Поймай меня (ЛП), стр. 9

- Что ты делаешь со мной? - Простонал он.

Она засмеялась, и снова облизала его. Она гладила, терла и ласкала его член. Через несколько минут, он снова затвердел. Она сжала его длину, наслаждаясь текстурой железа в оболочке из шелка. Он поднял ее одним быстрым движением, и поставил ее на колени. Рвущий звук прозвучал эхом.

- Рик, я, ах!

Он схватил ее за бедра и вошел в нее. Она застонала и подвинулась к его рукам, когда он погладил ее попку. Медленные, сладкие удары наполнили ее, ведя ее все выше и выше. Ее грудь свисала свободно, и он играл с ней, когда входил и выходил из нее. Эротический спазм наполнил все ее тело, сжимая её мышцы, когда она достигла оргазма. Она кружила бедрами, ища его снова и снова, но он только рассмеялся, делая свои толчки медленнее и меньше, чтобы дразнить ее, но не дать кончить. Его руки ущипнули ее соски. Скользнули вниз к ее животу, и нашли ее набухшую плоть. Резкое удовольствие охватило её, затем напало, и с силой отбросило в сторону. Она выкрикнула его имя, и волна экстаза охватила всё её тело. Он кончил и рухнул на нее. Их тела переплелись. Ее сердце сжалось от эмоций. Слезы кололи глаза, она держала его так близко и хотела только одного: чтобы рассвет никогда не наступал.

Его губы блуждали по ее нежной коже. Пьянящий аромат секса, мускуса и клубники повис в воздухе. Он гладил ее пышные груди, ее шелковистые волосы, ее ягодицы. Красные цифры на часах вспыхнули с тревожной скоростью. Он не был готов отпустить ее. Он закрыл глаза и набрался храбрости. Одна ночь значила для него гораздо больше. Он хотел, встречаться с ней. Готовить для неё обед. Заниматься с ней любовью в дневное время. Мыться с ней в душе. Даст ли она ему эту возможность? После Ребекки он больше никогда не был связан с женщиной душевно, но Тара смогла привязать его к себе всего за одну ночь. Он также знал, что внутри Ребекка была другой. Он знал по опыту, что его бывшая была эгоисткой. Тара же дарила себя, свою душу и она будет в безопасности, если довериться ему. Таким образом, он разорвал последние барьеры своего сердца и произнес эти слова.

- Останься со мной. - Она напряглась и села. Ее кудри упали вокруг ее лица. Голубые глаза выражали невообразимое количество эмоций. Страх. Надежду. Радость. Согласие.

- Что ты имеешь в виду? - Спросила она. - В контракте четко написано, что на рассвете мы должны расстаться.

- Давай изменим контракт. - Он взял ее за руку. - Помнишь, когда мы говорили, о том, чтобы не быть пойманными? Я понял, что слишком поздно. Я знаю, что это напоминает слова сумасшедшего, ведь мы провели вместе только одну ночь. Но ты меня поймала. Я хочу узнать, куда это может нас привести. Я хочу увидеть тебя снова.

Она вздрогнула. Он боролся с беспокойством, пока ожидал е реакцию. Пришло время выйти из зоны комфорта. Эта женщина уйдет, если он не попытается бороться за нее. И один Бог знал, что он готов был отдать все, чтобы она не ушла.

Ее голос сорвался.

- Я не могу.

Его взгляд сказал ей правду.

- Почему? Ты понравилась мне. Прошлой ночью между нами появилась связь. Нет никаких для того, чтобы не попытаться сделать общее будущее.

Когда она смотрела на него, её глаза наполнились слезами, в них отобразились все эмоции - уязвимость и страх.

- Я не готова. То, что ты дал мне сегодня … то, что ты заставил чувствовать меня … Я не думаю, что когда-нибудь смогу сблизиться с любым другим мужчиной. Но я дала себе обещание. Я не готова взять на себя обязанности кого - то. Ты вернул мне назад мое тело, мой ум, мою свободу. Ты изменил мою жизнь. - Она закрыла глаза и по ее щеке потекла слеза. Когда она открыла их, трудное решение мерцало в них и разбило его сердце. - Но я слишком боюсь. Боюсь, что я не готова для отношений. Боюсь, что я не достаточно сильна, чтобы стоять на собственных ногах. Мне нужно время. Мне нужно найти свой собственный путь.

Он посмотрел на женщину перед собой и понял, что влюбился.

Она была сильнее, чем кто-либо, кого он встречал. Сексуальная как ад, сладкая, как сахар, и не готовая отдать ему всю себя. Пустота лилась в пространство его души, угрожая обосноваться там навечно. Но он должен был отпустить ее, ей необходимо было время, чтобы понять то, что уже понял он. Она уже нашла свой путь. Но ей необходимо было снова научиться доверять.

Он знал, что смог бы убедить её. Он дал бы ей так много оргазмов, что она просто умоляла бы его остаться. Он заставил бы ее понять, что они должны быть вместе. Но он просто затолкал свои желания в глубины своей души, склонил голову и поцеловал ее. Ее сладость плавала в его голове, и он вдохнул ее запах в последний раз. Тогда он поднялся с кровати и оделся.

- Спасибо, Тара Дентон. - Он остановился у двери. - Спасибо тебе за то, что подарила мне лучшую ночь в моей жизни.

Затем он открыл дверь и вышел.

Эпилог

Тара повертела шеей и попыталась ослабить напряженность своих мышц. Она застонала и закрыла журнал, лежащий перед ней, а затем оттолкнула калькулятор в сторону. Между школой и многочасовой работой в курортном комплексе Кастильо, у нее заметно устали глаза. Может, самое время купить очки для чтения. Встав с кресла, она вытянула руки над своей головой.

Теперь, она может их себе позволить. Удовлетворение протекло по ее венам. Ее работа попала на глаза Джексону Кастильо, и он предложил ей работать полный день, и плюс ко всему получать льготы. Через интернет она поступила на бакалавриат, тем самым спасаясь от трат на поездки, и получая возможность быстрее окончить учебу. Все, за что она боролась, в конце концов, встало на свои места. Она была, наконец, счастлива. И почти состоялась.

Почти. Его лицо мерцало в ее видении, и никогда не выходила из ее головы. Три месяца. Она мечтала о нем каждую ночь, и просыпалась с жестокой потребностью, разрушающей ее тело. Сколько раз она брала трубку, чтобы позвонить ему? Сколько раз она шла через казино, надеясь поймать его едва уловимый силуэт, зная, что если бы тогда она не сделала этого, то была бы не в состоянии уйти снова?

Она отказалась быть с ним. Вероятно, он сейчас был с женщиной. Она представила, как он целовал, ласкал ее, доводил до оргазма, мерцающего в экстазе. Она представила его смех, улыбку на его лице, когда он прикасался к ней и нежно гладил ее раны.

Она проглотила боль и выпрямила спину. Это было ее решение. Ей необходимо было время, чтобы понять, что она была достаточно сильная. Забавно, но только сейчас она осознала, что отдавая себя другому человеку, она не изменила бы того, кто она есть. Она выросла, окрепла, и встала на собственные ноги. Но теперь было слишком поздно.

Слишком поздно, чтобы позволить ему поймать ее.

Она оттолкнула печаль, и открыл дверь.

- Привет, Тара.

Она моргнула. Плод ее воображений вошел в ее кабинет и встал перед ней. Ее тело сразу же размякло и начало дрожать, интенсивные волны сексуальной энергии забились вокруг нее. Боже, он был великолепен. Она смотрела на его тело с жадностью. Его длинные светлые волосы упали на лоб, обрамляя сверкающие зелено- золотые глаза. Он носил обычную униформу - черную рубашку и брюки, его мышцы были видны под тонкой тканью. Она вспомнила, как он поднял ее в ту ночь так, словно она ничего не весила, как трогал ее бедра, как оказался внутри нее и… краска залила ее щеки. Его пышная нижняя губа изогнулась вверх, как - будто он знал все ее грязные мысли. Она сжала руки в кулаки, пытаясь бороться за самообладание.

- Что ты здесь делаешь?

- Я хотел поздравить тебя с твоим продвижением на работе. Я пришел к Джексону, и он рассказал мне, как хорошо ты все делаешь. Полный рабочий день, да?

Случайный вежливый разговор тронул ее очень глубоко. Она дышала, чувствуя странную боль внутри, и сдерживала свои желания докоснуться до него. Она впилась ногтями в ладони, чтобы держать себя в руках.

- Спасибо. Да, я очень переживаю.

- Ещё учишься?

Он ходил по небольшому офису медленным шагом, разглядывая все вокруг. Стопки бумаг в папках были сложены на столе, и аккуратно помечены по категориям. Ее пространство было крошечным: лишь письменный стол, несколько картин на стене, шкаф и охладитель воды. Но здесь всегда было чисто и уютно, и она любила каждый дюйм своего кабинета. Она смотрела на движения его мышц, когда он поворачивался, и прикусывала губу, чтобы не застонать.

×