Имаджика, стр. 266

Клем раскрыл объятия, и Понедельник радостно кинулся ему на грудь.

– Я думал, вы с Милягой ушли навсегда, – сказал Клем.

– Босс и вправду слинял, – ответил Понедельник.

– Я догадывался об этом, – сказал Клем. – Тэй ушел за ним следом. И призраки тоже.

– Когда это было?

– На Рождество.

Зубы Джекина выбивали мелкую дробь, и Клем проводил его к огню, который он растапливал мебелью. Подбросив пару ножек стула, он предложил Джекину подсесть поближе и немного отогреться. Тот горячо поблагодарил и последовал его совету. Понедельник же оказался крепким орешком. Вытащив из стоящего неподалеку ящика бутылку виски, он сделал несколько изрядных глотков и принялся расчищать комнату. Оттаскивая стол в угол, он объяснил, что им понадобится место для работы. Освободив пол, он расстегнул куртку, вытащил из-за пазухи милягин атлас и бросил его на пол перед Клемом.

– Что это? – спросил тот.

– Карта Имаджики, – ответил Понедельник.

– Это Миляга сделал?

– Да.

Понедельник опустился на корточки и достал из атласа все карты, а обложку протянул Клему.

– Там записка, – объяснил он.

Пока Клем изучал те несколько слов, которые Миляга нацарапал на форзаце, Понедельник принялся раскладывать листы на полу, располагая их так, чтобы получилась одна огромная карта. За работой он продолжал болтать, излучая свой всегдашний энтузиазм.

– Знаешь, чего он хочет от нас, а? Он хочет, чтобы мы нарисовали эту карты на каждой трахнутой стене! На каждом тротуаре! У себя на лбу! Везде и всюду.

– Серьезная задача, – сказал Клем.

– Я помогу вам, чем только смогу, – отозвался Чика Джекин.

Он встал от огня и подошел к Клему, чтобы иметь возможность созерцать возникший у них на глазах узор.

– Но ты ведь не только за этим сюда притащился, а? – спросил Понедельник. – Ну, скажи честно.

– Это правда, – ответил Джекин. – Я вообще-то хочу найти себе жену, но это может подождать.

– Еще бы! – сказал Понедельник. – Вот наша работа, и нам ее хватит надолго.

Он выпрямился и шагнул за пределы круга, образованного милягиными листами. Перед ними была Имаджика или, вернее, та крошечная часть ее, которую довелось увидеть Примирителю. Паташока и Ванаэф, Беатрикс и хребты Джокалайлау, Май-Ке, Колыбель Жерцемита, Л'Имби и Квем, Постный Путь, Дельта и Изорддеррекс. А дальше – перекресток и пустыня, по которой шла одна единственная дорога, ведущая к границам Второго Доминиона. По другую сторону этих границ страницы были практически пусты. Картограф пометил полуостров, на котором он сидел, а дальше просто написал: «Здесь начинается новый мир».

– А здесь, – сказал Джекин, наклонившись, чтобы указать крест на краю мыса, – здесь закончилось странствие Маэстро.

– Там его могила? – спросил Клем.

– О, нет, – ответил Джекин. – Он ушел в такие места, откуда наша жизнь покажется всего лишь сном. Он вышел из круга, понимаете?

– Нет, не понимаю, – сказал Клем. – Если он вышел из круга, то куда же он исчез? Объясните мне, куда они все исчезли?

– Они вышли из круга, чтобы войти в него, – сказал Джекин.

На лице Клема появилась робкая улыбка.

– Можно мне? – сказал Джекин и, выпрямившись, взял у Клема последнее послание Миляги. Вот что там было написано:

«Друзья, Пай здесь. Я нашелся. Прошу вас, покажите эти странички миру, чтобы любой путник смог найти дорогу домой».

– Что ж, по-моему, наш долг ясен, джентльмены, – сказал Джекин. Он вновь наклонился, чтобы положить записку Миляги в центр круга, нанося на карту то царство духов, куда ушел Примиритель. – А когда мы исполним его, то у нас под рукой всегда найдется карта, которая укажет нам путь. И мы пойдем за ним следом. В этом нет никаких сомнений. Все мы пойдем за ним следом, один за другим.

×