такой глубокий шрам, который делал его похожим на отъявленного злодея из фильмов про пиратов. И наконец, Тереза Клан…

— Гадалка?

Сэм засмеялась:

— Ей бы не понравилось такое название. Она — великий мистик, настоящее чудо наших дней! Безошибочно предсказала три убийства и дату окончания войны во Вьетнаме с точностью до недели. Тереза была подругой Дарраха, что не помешало ей в первую же неделю после отплытия переспать со всей командой и, разумеется, со всеми мужчинами нашей компании.

— Похоже, это было веселенькое путешествие, — заметил я.

— Я не очень хорошо его помню, — сказала она. — Вот в чем моя основная проблема, Рик. Я все время принимала таблетки и за день выпивала не меньше бутылки водки. Дон нашел место, где я держала кокаин, и выбросил его за борт, но помешать мне глотать пилюли и пить не мог. Так что у меня в голове царил сплошной сумбур. Но точно помню, что меня поимели.

— Кто, Даррах?

Она кивнула:

— Думаю, и остальные мужчины из числа пассажиров. Только не Дон Блейк. Он всегда отказывался, когда я великодушно предлагала ему эту возможность. Нес какую-то чушь, что это будет неэтичным, поскольку он мой агент. Я говорила, что мне на это наплевать, но ему почему-то было не все равно… Мы уже добрались до Карибского моря и то заходили в какой-нибудь порт, то останавливались на рейде. Меня совершенно не тянуло на берег. Когда все уезжали, я оставалась на яхте и продолжала пить. Все, чего мне хотелось, это побыстрее вернуться в Лос-Анджелес, к цивилизации и комфорту, но Дон твердил, что путешествие идет мне на пользу. А у меня просто не хватало энергии настоять на своем.

Саманта еще немного отпила из бокала.

— На этой гнусной яхте собралась компания настоящих ублюдков. Каждый считал своим долгом совать нос в чужие дела. Все постоянно ссорились и орали друг на друга, но я не очень-то обращала на это внимание, потому что почти все время была под кайфом. Но пару скандалов припоминаю. Карен Морган не нравилась идея Дарраха уложить меня в постель, и она устроила ему сцену в салоне. Потребовала, чтобы Крейг Мартин выбил эту дурь из его башки. Крейг, весь белый от страха, начал что-то мямлить, почему это некоторые люди не могут быть хотя бы сносными… В другой раз Фрай из-за чего-то сцепился с Даррахом и здорово его поколотил. А потом настала та, последняя ночь…

Некоторое время она молчала, словно придавленная тяжестью воспоминаний, а я ощутил неловкость, как если бы все это время Саманта пристально смотрела на меня через свои темные очки. Однако тут же сообразил, что это невозможно, и меня охватило чувство вины за то, что я поддался идиотскому наваждению.

— Я была пьяной, — наконец продолжила она. — По-моему, вообще не просыхала на этой проклятой яхте, но в тот вечер выпила больше обычного, поэтому совершенно не помню, из-за чего все началось. В памяти остался только страшный шум. Почему-то все орали друг на друга, включая и меня. Я на что-то так разозлилась! Очень хорошо помню это состояние злобы, но не ее причину. Все друг друга в чем-то обвиняли. Потом двое мужчин полезли в драку, а я попыталась их разнять. Не физически, конечно. Знала, что, если скажу им правду, они прекратят драться. И я ее сказала. Прямо выкрикнула! Тогда они остановились, в салоне вдруг наступила тишина. Все замолчали, видно, то, что я произнесла, их потрясло. — Она поднесла бокал к губам и опустошила его несколькими судорожными глотками. — Потом помню только боль, — добавила глухо. — Господи, как мне было больно! Слышала, как кто-то не переставая кричал, и только через некоторое время поняла, что это мой собственный голос. Затем начала метаться по салону, потому что больше не могла выносить эту дикую боль. Налетела на стену и от удара потеряла сознание…

После этого начался бесконечный кошмар. Я оказалась в каком-то чертовом госпитале, но где он находится, до сих пор не знаю. Никогда не забуду этот ненавистный запах антисептика, которым отдавало буквально все вокруг, этих ужасных безликих докторов и медсестер. Голоса, уговаривающие меня, скользкие крахмальные простыни и постоянная абсолютная темнота! Когда бы я ни проснулась с плачем, они были тут как тут со своими утешениями и неприятно холодными пальцами. Затем мне под кожу впивался шприц. Не знаю, сколько я там пробыла, но мне это показалось вечностью. Постепенно привыкала к тому, что ослепла и никто не сможет мне помочь. Там еще был один паскудный докторишка, который так и сочился состраданием. Постоянно говорил, что ничего нельзя сделать, но я все равно должна жить. Твердил, что мне еще повезло, потому что я красивая, молодая и богатая. Помню, как-то спросил, чего мне особенно хочется прямо сейчас. Я сказала ему: «Зрячую собаку, которая, по крайней мере, просто сидела бы рядом со мной и не молола всякую чушь, как вы!»

×