Недотрога, стр. 2

Послышался лай собаки. Алисия подняла голову и посмотрела в сторону дома. Ее девятилетний сын уже вскарабкался по сходням на причал в сопровождении своей неизменной спутницы, золотистой охотничьей собаки по кличке Сэди. Сэди пребывала в крайне возбужденном состоянии.

– Дедушка! – завопил Джастин еще на подступах к ним. – Я закончил собирать лодку, ту, которую прислал мне дядя Роби.

Сын увлекался моделированием. Все последние дни он корпел над сборкой очередной модели. Несколько месяцев тому назад сборочный комплект прислал Джастину брат Алисии. Предполагалось, что сборкой модели они займутся вместе, когда Роби выйдет на гражданку после службы в морской пехоте. Но Роби был убит в военных действиях на другом конце света, когда до истечения контракта оставалось всего лишь шесть дней. Всего лишь шесть дней, и он вернулся бы домой живым и невредимым. Какая ужасная несправедливость! Трудно смириться с такой нелепой смертью.

Да, за последние несколько месяцев удары сыпались на их семью со всех сторон. Можно сказать, земля закачалась под их ногами. Но Алисия старательно делала вид, что ничего страшного не происходит и она справится с любой бедой. Ведь именно этого ждали от нее близкие.

– Взгляни, дедушка! Я сам все сделал! – похвастался Джастин, протягивая деду готовую модель. Тот взял лодку и принялся внимательно рассматривать ее.

Джастин так похож на ее погибшего брата-близнеца, с горечью подумала Алисия, глядя на сына. Те же веснушки на щеках, золотисто-каштановые кудри, голубые глаза, которые сейчас светились откровенной гордостью за собственные успехи.

Впрочем, у нее самой глаза тоже голубые, такие же, как у Роби. Но в остальном они с братом были мало похожи друг на друга. Она – типичная блондинка, с копной золотистых кудрей, и никаких веснушек на загорелом лице. Да и ростом похвастаться не может. На фоне длинного, как жердь, Роби она всегда казалась малышкой. Алисия представила улыбающееся лицо брата и почувствовала, как больно заныло сердце. Почему-то в своих воспоминаниях она видела брата только улыбающимся: широкая белозубая улыбка, бездна обаяния, которым полнилась вся его личность. Да, он был именно таким – ярким, неординарным, светлым. Воистину, он был для их семьи солнцем. Но вот солнце померкло, и вокруг стало темно.

– Хорошая работа, – похвалил внука Джордж.

– Мама, можно, я испытаю ее на воде? – Мальчуган метнул на мать умоляющий взгляд.

– Уже поздно. А у тебя еще уроки не сделаны. Да и мне нужно приготовить обед. Завтра испытаем.

– Но мамочка! – Лицо мальчугана вытянулось от разочарования.

– Пусть испытает! – заступился за внука дед. – А уроки никуда не денутся.

Конечно, их двоих не переспоришь, подумала Алисия. Отец умел вступать в мужские коалиции, то с Роби, то с Джастином. И всегда против нее. Трудно все же быть единственной женщиной в доме, где полно мужчин. А уж сомневаться в мужских качествах отца не приходилось, да и брат был настоящим мужчиной. Конечно, она тоже росла сорванцом, но при том оставалась женщиной. Вот и сейчас Алисия почувствовала себя уставшей, вымотанной донельзя женщиной, у которой забот полон рот. Да и поводов для переживаний хватает. Так почему же она только что сказала им: «Хорошо! Будь по-вашему»? Ведь она же собиралась ответить «нет!».

Джастин опрометью бросился к берегу. Отец медленно побрел следом. Мальчик сел на корточки и спустил лодку на воду. Алисия услышала, как в офисе зазвонил телефон.

– Ступай ответь! – приказал ей отец. – А я пока присмотрю за Джастином.

Она бегом ворвалась в комнату и схватила телефонную трубку. Звонил Кейт Эндрюс, с которым она встречалась последние несколько месяцев. Кейт и его десятилетний сын Дэвид перебрались к ним в городок в сентябре, в самом начале учебного года. Кейт преподавал в школе историю, а еще тренировал футбольную команду старшеклассников. Дэвид учился в одном классе с Джастином, и мальчишки быстро сдружились. В свою очередь, и у Алисии с Кейтом обнаружились общие интересы. Правда, в последние несколько недель ей было не до свиданий.

– Наконец-то я до тебя дозвонился! Весь день названивал на твой мобильник, но он молчит.

– Извини! Я забыла подзарядить его.

– В последнее время это с тобой случается постоянно.

Что правда, то правда, подумала Алисия. Быть может, подобная забывчивость связана с тем, что ей не хочется ни с кем говорить. С кем хотелось бы, тех – увы! – уже нет.

– Что-то случилось? – равнодушно поинтересовалась она.

– Мне сказали, что у тебя в воскресенье день рождения. Ты ведь не соизволила посвятить меня в такие подробности своей личной жизни. Спешу пригласить тебя на ужин.

Вот вам и еще одна причина не заряжать мобильник! Разве ей сейчас до увеселительных мероприятий?

– Спасибо за приглашение, но мы ничего не празднуем. У меня сейчас не то настроение.

– Зато Джастин не против поучаствовать в нашей вечеринке.

– Понятное дело! Но мне претит сама мысль о том, что я стану отмечать день рождения, а брат его уже не отметит. Я вообще хотела бы вычеркнуть этот день из своей жизни.

– Понимаю. Тогда у меня к тебе еще одно предложение. Отпусти Джастина к нам на выходные. Пусть мальчишки нагуляются, а потом отоспятся всласть. Воскресенье – подходящий день для этого.

– А в школу не проспите в понедельник?

– Не волнуйся! Успеем, я сам отвезу ребят в школу. Мне очень хочется помочь тебе, Алисия, хоть самой малостью. С нашими парнями я управлюсь.

Что ж, идея неплохая, подумала про себя Алисия. Хоть один день ей не надо будет притворяться веселой и беззаботной, что она постоянно делает ради сына.

– Звучит заманчиво, – обронила она вслух. – Но для начала приходите с Дэвидом сегодня вечером к нам на ужин. Тогда и обсудим наши планы на выходные. Насколько мне известно, в субботу начинается фестиваль, посвященный празднику города и началу весны. Наверняка мальчики захотят поучаствовать в разных состязаниях и конкурсах. – Алисия услышала громкий лай собаки и крики с берега. – Прости, мне надо идти. Поговорим позже, ладно?

Она повесила трубку и заторопилась к реке. Отец вскарабкался на одну из прибрежных скал, Сэди заливалась громким лаем, а Джастин…

Кровь ударила в голову. Джастин на животе подполз к самому краю огромного валуна, пытаясь поймать лодку, которую бурным течением реки стремительно уносило прочь от берега.

– Джастин! Немедленно слезь! – громко закричала Алисия, свирепо зыркнув в сторону отца. – Зачем ты разрешил ему взбираться туда? Ты же знаешь, что многие валуны легко скатываются вниз, прямо в реку.

– Он сам сиганул. Я и глазом не успел моргнуть, как он уже сидел наверху.

Так уж и не успел, раздраженно подумала Алисия. Папина методика воспитания была ей хорошо известна: мальчишки должны расти настоящими мальчишками.

– Немедленно слезай! – снова приказала она Джастину. – Тебе ведь хорошо известно, я не разрешаю лазать по прибрежным скалам.

– Мамочка! Но надо же как-то спасти лодку! – взмолился мальчуган. – Ведь это же подарок дяди Роби! Я не могу потерять его!

На лице сына отразился страх. Он действительно боялся лишиться последнего подарка от своего любимого дяди.

– Я сама вытащу лодку из воды! – решительно сказала Алисия. – А ты слезай. Только, смотри, осторожно!

Она сбросила туфли, закатала джинсы и, схватив палку подлиннее, устремилась к воде. Не мешкая, она шагнула в реку: холодная вода обожгла ступни ног. Вода бурлила, обдавая ледяными брызгами голые щиколотки. Алисия сделала глубокий вдох и вдруг почувствовала необъяснимый ужас. Она замерла в оцепенении, не в силах пошевелиться. Что это? Откуда этот панический страх? Ведь она – отличная пловчиха, да и реку знает как свои пять пальцев. Чего же она боится?

Она услышала, как кричит Джастин, отчаянно умоляя ее поспешить. Лодку уносило все дальше и дальше от берега. Сэди своим лаем пыталась перекрыть крики сына. И отец тоже что-то кричал Алисии, а она продолжала неподвижно стоять в воде, чувствуя, как бешено колотится в груди сердце.

×