Корина и людоед, стр. 2

Глава 1. Детство Людушки

В Голубой стране, в глухом, темном лесу, неподалеку от дороги из желтого кирпича, стоял старый замок. Он был огорожен высокой каменной стеной. Вдоль стены шел глубокий ров, наполненный мутной болотистой водой. Ее покрывал толстый слой зеленой ряски. Через ров был перекинут широкий мост из толстых дубовых досок. Этот мост мог подниматься и опускаться на длинных железных цепях с помощью лебедки.

Когда-то много веков назад этот замок принадлежал витязю Фараху, одному из самых отважных воинов армии чародея Торна. Фарах был правителем Голубой страны. Ее жители души не чаяли в своем могучем правителе, но немного побаивались его. Ведь они были такими маленькими и слабыми по сравнению с могучим великаном!

Больше двадцати лет Фарах странствовал по Голубой стране, защищая Мигунов от чудовищ Подземного царства. Наконец, он устал от кочевой жизни, и ему захотелось заиметь свой собственный дом.

Однажды Фарах ехал на коне по дороге из желтого кирпича и увидел вдали широкое холмистое поле и живописное озеро. Это место так пришлось витязю по душе, что он воскликнул: “Вот где я хотел бы прожить остаток своей жизни! А не построить ли здесь замок? Хм-м… но когда мне заниматься стройкой? Ведь я должен охранять страну от врагов…”

Голубую страну населяли Жевуны, работящие, но очень робкие маленькие человечки. Прознав про желание своего правителя, они с готовностью предложили Фараху взять все хлопоты по постройке замка на себя. Они подробно расспросили витязя, каким бы тот хотел видеть свое жилище, и принялись за работу. Вскоре рыцарский замок с тремя каменными башнями был построен.

Но Фараху недолго пришлось пожить в своем замке. Злой колдун Пакир из Подземного царства собрал большое войско из страшных чудовищ, и попытался завоевать Волшебную страну. Главная битва произошла в Фиолетовой стране, возле Горы Трех Братьев. Армия Торна одержала там трудную победу, и Пакир с остатками своего войска вынужден был бежать в Подземное царство. В этой великой битве погибло много славных витязей, в том числе и бесстрашный Фарах.

Узнав о гибели Фараха, Мигуны очень огорчились. Они сняли свои остроконечные шляпы с серебяными колокольчиками, и горько заплакали. А потом выбрали нового правителя, самого мудрого Жевуна по имени Когид. В Голубой стране не было дворцов, и потому Жевуны предложили Когиду поселиться в замке погибшего витязя. Но тот покачал головой и сказал:

— Нет, друзья. Великий Торн очень переживает гибель своего лучшего воина и самого близкого друга. Торн бы не одобрил, если бы я, простой Жевун, самовольно поселился бы в рыцарском замке. Давайте лучше построим новый город в самом центре Голубой страны. Пусть он станет нашей столицей!

Жевуны очень обрадовались. Они побаивались замков и крепостей — а в те далекие времена в Голубой стране их было предостаточно. То ли дело, когда их новый правитель будет жить в таком же доме с высокой конической башенкой, как и все остальные Жевуны — ну разве что немного побольше и покрасивей.

Коротышки с энтузиазмом взялись за работу, и через полгода столица была построена. Поначалу ее назвали просто Голубой город, но после смерти Когида один юный Жевун предложил назвать столицу его именем. Так на карте Волшебного края появилась Когида, которая существует в Голубой стране и поныне.

А что же замок Фараха? Откуда-то пошел слух, что там поселилось страшное и злое чудовище. Верно это было или нет, никто не знал, поскольку с тех пор Жевуны стали обходить это место стороной.

Прошли века. Поляна вокруг замка заросла высоким лесом, озеро превратилось в болото. Вьющиеся растения заполонили двор замка, и оплели его башни так, что те стали походить на зеленые холмы.

Однажды в те места забрел Людоед. В молодые годы он служил в гвардии Пакира, а после разгрома армии Подземного царства трусливо бежал и спрятался в лесу. Воины Торна долго пытались его изловить, но уж больно хитер оказался Людоед! Он бродил по самым темным и глухим лесам Волшебного края, и ни на одном месте не задерживался больше недели. Попробуй его поймай!

Увидев заброшенный замок, Людоед очень обрадовался.

— Наконец-то я нашел для себя подходящий дом! — хриплым голосом вымолвил он. — Кажется, это замок Фараха, я про него слышал от болтливых сорок. Значит, я забрел в Голубую страну? Очень хорошо! Жевуны — самые трусливые коротышки на свете. Они никогда не осмелятся напасть на такого сильного и свирепого Людоеда, как я. Да и кого мне теперь бояться, а? Торн, говорят, недавно куда-то исчез, а его воины все до единого перемерли от старости. Люди вообще мало живут, всего один век. А вот я уже прожил триста лет, и проживу еще тысячу, если меня никто не съест. А кто же меня может съесть? Только Людоед. Но я-то и сам Людоед! Не могу же я съесть сам себя, правильно? Значит, и опасаться мне некого!

Людоед прошел по подвесному мосту во двор замка и принялся за работу. Целую неделю он очищал три каменные башни от вьющихся растений. А потом поселился в центральной башне, и стал жить припеваючи.

Днем Людоед любил поспать, а по ночам выходил на охоту. Он нападал на лесных зверей, и питался ими. Иногда ему под руку попадались и Жевуны, которых безжалостный злодей обычно съедал на десерт вместо пирожных.

Вскоре по всей Голубой стране разнеслась весть о том, что в бывшем замке Фараха и на самом деле живет какое-то большое и страшное чудовище. Жевуны несколько раз собирали войско, чтобы прогнать Людоеда, но каждый раз, вдоволь покричав и помахав мужественно кулаками, затем успокаивались и мирно расходились по домам.

Людоед жил сытно, но скучно. Так прошло еще несколько веков. Однажды, блуждая по окрестным лесам, он увидел молодую Людоедиху.

— А ты откуда взялась, красавица? — спросил обрадованно Людоед.

— Я родилась в Подземном царстве, на острове Пакира, — ответила Людоедиха, смущенно потупив круглые словно у рака глаза.

Людоед даже ресницами захлопал от удивления.

— Вот как! Выходит, колдун не погиб в той битве возле Горы Трех Братьев?

— Нет, Пакир жив-живехонек. Он же бессмертный! Но вот выбраться из подземелья не может, так как волшебник Торн заколдовал свод подземной пещеры. Как не велика колдовская сила Пакира, пробиться на поверхность он пока никак не может.

×