Совершенная женщина, стр. 32

Сегодня воскресенье. Церковь и толстая воскресная газета, футбол и возвращение Джона из командировки.

Только… только он уже дома. А это значило, что его не было на телевидении вчера. Ему нашли замену? Или он пропустил репортаж?

Пришел врач и, осмотрев Анну, бодро сказал:

– Ну, мама и папа, можете забирать свою малышку домой.

Мэриан удивленно подняла брови, но не поправила врача.

– Благодарю вас.

Анна посмотрела на мать, когда врач вышел.

– Почему он сказал, что Джон мой папа?

– Наверное, потому, что я здесь, рядом с тобой, – сказал Джон. – Ведь папы всегда рядом.

– Некоторые папы, – поправила Анна.

Мэриан удивилась. Девочка никогда не спрашивала о своем отце, но, очевидно, все-таки думала о нем.

– Все настоящие папы, – ответил Мак-Рей твердо. – Те, которых только и следует принимать в расчет.

– А ты хочешь быть моим папой сегодня? – спросила малышка доверчиво.

– А почему бы и нет? – Джон осторожно надел ей на ногу туфельку. – Ты не проголодалась? Как насчет завтрака в «Макдональдсе»?

– Ты, наверное, будешь хороший папа, – решила Анна, подумав.

Мэриан ничего не могла с собой поделать – смех буквально душил ее.

– Милая моя, ты думаешь только о своем животике, выбирая отца?

Джон улыбнулся.

– М-да, но у ее животика хороший вкус.

Даже заурядный гамбургер из «Макдональдса» показался Мэриан очень вкусным в это утро, такая ее охватила эйфория. Вчерашнее одиночество и леденящий страх сменились миром, из которого было изгнано все плохое. Во всяком случае, хотелось надеяться.

Украдкой она бросила взгляд на Джона, и глаза их встретились. Он ободряюще улыбнулся. Мэриан видела усталость на его лице, несколько морщинок, которых не было еще вчера, небритый подбородок и взъерошенные волосы, и никогда еще Джон не выглядел для нее лучше. Она застенчиво улыбнулась в ответ, и в глазах мужчины мелькнули веселые искорки.

* * *

Когда машина затормозила у дома, Эмма, Джесси и Исайя выбежали на крыльцо. Мэриан улыбнулась.

– Спасибо, Исайя. Не знаю, что бы я без тебя делала.

Он потряс головой.

– Не стоит благодарности. Идите примите душ, а я пока побуду с детьми.

Мэриан заколебалась, не в силах покинуть детей, но Джон подтолкнул ее к лестнице.

– А стоит ли? – запротестовала она. – Я не нуждаюсь в душе так уж сильно.

– Зато я… – Он внезапно остановился и повернул Мэриан лицом к себе. – Зато я нуждаюсь в тебе очень сильно.

Вспышка острого любовного чувства пронзила ее. Ничего не изменилось за последние три дня, и в то же время изменилось все. Возможно, ей нужна была подобная встряска, чтобы понять, что важно и что второстепенно. Любовь к Джону – самое главное, все остальное не имело значения.

– Нам нужно поговорить, – сказал Мак-Рей. Не разговоры были сейчас у нее на уме и, как Мэриан подозревала, у него тоже. Но слова иногда могут исцелить там, где прикосновения не помогут. Она кивнула, и они зашли в спальню, плотно закрыв за собой дверь.

– Я был глуп, я свалял дурака на прошлой неделе, – начал Джон серьезно. – То, что я тебе предлагал, не было бы жизнью для нас обоих. Я… Это был большой соблазн для меня. – Он грустно улыбнулся. – Я ведь спортсмен по натуре, ты знаешь. А перспектива Олимпиады, Суперкубка, решающих международных матчей… Я почувствовал себя ребенком в рождественское утро…

– Ты не должен оправдываться…

Мак-Рей покачал головой.

– Нет, дай мне закончить. Дело в том, что я и в самом деле не хотел скитаться по гостиничным номерам, в то время как Исайя занимается нашим общим бизнесом. И я не хотел бы, приехав лет через пять или семь домой, увидеть, что моей дочери уже нужен бюстгальтер и что она не интересуется больше своим отцом. Ты оказалась права, а я нет.

Мэриан не могла больше молчать.

– Нет! – воскликнула она. – Послушай меня. Это я была не права. Я в тот момент… испугалась. Боялась, что потеряю тебя, если ты будешь разъезжать слишком много. Я чувствую себя такой… такой обыкновенной. А ты…

– Обыкновенной? – Он рассмеялся. – Боже мой, Мэриан, неужели ты не знаешь, как ты прелестна? Я влюбился в тебя в ту же минуту, как только увидел.

Поколебавшись, она сказала:

– Это еще не любовь.

– Нет, именно любовь, – настаивал Джон, взгляд его был нежным и теплым. – Ты сильная и хрупкая одновременно. Я помню, как ты покраснела. Но лучше всего я помню, как заботлива ты была с моей Эммой и как дружелюбно улыбалась ей. Я никогда в жизни не видел такой приятной улыбки. – Его голос сделался хриплым. – Я хотел всего этого и для себя.

Он подхватил Мэриан на руки и понес через комнату.

– Я наговорила… ужасных вещей, – пробормотала Мэриан, уткнувшись в грудь Джона. – Я знала, что это не было правдой… Вернее, не совсем… Но я их наговорила. – Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

Мак-Рей тихо ответил:

– Ты помнишь, что я сказал тебе тогда? Мы оба отчасти правы. И отчасти не правы. Было бы странно, – продолжал он мягко, – если бы ты не проецировала собственного чувства одиночества на других, и особенно на детей. Но знаешь, есть все-таки разница между родителями, которые не всегда рядом, и родителями, которых не бывает рядом никогда. Даже в тот момент, когда они ребенку очень нужны.

– Как в этот уик-энд, – прошептала она.

– Да. – Джон поцеловал ее в лоб, задержав на нем губы. – Как в этот уик-энд.

– Сегодня воскресенье!

– Да, конечно.

– Но… игра?

– Игра – это только игра. Она не может быть важнее наших детей.

– Ты что, все бросил? – спросила Мэриан с беспокойством.

– Нет. Я договорился с компанией, что меня заменят сегодня. Это было нетрудно, ведь я им нужен больше, чем они мне. Но я надеюсь…

И в этот миг любовь к Джону стала такой огромной, что почти причиняла боль.

– На что? – Голос Мэриан дрогнул.

– Я возьму на себя лишь футбол и кое-что из крупных спортивных мероприятий. Но это все. Я не стану постоянным комментатором. Остальное время буду проводить дома. Согласна ли ты на это?

Его голос был таким взволнованным и неуверенным, что слезы навернулись на глаза Мэриан.

– О да. Я люблю тебя, Джон.

– Слава Богу, – сказал он и на миг закрыл глаза. – Я не смог бы жить без тебя.

– Только не… – Ее голос осекся. – Только не покидай меня.

– Никогда! – поклялся Джон и обнял ее еще крепче. – Мы с тобой и с детьми одна команда.

– Джесси и Анна…

– … Мои. А Эмма твоя.

Мэриан порывисто вздохнула.

– Ты хочешь, чтобы я не выдержала и расплакалась?

Джон улыбнулся.

– Нет. Я хочу сделать тебя счастливой.

– Я не знаю, можно ли быть еще более счастливой, чем сейчас.

Озорные огоньки вспыхнули в глазах Мак-Рея, и долгий дразнящий поцелуй был ей ответом.

×