Ставка на любовь, стр. 2

Вздохнув, Ник провел рукой по взъерошенным ветром волосам и принялся внимательно вглядываться во вновь прибывших пассажиров междугородных рейсов, надеясь увидеть наконец среди них Кьюби Торбетта.

И тут он увидел ее… В этот момент он разом забыл обо всем на свете.

Красивых женщин в Лас-Вегасе было почти так же много, как фишек для игры в покер. Поэтому Ник не должен был обратить внимание на еще одну красавицу, прибывшую в город междугородным автобусом. Но, странное дело, увидев ее, он не смог отвести взгляд в сторону.

Она была высокая и могла показаться излишне худощавой и по-мальчишески угловатой, если бы не пышный высокий бюст, дерзко натягивающий выцветшую красную блузку. Черты ее лица были абсолютно ординарными, но производили совершенно необыкновенное впечатление. Высокие славянские скулы, тонкий, чуть вздернутый нос и большой рот притягивали к себе словно магнитом глаза всех мужчин.

Порыв ветра принес с собой еще одну волну горячего воздуха, но Ник даже не почувствовал этого, равно как перестал замечать беспрестанно сновавших вокруг него людей. Он был целиком поглощен созерцанием черной косы незнакомки. Она, раскачиваясь, словно маятник часов, в такт ее шагам, то и дело задевала за накинутый на плечо ремень большой дорожной сумки.

Будучи владельцем и одновременно управляющим одного из самых старых и прибыльных казино в Лас-Вегасе, Ник Шено повидал немало обнаженных женских тел, поэтому теперь должен был бы остаться равнодушным к ее загорелой коже, видневшейся в прорехах на бедрах и коленях потертых джинсов. Однако, к немалому удивлению. Ник поймал себя на размышлении о том, была ли ее кожа такой же шелковистой на ощупь, какой казалась, и была ли она такой же загорелой в иных местах… Должно быть, он слишком долго пробыл на солнце, если принялся всерьез размышлять о совершенно незнакомой красотке в дырявых джинсах, только что сошедшей с междугородного автобуса.

Украдкой наблюдая за ней издали, Ник увидел, как она, подойдя к стенду с бесплатными буклетами местных клубов, казино и риэлторских агентств, стала перекладывать в сумку по одной брошюрке из каждой ячейки. Потом она подобрала со скамейки газету, оставленную там за ненадобностью прежним владельцем. Затем девушка увидела ряд игровых автоматов, и Ник еще внимательнее стал следить за ее действиями. Ему показалось, что он узнал неподвижный взгляд заядлого игрока, появившийся было на ее лице при виде автоматов. В этот момент она наклонилась и быстро подобрала с земли монету в четверть доллара, валявшуюся рядом с одним из автоматов. Ник был почти уверен, что теперь она опустит эту монету в специальную щель и станет завороженно глядеть на мелькающие символы до тех пор, пока игра не кончится. Каково же было его удивление, когда она ловким движением сунула монету не в щель автомата, а в карман собственных потертых джинсов. За всю свою жизнь в Лас-Вегасе ему еще не приходилось видеть такое! Она не стала играть!

— Так-так, — пробормотал Ник, — значит, твоя внешность обманчива, за ней кроется что-то иное…

Окинув взглядом толпившихся рядом с ней людей, Ник заметил мужчину, который тоже пристально наблюдал за девушкой, вероятно, считая ее легкой добычей. Неожиданно Ник почувствовал желание защитить незнакомку, укрыть от чужих нескромных взглядов и тут же поспешил уверить себя, будто это из-за того, что у него давно не было женщины.

Удивляясь самому себе. Ник на секунду задумался и потерял девушку из вида. Когда он осознал, что она исчезла из его поля зрения, его охватила легкая паника, чувство, которое едва ли было уместным в подобной ситуации. Первым порывом Ника было желание тут же бросить свою машину и отправиться на поиски незнакомки, однако прежде чем он успел осуществить это безумное намерение, она внезапно вынырнула из толпы спешивших покинуть автовокзал пассажиров и, отойдя чуть в сторону, принялась внимательно оглядываться по, сторонам. Заметив девушку. Ник внезапно испытал такое огромное облегчение, что даже рассердился на себя.

Она продолжала спокойно, с чувством собственного достоинства рассматривать окружавших ее людей и яркие указатели с названиями улиц, а Ник не мог оторвать взгляд от незнакомки, поразившей его необычным поведением. Наконец она, судя по всему, мысленно приняла какое-то решение и неожиданно двинулась в сторону машины Ника. Его сердце мгновенно наполнилось непонятной радостью, и он уже чуть было не замахал ей рукой, как вдруг вспомнил, зачем приехал на автовокзал. Он должен встретить Кьюби Торбетта, а не эту хорошенькую провинциалку в драных джинсах. Глубоко вздохнув. Ник опустился с облаков на грешную землю.

Но как только девушка подошла почти вплотную, все доводы разума были моментально забыты. Он негромко присвистнул, но когда она повернулась в его сторону, мигом забыл слова, что вертелись у него на языке, и непроизвольно вздрогнул. В ее глазах неправдоподобно яркого зеленого цвета было такое ледяное недоумение, какого Нику никогда не доводилось видеть в глазах иных женщин. Ее губы чуть улыбались, но глаза и сердце оставались холодными. В том не могло быть никаких сомнений. Это очевидное несоответствие заставило Ника не только задуматься о его причине, но и сделать то, чего он не делал уже несколько лет. Он попытался «подцепить» незнакомку.

— Только что приехали в Лас-Вегас? — нарочито небрежно поинтересовался он и увидел, как она медленно кивнула в знак утвердительного ответа.

— Совершенно верно, — негромко ответила она, оставаясь абсолютно невозмутимой, хотя на самом деле нервничала из-за того, что ей пока не удалось найти свободное такси. Она едва замечала Ника, потому что все ее мысли сейчас были заняты чеком на пять тысяч долларов, который она засунула в лифчик. Она с трудом подавляла желание проверить его целость и сохранность.

До сих пор она жила в полной уверенности, что, попади она в беду, на помощь ей придут ее сестры… и даже отец, сутками напролет игравший в карты и рулетку. Теперь же она осталась один на один со всеми своими проблемами. Джонни Хьюстона похоронили на прошлой неделе. Одна из сестер, которую звали Даймонд, должно быть, теперь уже в Нэшвиле с человеком, который пообещал сделать из нее звезду. Куин, самая старшая из трех сестер, сейчас тоже, наверное, в пути к новой, неизвестной пока жизни. Кто знает, пересекутся ли когда-нибудь пути сестер… При одной мысли о том, что она, вполне возможно, никогда больше не увидит Куин и Даймонд, Лаки чувствовала мучительную боль в сердце.

×