Доктор Web для молодого вампира, стр. 2

Глава вторая

Жила Мульти как и в школьные времена, в жуткой трущобе — пятиэтажной облупившейся общаге. Правда, в прежние времена на первом этаже в будочке сидела комендантша Анна Францевна, вредная старушенция старой закалки. Так вот, она железной рукой правила в этом заведении. Меня она страшно не любила, и я, нанося визит Мультику, старалась мышкой прошмыгнуть мимо нее на лестницу. Иногда это удавалось, в противном случае меня ловили за ухо и пытали о цели визита. А какие у меня могли быть цели? Домашнее задание по математике списать да одежки куклам пошить — у Мультиковой матери была старая зингеровская швейная машинка, и мы втихушку ей пользовались.

Кроме меня комендантша еще не любила алкашей и старалась им всячески напакостить. В одиннадцать вечера она запирала избушку на клюшку, открывая двери ровно в семь утра. Так вот, немало подвыпивших мужичков провели ночь, кукуя под родными окнами, так как Францевна внезапно «теряла» ключи от парадного входа, а черный она собственноручно давным — давно намертво заколотила досками.

Справедливости ради стоит отметить, что на подоконниках лестничных площадок при комендантше стояли комнатные цветы в горшочках, стены были аккуратно побелены, а каменный пол — чисто вымыт. Теперь же будочки комендантшиной не было и в помине — половина народа расселилась по новым домам, а оставшимся местный ЖЭК сделал царский подарок, перепланировав отдельные комнаты в двух — и трехкомнатные квартиры, упразднив этим общагу. Анна Францевна уехала к дочери, а жильцы на радостях тут же загадили свой дом.

Я, осторожно ступая, дошагала до пятого этажа и задумалась — стоит ли мне заходить, или все же смыться по—тихому. Дело в том, что у Мультика в квартире явно кого-то убивали — вопли стояли такие, что у меня уши в трубочку завернулись. Однако и уезжать вот так просто — было как—то не по-товарищески.

Тут крики перекрыл раздраженный Мультиковский вопль:

— Да заткнетесь вы сегодня или нет? Башка уже от вас трещит!

В квартире убивать перестали, и я решилась. Интеллигентненько, очень тихо, я пару раз царапнулась в дверь — авось не услышат? Тогда мне можно будет ехать с чистой совестью обратно.

Однако не тут-то было! Дверь мгновенно распахнулась, Мультик схватила меня за руку и проворчала:

— Тебя как за смертью посылать! Чего тащилась как черепаха?

— Черепахи вообще-то стремительные и матерые звери, просто суету не уважают, — огрызнулась я. — Пошли, что ли?

— Да проходи пока, мне сумку собрать надо, — ответила Мульти.

В гостиной меж тем разыгрывалась драма.

Ленка, вся зареванная, наскакивала на своего Олега:

— Да что ты мне тут плетешь, если я сама видела, как ты с Маринкой обжимался! — кричала она, и слезы лились по ее лицу в три ручья.

— Ленка, тебе показалось, лучше заткнись, — сквозь зубы отвечал ей Олег.

— А что заткнись? — рыдала она. — Я тут тебя весь день ждала, курицу запекла, а ты там…

Мульти, не обращая внимания, сноровисто вытянула из-под дивана вместительную спортивную сумку и принялась беспорядочно запихивать в нее приличную кучку одежды. Похоже, она ко мне в гости минимум на месячишко собиралась.

— Давно это они так? — шепотом спросила я ее, опасливо косясь на Олега, явно сдерживающегося из последних сил.

— Часа два, — отмахнулась от меня подружка, усердно набивая сумку.

— Они хоть друг друга не поубивают?

— Да не, — отмахнулась она, — Олег Ленку сильно любит, ты не смотри!

Мультику я в этом вопросе доверяла. Сестрички были крайне меж собой дружны, и почуй Наташка, что Ленке грозит хоть малейшая реальная опасность — Олег был бы давно вышвырнут из дома как нашкодивший котенок. Мульти — она суровая, у нее не забалуешь.

И раз говорит, что Олег Ленку не тронет — значит, так и есть.

Но не успела я так подумать, как Ленкины рыдания перекрыл мощный рык.

— Ленка, тварь! — взревел Олег. — Я тебя люблю, и ничего тебе не сделаю, но вот сестричка твоя любимая за тебя пострадает! Будешь знать, как под шкуру лезть!!!

И я как в замедленной съемке, вся закаменевшая от ужаса наблюдала, как Олег, с белыми от бешенства глазами, схватил висящий на стене дробовик и горсть маленьких горошин полетела в Мульти, впиваясь в ее кожу. Мульти еще успела обернуться, в ее глазах еще успело волной всплеснуться безграничное удивление и она, тонко вскрикнув, мешком осела на пол.

На несколько секунд в комнате воцарилась звенящая тишина. Мозг еще не успел осознать то, что на моих глазах только что убили подругу, и я тупо пялилась на несчастную Березнякову.

— Ах ты гад! — разорвал тишину вопль рванувшейся к Олегу Ленки. Я встряхнулась и кинулась к Мультику.

Быстро схватила ее за безжизненную руку, пустила Силу в ее тело, просканировала и облегченно вздохнула — Наташка была жива, хотя без сознания и ранена.

И тут грянул новый выстрел.

Тело действовало быстрее меня. Я упала прямо на Мульти, пытаясь просочиться сквозь нее, пол, и очутиться отсюда подальше.

Мульти застонала и открыла глаза.

— Ты, корова, слезь с меня, — были ее первые слова после воскрешения.

Я осторожно сползла с нее, обернулась и замерла в некотором шоке — Олег зажимал руками живот, а рядом стояла растерянная Ленка с ружьем наперевес.

— Блин! Вы что тут, с ума посходили! — заорала я. — Наташку надо срочно в больницу!

— Я отвезу, — глотая ртом воздух, сказал Олег.

— Отвозильщик, блин! Самого кто бы отвез! — вопила я, чуть не плача. Надо ж было так влипнуть, а у меня и машины сейчас нет.

— Да не, все нормально, — кое — как выговорил Олег. — Она в потолок выстрелила, меня лишь немного рикошетом зацепило, так что собирай Наташку, во вторую городскую повезем.

И мы выдвинулись в больницу. Я, прочти пришедший в себя Олег и Мультик, которая то и дело теряла сознание. На Ленку я рявкнула, чтобы она сидела дома и не путалась под ногами — только нового смертоубийства мне не хватало.

Не успели мы выйти на лестничную площадку, как открылась соседняя дверь и молодая светловолосая девчонка хмуро спросила:

— У вас стреляли, что ли?

— Неее, — замотал головой Олег.

×