Тайна шотландской принцессы, стр. 1

Карен Хокинс

Тайна шотландской принцессы

Глава 1

Из дневника Майкла Херста, знаменитого путешественника и египтолога

«Наконец у меня есть полная карта – та самая, что приведет к амулету Херстов, украденному из нашей семьи несколько столетий тому назад. Я был уверен, что карта станет последним ключом, который откроет нам дверь к месту нахождения амулета. Был уверен, пока моя помощница, несравненная мисс Джейн Смит-Хоутон, не сделала следующего замечания, о котором ее никто не просил: «В чем вы абсолютно не сведущи, так это в нюансах картографии». Ее неверие в мои познания в этой области непоколебимо, и теперь я вынужден доказывать свою состоятельность. Поэтому я обратился к известному эксперту. Как только получу подтверждение тому, что мои предположения верны, мы продолжим поиски амулета. Потом, конечно, я перестану изводить Джейн насмешками за ее сомнения в моих глубоких и безошибочных способностях разбираться в картах».

* * *

Майкл Херст не обратил внимания на гул, пробежавший по бальному залу при его появлении.

– Вот дураки, – пробормотал он и потянул за узел шейного платка, пытаясь его ослабить.

Сестра Мэри укоризненно на него посмотрела.

– Оставь галстук в покое.

– Он меня душит.

– Это модный галстук, а ты должен выглядеть респектабельно. – Заметив его сердитый взгляд, она добавила: – Майкл, в этом зале полно людей, которые могут вложить деньги в твои экспедиции.

«От них одна головная боль», – подумал он, а вслух раздраженно произнес:

– Я ведь пришел сюда, не так ли? Где тут, черт возьми, буфет? Если уж мне придется общаться с этими мартышками, я должен сначала выпить!

– Они не мартышки, а привлекательные женщины, которые… – Мэри осеклась, заметив выражение лица брата. – Хотя, возможно, спиртное поднимет тебе настроение. Леди Белфорт обычно устраивает буфет около библиотеки.

Майкл едва успел сделать шаг в нужную сторону, как дамы мгновенно устремили взоры на него, пытаясь скрыть свое любопытство за веерами, которыми стали отчаянно обмахиваться.

– Да поможет мне Ра [1], – сквозь зубы процедил Майкл. – Им что, делать нечего, кроме как пялиться на меня?

– Ты же знаменитость, – спокойно пояснила Мэри.

– У меня нет ни малейшего желания быть знаменитостью.

– Но ты знаменитость, поэтому придется с этим смириться. – Сестра положила ладонь ему на руку. – Просто улыбайся и кивай. Тогда мы быстро проберемся сквозь толпу.

– Улыбка не поможет, а вот это – да. – Он грозно сдвинул брови и с удовлетворением отметил, как разноцветные веера замерли.

– Майкл, ты не должен…

Он твердо взял сестру за локоть и повел к буфету, не забывая хмуриться при виде тех ретивых мисс, кто еще не оставил надежду приблизиться к нему. Девицы краснели и поспешно отходили в сторону.

– Если будешь продолжать в том же духе, мы никогда не найдем спонсора. Эти дамы – дочери и сестры богатых людей, которые могли бы помочь снарядить твои экспедиции! – со вздохом сказала Мэри.

– Они пустоголовые вертихвостки, и я отказываюсь потворствовать их уловкам.

Тут одна из мисс нахально ему подмигнула. Майкл застыл.

– Господи, куда подевалась женская скромность, пока я был в египетской пустыне?

– Уместнее спросить, куда подевались манеры джентльмена?

– Я оставил эти бесполезные навыки на тростниковых берегах Нила, – в тон сестре ответил Майкл. – И правильно сделал.

Мэри с кислым видом смотрела на него.

– Братья правы: ты превратился в дикаря.

– Почему? Потому что я делаю и говорю то, что следует?

– Нет, потому что ты несешься по жизни не останавливаясь и не задумываешься о последствиях своих слов и поступков. Я…

Перед ними появилась молодая особа лет семнадцати, высокая, с большим носом и рыжими локонами, в которых торчали перламутровые шпильки. За ее спиной столпились другие юные девицы.

– Мистер Херст! Как приятно снова вас увидеть! – Последовал глубокий реверанс, а широкая улыбка свидетельствовала о том, что от него ожидается такое же проявление радости.

Майкл приподнял бровь, но ничего не сказал.

Щеки у девушки сделались пунцовыми, она поджала губы, но тут же деланно улыбнулась:

– Я мисс Лидия Лейтем. Мы встречались на вечере у леди Маклейн.

Майкл пристально смотрел на мисс Лейтем, которая протянула ему руку.

Мэри больно ткнула его локтем в бок. Он охнул и сердито взглянул на сестру.

– В чем дело?

Она наклонила к нему голову и еле слышно прошептала:

– Я сейчас перед всеми наступлю тебе на ногу, если ты не возьмешь ее руку и хотя бы не притворишься джентльменом.

Майкл вдруг вспомнил, что однажды, когда они были детьми, Мэри столкнула его в пруд с холодной водой всего лишь за то, что он посмеялся над ее новой прической. Конечно, тогда она была девочкой и куда меньше обращала внимание на то, что думают другие о ее поведении. Интересно, неужели она действительно способна устроить сцену прямо сейчас? Стальной блеск в глазах сестры подтвердил его опасения.

Поморщившись, Майкл повернулся к девушке, взял протянутую руку, задержал в своей ровно на секунду и отпустил.

– Мисс Лейтем, здравствуйте, – произнес он без какого-либо намека на радость.

А мисс Лейтем засияла, словно он высыпал к ее ногам бочонок золотых монет.

– Я знала, что вы меня вспомните! Мы с вами долго обсуждали Розеттский камень.

– Да? – скучающим тоном буркнул он.

– О да! Я читаю каждое написанное вами слово.

– Сомневаюсь. Если только вы не пробрались ко мне в спальню и не заглянули в мои дневники. Я абсолютно уверен, что, кроме меня, их никто не читал.

Мэри на него шикнула, но Майкл не придал этому значения.

Лицо мисс Лейтем стало багровым, и она испуганно зачирикала:

– О… нет-нет! Я никогда ни за что на свете не войду в спальню к мужчине.

– Тем хуже для…

– Майкл! – поспешно одернула его Мэри, пронзая брата уничижительным взглядом и одновременно любезно улыбаясь высоконравственной мисс Лейтем. – Мой брат хочет сказать, что статьи, напечатанные в «Морнинг пост», – это лишь малая толика из написанного им. Он автор многих научных трудов по артефактам, найденным в руинах, которые он раскопал, и…

– И автор дневников, – добавил Майкл.

Одна из девиц, смотревшая на него, как на сладкий пирог, стиснула ладони и проникновенно произнесла:

– Никогда не была знакома с мужчиной, который ведет дневник.

– И со сколькими мужчинами вы были знакомы? – раздраженно осведомился Майкл. Не хватало еще, чтобы его стали восхвалять за такое обыденное занятие, как ведение дневника.

Мэри сверкнула на него свирепым взглядом, словно опять собиралась столкнуть в пруд.

– Если ты будешь продолжать вести себя подобным образом, тебя никто никуда не пригласит, – прошипела она.

– Ерунда. Они слишком глупы, чтобы во всем разобраться, – заверил он ее sottovoce [2].

И в доказательство его слов еще одна девица – на этот раз с русыми волосами и выступающим подбородком – дерзко заявила:

– Мистер Херст, осмелюсь предположить, что наши вечера кажутся вам незначительными и навевают скуку.

– Да, это так.

Юная мисс не поняла, что он находит вечера скучными именно из-за таких разговоров, и торжествующе оглядела подруг.

– Я так и знала! Бал – это слишком обыденно! Ведь он боролся с крокодилами и…

– Подождите! – нахмурился Майкл. – Вы сказали «боролся с крокодилами»?

– Да… – Увидев его недоумение, девушка уточнила: – Вы написали об этом в «Морнинг пост» как раз в прошлом месяце.

Мэри поспешно убрала руку с руки брата.

– Прошу прощения, – сказал Майкл глупышке инженю и повернулся к сестре, которая попыталась протиснуться сквозь толпу гостей, но ей это не удалось, поскольку все обступили Майкла, желая услышать, что он скажет.

×