Мистер Блэк (ЛП), стр. 22

Я слегка сжимаю маленькую белую коробочку в руке, когда мой взгляд выхватывает белокурую голову, склонившуюся над ноутбуком. Маркус. Он сидит на кожаном диване в кафе, спиной ко мне на этой стороне веранды. Какого черта он здесь делает? Он же сказал мне, что собирается во Флориду на весенние каникулы. Наверное, его планы изменились.

Я прижимаюсь спиной к деревянной дощатой стене и перевожу взгляд на потолок. Я не могу в это поверить. Как только я войду в кафе, Маркус тут же окликнет меня по имени. И я не могу гарантировать, что он не подойдет к нам, пока мы будем здесь. Мой пульс подскакивает, вызывая беспокойство, но он не узнает меня со светлыми волосами и в солнцезащитных очках. Тьфу... которые я забыла в машине.

Прежде чем тихонько направлюсь назад к своей машине, я не могу удержаться, чтобы не взглянуть хоть краем глаза на Себастьяна. При виде его все мое тело напрягается. Он действительно убийственно красивый мужчина. Засунув руки в карманы костюма, он стоит перед верандой, внимательно наблюдая за дорогой. Если я думала, что Гэвин смотрелся потрясающе в костюме, выполненном на заказ, то Себастьян явно переплюнул его во многом. Пожалуй, он мог бы так же легко и даже еще лучше сыграть роль волка прошлой ночью. Его темно-серый костюм прекрасно облегает его широкие плечи и отлично подчеркивает торс, очевидно, полностью соответствуя такому отличному вылепленному телосложению. Я бросаю взгляд на его руки, засунутые в карманы. Солнечный свет отражается от серебряных запонок, выделяющихся на белоснежной рубашке.

Он выглядит расслабленным, но его взгляд все кругом оценивает и ни на минуту не расслабляется. Даже при том, что он выглядит как миллионер, в нем есть что-то неукротимое, противоречащее его приличной внешности, от него буквально исходят волны «не-шути-со-мной-если-хочешь-жить». Я стою, оставаясь на месте, пытаясь не попадать в его периферическое зрение, потому что он весьма проницательно осматривает окрестности.

Внезапно я чувствую себя одетой очень скромно: в черные слаксы и мягкий облегающий изумрудно-зеленый свитер. Цвет, который намного лучше подходит к моим естественным волосам, но теперь уже ничего не поделаешь. Я закусываю губу, когда мой взгляд падает на его красный галстук. Он надел его для меня? Эта мысль заставляет мои внутренности сжаться.

Его телефон звонит, а у меня крутятся сексуальные мысли, как я дотрагиваюсь до этого шелкового галстука и скольжу руками по его накрахмаленной рубашке, чувствуя жесткую плоскую грудь.

— Куин, — он слушает, потом морщит лоб. — Мы должны были отправиться во вторник, — глубокий голос грохочет в его телефоне, но он звучит искаженно из-за расстояния. Себастьян сухо кивает. — Понял, сэр. Я дам знать Блэйку. Мы будем там в понедельник, номер тысяча четыреста.

Мои глаза расширяются от его почтительного тона и комментария. Так его фамилия Куин. Себастьян Куин. Что он имеет в виду по поводу Блэйка? Вот дерьмо, он говорит о Колдере? Если это так, то получается, что Себастьян тоже служит в ВМС. Но почему он не сказал мне об этом? Почему, ты думаешь, он не сделал этого, дурочка? Он хотел трахаться. Но тогда, чего ради, вообще встречаться со мной сейчас? У меня нет ответов. Но это не меняет того факта, что, похоже, он уезжает, уходит. Так же как и все мужчины в моей жизни. Любой из них не стоит и выеденного яйца. К ним я не отношу дядю Джорджа, потому что едва ли знаю этого человека, моя тетя вышла за него замуж, пока я была в колледже. Но Себастьян отличается от всех, он совсем другой. Резкая боль пронзает мою грудь.

Его телефон сразу же звонит снова, посмеиваясь, он подносит трубку к уху.

— Эй, поговорим о сроках. Я как раз собирался позвонить тебе… Что? Господи! — он проводит рукой по коротко остриженным волосам, все его тело напрягается. — Я встречу тебя в больнице. Колд… — его голос звучит ободряюще. — С ним все будет в порядке.

Себастьян стоит несколько секунд, уставившись на дорогу, сжав телефон в руке, потом быстрым шагом направляется внутрь кафе.

Я наблюдаю через окно, как он говорит с девочкой подростком с конским хвостом, которая подошла к нему с меню и радостной улыбкой, оценивая его сверху вниз своим взглядом. Он отрицательно качает головой, когда она приглашает его присесть за пустой столик, затем Себастьян поднимает руку ладонью вниз, как бы показывая чей-то рост, мой рост. Девушка качает головой и выуживает из своего маленького кармана фартука блокнот с ручкой. Он пишет что-то, потом отдает ей записку с ручкой.

Я провожаю его глазами, когда он уезжает в серебристом спортивном автомобиле, беспокоясь из-за того, кто попал в больницу, и это тревожит мою совесть и мое сердце, которое ноет за нас. За упущенное время. И за мое дерьмовое прошлое.

Я понимаю, что вмешался случай. Я не пойду внутрь и не буду забирать записку с его контактной информацией. Будет лучше, если я не буду знать ее.

Сидя в машине, я достаю бумагу из моего бардачка и пишу записку. В ручке кончаются чернила, когда я решаю дописать что-то в конце. Ворча, я пытаюсь ее реанимировать, но потом роюсь в своей сумочке, пытаясь отыскать хоть какую-нибудь ручку, чтобы закончить записку. Я выуживаю зеленую.

— Превосходно Талия, — бормочу я, заканчивая писать. Кладу записку внутрь белой коробочки, затем запускаю двигатель и еду прямиком в поместье Блэйков.

Я не знаю дома ли Мина, единственное, что я в состоянии сделать — это попытаться.

К счастью, ее братьев нет, но когда дворецкий пытается дать мне отпор, чтобы я встретилась с Миной, я прошу его:

— Пожалуйста, скажите ей, что здесь Скарлетт, которая хотела бы увидеться с ней.

Мина радостно визжит, завидев меня в дверях. Она обнимает меня, ее длинные темные волосы развеваются на ветру.

— Я так счастлива увидеть тебя. Себастьян сказал, что ты должна была раньше уехать вчера ночью. — Она тянет меня за руку. — Проходи и давай поговорим.

— Я не могу остаться, Мина, — говорю я, радуясь, что мои глаза скрываются за темными стеклами очков, и она не видит слез, наполнивших мои глаза. — Я привезла это для Себастьяна. Ты можешь сделать так, чтобы он получил это?

— Конечно. — Она берет коробочку, затем затаенно улыбается.

— Я буду просматривать газету.

Я улыбаюсь и киваю.

— Не знаю, сколько времени потребуется, чтобы статью опубликовали, но я сделаю все от меня зависящее. И, Мина, пожалуйста, помни свое обещание: никогда никому не сообщать мое имя.

На ее лице меняются всевозможные выражения.

— Даже Себастьяну?

— Даже ему.

— Так мне следует сказать ему, что это от Скарлетт? — спрашивает она, указывая на белую коробочку.

Я киваю, она накрывает ее второй рукой.

— Гм, ты знаешь, может пройти некоторое время, прежде чем Себастьян получит ее.

Я стараюсь скрыть разочарование на своем лице.

— Понимаю.

— Я не знаю, вернется ли он сюда, пока не уехал. Он скоро снова будет переброшен... — она замолкает, потом сокрушенно вздыхает, пожимая плечами. — Кто знает на сколько? В последний раз его отряд «Морских котиков» отсутствовал в течение девяти месяцев.

— Отряд «Морских котиков»? — я не могу скрыть удивление в своем голосе.

— Да, он и Колдер вместе служат. Разве он не сказал тебе, что он «котик»?

Я медленно качаю головой. Только единственный человек, такой как Себастьян, настолько доминирующий в постели, мог занизить свой статус «смертоносная машина для убийств», назвав его просто «службой безопасности».

— Я понятия не имела.

Она кивает, и в ее глазах отражается гордость.

— Но не волнуйся. Я обязательно передам ему это, когда он вернется, — она переводит взгляд на окно, и любопытство отражается на ее лице. — А что там такое?

Я смотрю на простую белую коробочку, затем поднимаю взгляд на нее.

Радуга.

Продолжение следует…

×